dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

From The West to the East

Нет, мы не путешествовали по Земному Шару вдоль параллели. Мы просто переходили из Западного Здания Галереи (West Building) в Восточное (East Building).
Oчень страшно было выходить для этого на раскаленную улицу, но архитекторы о нас позаботились. Переход между зданиями - закрытая галерея, которая углублена чуть ниже уровня первого этажа, т.е. мы идем как бы под землей.
Кроме того, этот переход очень красив, а самое красивое фонтан в виде водопада.

Когда мы перешли и поднялись наверх, на уровень первого этажа, мы увидели картину очень сильно отличающуюся от классических залов Западного Здания.
Большинство работ в Восточном Здании, это конец 19-го и весь 20-й век. Соответственно, архитектура здания тоже архитектура второй половины 20-го века, нельзя сказать, что такая архитектура мне нравится, скорее, наоборот. Но стиль сохранен в соответствии с содержанием.

Впрочем, вы сами всё увидите на моем видео и Сальвадора Дали и переход, и East Building:



Дальше слово искусствоведам сразу из двух источников. Они охотно пишут о картине Сальвадора Дали.
(Кстати, Пуликова, которая написала путеводитель по галерее, вообще проигнорировала работу Дали. Не любит она его, получается)

Дали потратил около трёх месяцев на работу над этой картиной, для которой он использовал, среди прочего, и фотоматериал. В основе здесь то, что он определял как «арифметическую и философскую космогонию, основанную на величии числа двенадцать.
Пятиугольник вмещает в себя микрокосмического человека — Христа. (Спасибо Гарсиа Лорке, который однажды сказал мне, что апостолы симметричны, словно крылья бабочки)».
Как и другие религиозные картины Дали, «Тайная вечеря» вызывает у зрителей чрезвычайно разнообразные реакции: некоторые из критиков отвергали картину как трюк и банальность, в то время как другие считали, что художнику удалось на новой основе воссоздать традиционный молитвенный образ.

Споры усугублялись тем, что публика знала Дали как человека, склонного скорее к игре понятиями и эмоциями, чем к искреннему выражению своих убеждений. Иисус и двенадцать его учеников помещены в модернистский интерьер со стеклянными стенами. Апостолы, склонив головы, стоят на коленях вокруг большого каменного стола; их осязаемые фигуры контрастируют с прозрачностью тела Христа. Две половины хлеба и полстакана вина представляют священную трапезу. Дали создавал эту картину по математическим принципам, основанным на изучении искусства Возрождения, и влияние Леонардо да Винчи (автора наиболее знаменитой Тайной Вечери) здесь особенно чувствуется.

Взятым с фрески Леонардо жестом Иисус указывает на небеса и на фигуру (возможно, Святого Духа), распростертые руки которой как бы обнимают всех присутствующи

Фантазии художника на темы Евангелия наполняют знакомый сюжет новым содержанием. Только внешне картина напоминает фреску великого Леонардо (схожи жесты, размещение участников за столом). Атмосфера работы совершенно иная.

Автор намеренно переносит действие картины в современное пространство. Над столом стеклянный купол, за которым открывается безжизненный пейзаж: море, скальные острова, многоцветное небо.

Среди сидящих за каменным столом, лишь центральная фигура Христа выглядит живой. Ученики, почтительно склонив головы, слушают Учителя. Слушают? Или спят, убаюканные звуками Его голоса? Зритель самостоятельно вынужден трактовать позы апостолов.

Над столом витает полупрозрачный торс с распростертыми руками. С одной стороны, он как Дух Святой объединяет всех участников вечери, с другой, выступает неким предвестием скорого распятия.

Геометрически точна перспектива картины. Идеально точно размещены половинки хлеба. Ученики за столом размещены по законам идеальной центральной симметрии.

Воздушность, чистота и полупрозрачность фигуры Христа противопоставлена реальности и тяжеловесности фигур учеников. У зрителя складывается впечатление, что уже через мгновение все растает в голубой дымке: купол, Христос, сам каменный стол. Вся картина подобна зарисовке чуткого, неглубокого сна, готового прерваться в любой момент.

Какой же смысл вкладывает художник в свою работу? Ответ на этот вопрос каждый зритель формулирует по-своему. Кто-то видит в картине лишь бессмысленную игру фантазии, кто-то находит в картине новое прочтение Евангельского сюжета. Как обычно в работах художника, авторская позиция остается "открытой", необъяснимой, нечеткой.
Tags: Вашинтон Национальная галерея
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments