dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

И о кино (о том самом фильме)

Фильм об убийце Ицхака Рабина: скандал в Израиле до премьеры

Документальная картина Герца Франка и Марии Кравченко "На пороге страха" об убийце Ицхака Рабина будет показана в Израиле 8 июля, но уже вызвала там огромный скандал.

Опять сработало сакраментальное: "Я фильма не видел, но осуждаю". В тоталитарной стране подобная позиция провоцируется властями, являясь четким индикатором их трусости, а в демократической - немедленно, до оценки художественных достоинств - говорит о градусе темы, о готовности публики смотреть и создавать свое мнение.





Немудрено. История беспрецедентная. И лишь на первый взгляд - политическая.

4 ноября 1995 года в Тель-Авиве, после выступления на многотысячном митинге в поддержку Норвежских соглашений и мирного процесса, был убит премьер-министр Израиля Ицхак Рабин. Стрелял в него 25-летний Игаль Амир, ультраправый националист. Из идейных соображений. Приговорен к пожизненному заключению в одиночке. Не раскаялся: "Сделал это ради бога и народа".

В 1997-м Амиру разрешили переписку с Ларисой Трембовлер, историком, репатрианткой из СССР, они прежде были знакомы. "Хотелось просто поддержать человека", - говорит Лариса. В итоге - не похожая на сумасшедшую, однако, определенно человек "глубже обыденного", замужняя дама и мать четверых детей разводится, добивается встреч с Амиром.

В 2004-м регистрируется их брак. В 2007-м Лариса рожает сына.

Повторю: от убийцы. В стране, где слишком хорошо знают, что такое нападения экстремистов. Принадлежа к народу, у которого особая история, особый менталитет, свои отношения с богом.

Стоит ли говорить, под каким надзором все эти годы развивались события. И как поляризовано общество относительно этого случая.

Герц Франк

Классик рижской и советской документальной киношколы жил в Иерусалиме с 1993 года, работал в Израиле и Латвии, не терял связей с российскими коллегами и фестивалями. Герца (все называли его так, несмотря на возраст) любили и ценили: заслужил мастерством, бесстрашием, мудростью.

Франк не профессионально, а всесоюзно знаменит с 1987-го. Перестроечные газеты тогда целые полосы отдали его фильму "Высший суд. Киноматериалы" - интервью с осужденным убийцей Валерием Долговым и размышлению о его судьбе и участи.

В 1989-м столь же резонансны его (совместно с Владимиром Эйснером) "Жили-были "Семь Симеонов" - о музыкантах, матери и детях Овечкиных, пытавшихся угнать самолет на Запад из СССР.

Впоследствии несколько фильмов он посвятил своей жизни и Холокосту.

Рождение и смерть тела и духа – отдельной личности, всего народа - занимали Герца всегда.

Еврейство, в том числе – раннее обучение в религиозной школе, придавало взгляду режиссера особый обертон. Думаю, он не до конца постижим людьми иной религиозной традиции, но уровень авторской мысли и чувства, безусловно, внятен любому, кто не зашорен сам. И кто умет смотреть документальное кино.

null

В 1997-м Игалю Амиру разрешили переписку с Ларисой Трембовлер

Франк профессионально вникал в историю Амира и Трембовлер около десяти лет. Собирал материал, снимал Ларису и ее сына своей маленькой камерой. Шли годы, он болел; примерно с 2010-го в работе ему помогали живущие в Израиле режиссер Мария Кравченко (родом из Чечни, известна фильмами "Собиратели теней" и "Части тела") и ее муж Сергей (сотрудничал с Герцем на его последнем самостоятельно завершенном фильме "Вечная репетиция" о театре "Гешер", получившем приз за лучшую режиссуру на Festival Dei Popoli во Флоренции, 2008).

Тогда же подключился латвийский продюсер Гунтис Тректерис; позже – российский продюсер Виталий Манский. Картину поддержали латвийские Национальный киноцентр и Фонд "Культурный капитал", европейская MEDIA Programme, Министерство культуры России.

Герц Франк пережил два инфаркта и инсульт, скончался в марте 2013-го. Мария Кравченко как автор сценария и сорежиссер завершила работу – поистине без швов. Убедив даже опытных зрителей, что это фильм Герца, деликатно и точно отдав дань его собственной личности.

И не побоялась включить в картину кадры размышлений Герца об истории Игаля и Ларисы: "Надо ли было вторгаться документальной камерой в эту сложную жизнь? И получится ли что-нибудь художественное из того, что мы делаем? Но не в моих силах отказаться. Это значит сказать, что я больше не живу".

Сумасшедшая или героиня?

"Во всей этой истории многое основано на страхе, тема превратилась в табу, люди боятся приближаться, в том числе и сочувствующие", - говорит Лариса. Потом добавит: самой было очень страшно - во что втянула своих детей…

Хроника событий, колючая проволока у тюремных стен, бесконечная дорога, город вдали, газетные заголовки и карикатуры, камни и облака израилевы, кадры видеонаблюдения в камере Амира – "самого охраняемого заключенного страны". Рассказы и реплики Ларисы о происходящем. Бывший муж Вениамин. Слова ее детей, а у дочерей заретушированы лица – их же ненавидит полстраны; впрочем, есть и сторонники. После каждого поворота событий – мнения людей на улице: "она помешавшаяся", "она – героическая", "я бы ее убил", "как я могу судить любовь?"

null

В 2004-м Лариса Трембовлер вышла замуж за Амира. В 2007-м у них родился сын

Родители Амира, адвокат его семьи. Адвокат Трембовлер: "Большинство считает, что закон выше морали. Но есть люди с индивидуальной моралью, они готовы заплатить цену… Игалем двигала не ненависть, не жажда мести. Он убил потому, что твердо верил: иначе Израиль погибнет".

Демонтаж поселения. Танк. Глаз лошади. Колючая проволока. Мак. Старик поливает сад.

Герц в машине с Марией: "Израиль - место пересечения большой политики. Каждый кусочек земли здесь спорный. Только по библейскому статусу Израиль может существовать. Посмотришь на эти камни - за что воевать? Но воют не за камни. А за право жить на своей земле. Вот в чем вся штука".

Право на уединение

Дикторы телевидения на весь мир объявляют вердикты Управления тюрем, Службы безопасности, Верховного суда… – дозволяется или нет встреча, телефонный разговор, взяться за руки, свидание. Идут годы. "Сегодня Ассоциация по правам человека заявила следующее: каждый заключенный имеет право на брачный союз… В парламент поступил законопроект, который мог бы предотвратить свадьбу…".

Человек: "Убийцы не имеют право на уединение, не имеют права создавать новую жизнь".

Диктор: "Государство признало брак… после жалобы в Верховный суд. Но сначала брак признал Высший раввинатский суд…"

Амир: "Вы можете мне поставить прослушку прямо в простынях, но позвольте мне уединиться с моей супругой".

Лариса: "Мы пара, мы хотим детей. Превратите нас в жертвы, издевайтесь над нами. Но рано или поздно правда выйдет на свет".

Адвокат: "… знает каждый житель этой страны: брачный союз и право на уединение являются основными правами человека".

Диктор: "Их свидания угрожают государственной безопасности, просьба об интимном свидании отклонена…"

Подлинный саспенс, хотя зритель уже знает, что ребенок родился.

Зритель следит за ходом основной мысли Франка: преступник – тоже человек. Лишь она поймана, абсурдно несовершенным выглядит уже само общество. Как оно выкрутится из ситуации?..

Конечно, фильм больше, чем социален. Несколько раз мы видим сына Игаля и Ларисы – Инона, в переводе с иврита – "Мессия, предвещающий мир". Отцу разрешено звонить ребенку, и мальчик слушает разные истории. О том, что незачем жить, если ты одинок. О Моисее и бесстрашии. О ласточке и ее детках. Завет: "Надейся на Единственного и никого не бойся".

Прохожий: "Его будут проклинать и травить… когда он подрастет, сам накинет петлю на шею". Другой: "Он праведник. Он ни в чем не виноват. Он новый, новый в этом мире!". Лариса: "Конечно, лучше бы он рос с отцом. Но если выбирать – что, лучше, чтобы его просто не было?".

Это гуманизм. Это философия автора. Вы можете возразить?

2013-й. Восемнадцать лет прошло со дня убийства. Инону семь.

Он смотрит на кладбище. Он у Пятой остановки Крестного пути. У Стены плача со своими желаниями.

Тело Герца Франка под сине-голубым флагом в крематории, опустевший стул в саду дома, где он жил…

Последний замысел


null

Мне довелось чуть-чуть разговаривать с маэстро в этом доме осенью 2012-го. Герц был из больницы, слаб, но так же щеголеват в своем неизменном берете, в белых туфлях, цокающих по коридору.

Пили чай, я стеснялась нарушить покой, незаметно, но слишком поздно включила диктофон. "Так же, как при убийстве Кеннеди, - говорил он, - в этой истории есть скрытые силы, которых мы не знаем. Там много чего наворочено. А делать по-честному и не копнуть – тоже неправильно. Тогда зачем делать?.. Но в тюрьму к нему не пускают - не хотят прецедент создать…".

Еще говорил, что от этой пары устал. Надо вникать в психологию преступников, а он уже делал это неоднократно. Родился новый замысел – об Израиле. Путешествие от ливанской границы на юг до Эйлата, чтобы показать природу и людей. Медленно. Подробно. И кто-то ему это уже снимает.

Но времени и сил у Герца уже не осталось…

Судьба фильма

В России "На пороге страха" удостоен "Лавровой ветви", главной награды неигрового кино, как лучший фильм года. На фестивале имени Андрея Тарковского картина получила главный приз документального конкурса.

Картина показана в Риге и Торонто.

Однако намерение Иерусалимского фестиваля представить картину спровоцировало скандал в Израиле. Неожиданно или закономерно?... Многие не согласны терпеть участие в киносмотре, финансируемом государством, историю "про убийцу премьер-министра" - именно так противники показа определяют содержание фильма, которого тут не видели. Министр культуры пригрозила отказом в субсидировании фестиваля. Возникла широкая общественная дискуссия.

Результат - соломоново решение: картина оставлена в конкурсе, однако выведена за рамки официальной программы. 8 июля два сеанса. Билеты, разумеется, распроданы.

Не сомневаюсь: Израиль - умная страна, примет произведение одного из лучших кинорежиссеров своего народа, как должно: без гнева и пристрастия.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments