dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Для меня это уже не актуально, но может френдам помоложе будет интересно?

Сергей Труханов

Поколение потерянных родителей

«Где МОИ интересы? Иногда я имею право пожить, как мне нравится!»

Жена мне постоянно напоминает, что в общении с детьми я выбираю не те формулировки, не тот тон.

Что иногда показываю им свое раздражение или вовсе повышаю голос. Целый абзац уйдет на то, чтобы перечислить все то, что мне надо держать в голове, контактируя с собственными детьми. Она часто делает подобные замечания. Ей, в свою очередь, об этом напоминает семейный психолог, к которому она ходит на групповые занятия. Супруга и сама по профессии и призванию психолог. Справедливости ради надо отметить, что такие высокие требования она выдвигает не только ко мне, но и к себе. Я пыхчу, душу свою гордыню, но прислушиваюсь. Стараюсь исправляться. В конце концов, ведь мы оба хотим вырастить здоровых личностей, хороших людей.

Но в «дни икс», когда мое воодушевление истончается, а у детей уровень «капризона» в крови зашкаливает, во мне просыпается тот, который некогда своими протестами ставил учителей на паузу: «Какого *** тут происходит?! Хватит меня задвигать! Где МОИ интересы? Иногда и я имею право немного пожить, как мне нравится! Сами подстраивайтесь, смиряйтесь и терпите!» И вот в такие моменты мне хочется обратиться ко всем родителям сразу: «Доколе?»

«Не быть помидору арбузом!»

Как-то я побывал на выставке помидоров и диву давался, сколько сортов вывели овощеводы. По цвету, вкусу, сочности, размерам, росту куста и пр., и пр. Один огородник уверял, что у себя в теплице периодически рождает новый сорт. Просто ас-умелец! А слабо из помидора вывести арбуз? «Фигвам!», как сказал бы Шарик из «Простоквашино». Не быть помидору арбузом. Не занимаемся ли мы с женой той же безнадежной селекцией, переделывая меня? Люди добрые, это же надо было делать своевременно: проходить полный психологический курс, желательно с психотерапевтом, хотя, думаю, с гипнозом и медикаментами. Во мне ведь так живучи эти токсичные привычки, что их ни разумом, ни волей не подавишь. Пересмотр всей жизни, выявление темных и белых пятен на маршруте судьбы и заполнение их… чем там? Ну, скажем, осознанностью. Но это бы сделать до рождения детей. Теперь уж на ходу трудновато, да и где взять на эти перемены ресурсы? Я ж весь в работе! Это ж как менять рельсы на действующей ветке метро. А традиции воспитания? У нас ведь в семье ни Макаренко, ни Шаталовых не водилось. Рос, как умел. Откуда брать пример?

«Это полено тесали разные руки: школа, двор, случайные учителя по жизни».

Моих маму и папу – выходцев из многодетных крестьянских семей, по большому счету, воспитали старшие сестры, и лишь немного – мамы, которых просто не хватало на все большое хозяйство. Из-за тяжелого труда и крепкого алкоголя отцы существовали в параллельной реальности, слегка за пределами семьи. Мои родители росли по принципу травы самосейки: проклюнулись, зацепились, заколосились и ладно. Их не окультуривали, не создавали специальные условия, не подпирали и не подвязывали. Из доступных благ – сельская школа, из сладостей – паленый сахар на палочке. Досуга, считай, не было – приходилось сызмальства много работать на земле, в хлеву, на сене. Другой жизни они не видели. Выросли трудоспособными и неприхотливыми, нормальными людьми, вполне социально активными, с человеческими принципами, способными налаживать автономную жизнь. Как же так? Их же никто не воспитывал!

Потом, появились мы с сестрой. Наши родители перебрались в город, казалось бы, они могли принять участие в формировании наших характеров и мировоззрения, освоении социальных навыков, самоопределении. Но нет. Насколько я понимаю, им мешали даже не столько тяжелая работа или отсутствие образования (моя мать работала воспитателем в детском саду), сколько недостаток мотивации и преемственности воспитания. Их ведь никто не учил, что над ребенком надо работать, как над тем самым поленом, из которого должен получиться умненький, славненький Буратино. Они действовали по принципу: раздражитель – реакция. Мы спокойны – они не вмешиваются, мы выходим за рамки, они начинают реагировать, в основном репрессивно. По сему, наше воспитание сводилось к одергиванию и запретам. Это полено тесали разные руки: дом, школа, двор, случайные учителя по жизни. Тесали грубо, я бы сказал, топором. Чтобы ориентироваться в жизнях своих чад, родителям было достаточно наших дневников успеваемости. Там было самое главное: оценки за знания и за поведение. Если знания в основном были приемлемыми, поведение – не всегда. Это про меня. Чем не повод для репрессий?

Но зато у нас хватало возможностей для саморазвития: библиотека, кружки по интересам, спортивные секции, полный двор детей, разных там турников, качелей и прочих бонусов. Сладости в шаговой доступности. Пожалуй, единственным огорчением были ссылки в деревню к бабушке на каникулы. Там мы оставались в изоляции от сверстников на три месяца, с редкими и короткими вылазками в город. Родители тем временем наслаждались жизнью без диктата детей: ходили на танцы и в кино, занимались собой. Эти мои воспоминания честно подтвердила мама. Почти документальные свидетельства той эпохи. Разве человек, вылупившийся в такой семье способен к педагогическим подвигам, не имея соответствующего образования? Как такому из овоща превратиться в ягоду?

Думаете, это упрек моим родителям? Отнюдь. Они жили, согласно своему воспитанию. Да так жило подавляющее большинство окружающих семей нашего спального района. И вот мы росли немного более требовательными к удобствам, немного менее приспособленными к труду, но в целом, тоже нормально адаптировались в обществе. При этом с нами не сюсюкались, не старались угадать наши желания, не стремились узнать, что у нас на душе, например, не травмирует ли нас присутствие нетрезвых гостей на праздновании Нового года? Но это нас не сломило или обозлило. Мы любим родителей и искренне испытываем к ним благодарность. Это снова про меня. И сестру. И жену. Я честно признаюсь: в воспитании детей я мечтаю пойти по стопам своих родителей. Но не могу. Я же стремлюсь к совершенству.

«Грушку или дыньку? Пешком или на папиной шее?»

Но как только дети появились у нас… что-то пошло не так. Воспитание резко эволюционировало, я бы сказал – мутировало. Появился этот культ, о котором уже много сказано – культ ребенка. Именно мы решили, что нашему дитю нужно расти по какой-то модной системе, под пристальным вниманием, с естественной вседозволенностью, принятием всего, что от него исходит. Нам, далеко не философам, вдруг взбрендило воплотить идеи Ницше о сверхчеловеке, на что мы не жалеем ни сил, ни ресурсов, становясь сходу очень чуткими, супер-жертвенными и гипер-толерантными. «Почему ты плачешь? Ты расстроился? Скажи, что тебя расстроило?» или: «Не хочешь есть эту кашку? Скажи, какую тебе сварить? Грушку или дыньку? Пешком или на папиной шее?» Так мы и тащим этот трон, который день ото дня становится все тяжелее. Что-то я не помню такого отношения к маленькому себе. Дали - ешь. Плачешь – плачь. Подумаешь, человек нашелся!

Маленький эпизод из моего детства. К нам часто приезжали многочисленные родственники родителей на всякие юбилеи и праздники. Вот они сидят в гостиной за столом. Я – артистическая натура, давайте, говорю, сейчас вам концерт устрою: спою-станцую-стих расскажу! Они такие: давай один стишок. Коротенький. И все. Я рассказываю, надеясь завладеть их безраздельным вниманием как минимум на ближайший час. Но мне четко дают понять, что моя детская компания им в тягость, мол, вон, у вас в садике утренники, там и самовыражайся! «Пшел в свою комнату!» Обидно? Еще как! Но я смиренно уходил. Понимаю ли я родителей? Теперь – да.

А вот пример взрослого праздника с участием наших детей. Мы почти не общаемся между собой – некогда. Мы смотрим и слушаем только их. Все хором умиляемся и пытаемся найти для них занятие. Для них это само собой. Мне это не нравится. Хочется проснуться. Неужели и мы туда же?

«Смотрю на себя, пострадавшего от неправильного общения с родными: в кого я превратился!»

Нам не подходят методы воспитания наших родителей. Тем более, они действительно далеки от идеала. Но, все же, кто нам сказал, что мы можем предложить что-то лучше? Пока сравнивать рано, но уже сегодня, глядя на этих белоручек и недотрог, на законодательном уровне отученных от общественного физического труда, на этих привыкших к повышенному вниманию эгоцентриков, что-то мне не верится в успех нашего подхода. Мне кажется, им душновато от нашей близости. Им не позволено рискнуть, проиграть, упасть лицом в грязь, пойти каким-то сомнительным, но своим путем. Наша предоставленная свобода лишь фикция. У нас, вроде бы ее не было, но мы вступали в большую жизнь, как пигмеи джунглей Амазонки впервые ступали в город. И ничего с нами не сделалось. Выжили. Теперь же вот, надо перестраховаться, подготовить, снарядить, натаскать как следует. А для этого, видишь ли, надо действовать предельно осторожно, ведь даже коммуникация родного папы может безвозвратно навредить кровинушке. Смотрю на себя, пострадавшего от неправильного общения с родными, в кого я превратился: закомплексованный, проблемный, забитый и оттого несчастный! Честно, не сказал бы. Но помню, что отец со мной говорил так, как считал нужным, достаточно жестко и бескомпромиссно. Куда же смотрела мама? Мы понимаем, что жить, как наши родители, не хотим. Мы критикуем их за их недалекие приемы воспитания, за их кажущееся равнодушие. А я помню строгость. Ошибки, просчеты, обиды. Но и много любви. Не слепой, а такой настоящей, помогающей. Зовите меня ретроградом.

«Не жалко себя? А детей?»

Мы стремимся к совершенству, так как не устраиваем себя самих, такими, как есть. Поэтому все разом ударились в воспитание: начитались книг, напосещались множество семинаров, наслушались и заучили тысячу лайфхаков. Мы и сами уже можем написать том-другой полезных советов о правильном обращении с детьми. Мы отдаем их в продвинутые, дорогие детсады и школы. Мы рассчитываем как минимум на ошеломительный успех. Только вот есть опасение, что наши ожидания не оправдаются или, того пуще, зайдем в тупик, и потом еще будем вспоминать прежние поколения как гениальных в своей простоте учителей.

А вообще, чисто по-человечески, не надоело сгибаться перед своим потомством в три погибели и через шаг справляться о его душевном самочувствии? По мне, так это их только портит, хотя доказать не могу. Разве что вот: мои крохи на просьбу убрать игрушки уже научились плаксивым голосом восклицать: «Ты меня не любись!». Сориентировались.

Нет, правда, ради чего все эти психологические ликбезы? Мы изучаем себя, свои возможности и их пределы? Проводим эксперименты на маленьком человеке в домашних условиях? Или, может, это бизнес-проект: вложись – получишь сторицей? Думаю всего понемножку. Не жалко себя? А детей?

Я, например, сомневаюсь, что надо так много внимания уделять ребенку. Диву даюсь, когда маленький двуногий ослик, надув губки, отказывается идти дальше, а склонившиеся над ним в подобострастии тряпичные родственники готовы нарушить все свои планы, лишь бы не расстраивать дорогую малютку. И вот они стоят, и уговаривают, и стоят. Мне хочется их спросить: «Да что с вами? Что за дьявольский метод вы внедряете? Откуда берете пример? Вы же росли по-другому!» Не уверен, что их ответ меня устроит. Не уверен, правда, что и сам не поступлю таким же образом в похожей ситуации. Что с нами со всеми?

«Драные собаки хотят вырастить улыбающихся львов»

Да что вы, я не призываю отказаться от воспитания! Я не говорю, что рождение детей – не повод меняться. Повод! Меняться необходимо, жертвовать свои время, энергию и прочие ресурсы, лишь бы помочь им встать на ноги и освоиться в этом мире. И все же наша обязанность оставить местечко и для себя, позволить себе некоторые слабости. В том числе и ошибки. Дети встраиваются в наш род, но они не должны стать параличом для нашего развития. Не отягощением, а счастьем. В конце концов, воспитывают и кормят их одни и те же люди, которым нужно быть полными сил. А значит, иногда отдыхать. Это же благоразумно.

Но вот что странно: если наши родители все-таки похожи на своих родителей, то мы похожи на них всех намного меньше. Не знаю, в чем тут дело, возможно, в шквале информации, в которой увязли все наши пять чувств. С некоторых пор мы поселились в какой-то новой парадигме, которую отвергло предыдущее поколение, но которую мы приняли, но еще не освоили. Не определились с ориентирами. Мы усиленно воспитываем детей, чтобы что? Ответ абстрактный – чтобы они стали лучше нас. Лучше в чем? И что будет, когда они станут лучше?

И все же, хотим мы или нет, в одном мы похожи на своих родителей. Они росли на руинах после войны, когда мир приходил в себя. Мы, оказывается, тоже росли на руинах прежней эпохи, строя, мировоззрения, нас зацепило атомная бомбардировка сознания. Последствия ее тяжелы. Мы живем с этим. Кто так себя не ощущает – поздравляю!

Нашим родителям посчастливилось ускользнуть от всех тех перемен в сознании, которые наступили с приходом цифровых технологий и Интернета. Мы же попались, подсели. Теперь мы постоянно повышаем свою квалификацию, благо, у нас есть платные консультанты, коучи, гуру, которые много знают и нон-стопом прокачивают наши скиллы. Но беда в том, что мы, обучая детей, сами давно потерялись в этом лабиринте информации и теряем их. Наши "правильные" методы не работают. Наши толстеющие и капризные детки становятся для нас крестом. Раньше все непонятное и раздражающее в детях решалось игнором. Теперь так нельзя: заметят специальные службы и укажут путь. Поэтому лучше уж сами. Мы растим тех самых улыбающихся львов, сами же являемся драными собаками. Мы ведь сами выбрали для себя эту роль.

Наша трагедия в том, что мы оказались зажатыми между нашими непонимающими нас родителями и требовательными детьми. Мы – не будем поняты ни одними, ни другими. Мы – потерянное поколение родителей, начавшее понимать многое, но совершенно беспомощное.

Уж простите, что утрирую и обобщаю. Это я все про них. Мы-то с вами – в порядке! А теперь мне пора идти воспитывать своих детей, сопереживать, согбенно выслушивать и исполнять их «хатю!» На этом мой бунт окончен.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments