dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Несколько моих френдов меня уверяли, что Быков - хороший поэт

Я бы с натяжкой ответил - был.
Потому что пример нынешних стихов Быкова, котoрый приводит его друг Ольшанский, это намного хуже знаменитого:

Скажи дорогая мамаша,
Какой нынче праздник у нас?
В блестящем мундире папаша,
Не ходит брат Митенька в класс


Это вообще ниже уровня поэзии. Даже плохой.
Я не собираюсь спорить с Ольшанским по поводу политической позиции Быкова.
Их взгляды на политическую обстановку в России меня не интересуют и это вообще не моё дело. Я никогда не был гражданином РФ, я уезжал из уже несуществующей страны, она называлась СССР.
Я просто даю весь текст, чтобы меня не упрекнули, что я цитирую вне контекста.
Хотел бы услышать мнение поклонников поэта (бывшего) Быкова. Вы действительно считаете, что Быков сейчас остается поэтом?


Дмитрий Быков, едва очнувшись после больничного забытья, сразу принялся писать в "Новой газете" сатирические стихи, высмеивая долгожданную раздачу русским паспортов России.

Стихи длинные и очень плохие, приведу только один фрагмент:

Ведь знал же Крым, куда он лезет,
И признавалось большинство,
Что не о славе русской грезит,
А чтоб решали за него.

Есть колоссальная прослойка
Людей, боящихся свобод,
Причем боящихся настолько,
Что это прямо их гребет.

Про русский мир на их бы месте
Я вообще бы помолчал —
Не столько из понятья чести,
А из совсем иных начал.

Таким угодливым и сирым,
И приблатненным, Бог, прости,
Не стоит зваться русским миром:
Им долго до него расти.



Зачем он занимается этим позорным "творчеством"?
Вопрос не менее интересный, чем навязчивое стремление Прилепина оправдать Колыму.
Я знал Быкова много лет.
И я хорошо помню, что в нулевые годы его взгляды не имели ничего общего с тем, что он горами выдает сейчас.
Больше того, в разгар первого Майдана Быков оценивал происходящее так трезво и скептично, что журналист Панюшкин - идеологически находившийся тогда примерно там, где Быков находится сейчас - даже пытался вызвать его на дуэль, усмотрев оскорбление в реакции Быкова на какие-то его тексты, полные любви к соседней стране.
Сложно себе это представить, но пятнадцать лет назад мы с Быковым, Крыловым и Холмогоровым некоторое время издавали вместе газету, игравшую роль этакого молодежного "Завтра".
Что же случилось потом?
Откуда взялось все это безумие про "я больше никогда не поеду в Крым, он оккупирован" (а Быков обожал Крым, постоянно ездил в Артек, и самые замечательные страницы его весьма недурного - кстати, рекомендую - романа "Орфография" посвящены именно Крыму) и "таким угодливым и сирым не стоит зваться русским миром" (автор так самозабвенно фигачит халтуру и пропаганду, что даже забывает элементарное: слово "сирый" в русской культуре имеет сугубо положительный христианский смысл).
Я расскажу вам, откуда это взялось.
И это история совсем не только про Быкова, но и про многих, многих журналистов, писателей, художников etc.
Дело в том, что здравомыслящего, политически терпимого и не заряженного еще нелепой русофобией молодого Быкова терзала одна проблема.
Он - хоть и москвич, образованный человек, всем известный, многими любимый, уже автор нескольких книг - комплексовал перед высокомерной либеральной интеллигенцией, вышедшей из больших квартир и советских элит.
Ему казалось, что он - сын учительницы, далекий от "своего круга", не имевший влиятельных родственников и яркой родословной, трудно зарабатывавший деньги в разных редакциях, ценимый прежде всего народом за "Времечко", "куртуазных маньеристов" и хорошие, но слишком "понятные" рифмованные стихи, - представляет собой что-то обидно несовершенное по сравнению с этими балованными снобами.
Ему казалось, что они презирают его, не принимают его, смотрят на него сверху вниз.
Примерно так оно, кстати, и было на самом деле.
Замечу в сторону, что ровно то же самое чувство свойственно и Захару Прилепину, но, поскольку исходные биографические свойства Быкова все же более "мягкие", чем у Захара, он органически не мог в качестве мести этим людям полюбить Сталина и ограничивался более умеренным диссидентством.
Как и я.
Думаю, это умеренное инакомыслие нас и сближало, помимо прочего.
А потом что-то произошло.
Что именно - лучше всех описал Хармс.

"Но вот как-то утром у Абрама Демьяновича что-то отскочило от правого глаза.
Абрам Демьянович потер этот глаз и вдруг увидел свет. А потом и от левого глаза что-то отскочило, и Абрам Демьянович прозрел. С этого дня Абрам Демьянович пошел в гору.
Всюду Абрама Демьяновича нарасхват.
А в Наркомтяжпроме, так там Абрама Демьяновича чуть не на руках носили.
И стал Абрам Демьянович великим человеком".

В случае Быкова это произошло примерно в 2010-2011 году, когда они с Ефремовым и Васильевым начали исполнять комические куплеты на злободневные политические темы - и этот проект внезапно сделался бешено популярным именно среди той самой публики, на внимание которой Быков тщетно претендовал до этого, публики на полдороги между телеканалом "Дождь" и Барвихой.
Дальше - больше. Дальше Болотная площадь, где он оказался буквально в гуще тех самых людей, которых до этого вроде бы терпеть не мог, которых справедливо критиковал, над которыми так смеялся, и - о счастье! - все состоялось, случилось, срослось.
Мажорно-либеральная аудитория приняла его и признала, он добился того "элитного", а не "массового" успеха, которого ждал столько лет.
И он начал стремительно подстраиваться под то, что там носят (привет "угодливости" русского мира).
Научился верить во все самые глупые, пошлые, истеричные мифы вожделенного "хорошего общества" - и сам начал выдавать их с таким рвением, словно бы всегда таким был.
Проклял некогда любимый Крым. Объявил многих прежних друзей "умершими".
И, я надеюсь, будет жить долго и счастливо, под громкие и непрекращающиеся аплодисменты - тех, кого надо, а не кого попало.
Почему я об этом пишу?
Как я сказал выше, это история совсем не только Быкова.
Их - таких - много.
И каждый раз, когда вы читаете очередные тексты про "рабский менталитет" , "империю", которая душит "свободные народы", "угодливость русского мира" и тому подобное, - помните, что многие их авторы выдают всю эту понесуху просто потому, что рыба ищет, где глубже, а человек ищет, где лучше.
Он, человек, не хочет быть с сирыми, он хочет быть за одним столом с самыми благополучными, приличными, высокомерными, с самыми правильными во всех отношениях, с теми, у кого на лбу печать: "мир за меня".
И, чтобы попасть за этот стол, а потом, не дай Бог, не быть оттуда изгнанным, он готов на многое - и на "империю", и на "менталитет", и на сатирические стишки про ненужных русских.
И он по-своему прав.
А как иначе?
Ведь в Наркомтяжпроме именно за это на руках носят.


Georgy Lapushkin Судя по стихам (квадратно-гнездовой способ созидания) это был на самом деле инсульт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments