dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Может кому-то пригодится моя история?


Я был два дня в больнице. Она называется: Newton-Wellesley Hospital.
Я - постоянный пациент этой больницы, там работает мой терапевт. Она меня наблюдает уже 20 лет и как-будто бы удачно, во всяком случае, я живой и относительно здоровый, несмотря на то, что мне - 72-й годочек пошел.
Но я к рыбкам и черепахам по-прежнему ныряю каждый год и по дюнах хожу в поисках грибов, короче, вы сами знаете и видите, что я еще ого-го!
Тем не менее, случай, который со мной произошел весьма поучительный. Если кто считает, что дальше я буду ругать американскую медицину, как делают многие в моей френд-ленте, вы ошибаетесь.

Скорее всего, я ее снова похвалю, потому что лучше перебдететь, чем недобдеть.
Просто произошел любопытный казус. И это ситация может с кем-нибудь из вас повториться. Но вы уже будете знать, что и такое бывает.
Сначала о том, что случилось. Я вернулся из круиза сильно больным. Еще в последние дни круиза, т.е. те трое суток, когда мы шли по Океану в Бостон, я уже всю вторую половину дня горел.
Термометра у меня с собой не было, но лоб был настолько горячий, а состояние мое было настолько бредовым, начиная со второй половины дня (утром было полегче) что никакой термометр был не нужен.
Мы взяли с собой Эдвил, это американское жаропонижающее общего действия, достаточно эффективное. Температуру оно сбивает.
Благодаря Эдвилу я чуть приходил в себя к ночи и мог до утра, хоть и с трудом, спать.
12 апреля мы вернулись в Бостон и вопреки поговорке, "Дома и стены помогают", особой помощи от стен я не ощутил.
Все продолжалось. Более того, температура максимальная росла, а эдвил помогал все хуже и хуже.
В общем, я решил ехать к своему врачу. Это решение я принял в пятницу вечером, но впереди была суббота, воскресенье и понедельник, именно в понедельник мой терапевт не работал. Я об этом не знал, и пытался дозвониться.
Оставил звуковое сообщение. Дальше события разворачивались так. Так как прошло уже довольно много дней, когда я себя почуствовал плохо, я решил, что простуда плавно перешла в пневмонию и надо начать глотать антибиотики.
Именно с этой мыслью я хотел обратиться с к своему врачу. Во вторник утром мне перезвонили и как только я сказал, что у меня жар уже много дней, сказали немедленно приезжать. Т.е. без всякого времени, когда приеду, мной cразу займутся. Ну уже в 10 часов утра я был у врача и она немедленно мною занялась. Как обычно послушала легкие, говорит, легкие чистые, никаких хрипов нет. Потом взяла мазак из носа на предмет вирусов.
Сказала, что никакой пневмонии она не видит, тем не менее, дала мне назначение на три разных анализа крови и на рентген, чтобы посмотреть легкие. Я пошел в лабораторию и сразу все сделал. Потом вернулся домой и привычно принял Эдвил, потому что температура сразу начала расти. На этот раз Эдвил практически не действовал. К 6 часам вечера температура побила все предыдущие рекорды 39.1.
В то же самое время мой врач получила результаты всех моих анализов и сама позвонила мне домой. Я не сразу ей сказал про мою температуру. Она в свою очередь объснила мне, что удивлена, потому что анализы, включая рентген, ничего не показывают. У меня нет никакого заболевания, которое должно давать эту температуру, хоть в крови, если очень слабые следы какой-то инфекции, но эти следы - сомнительные.
Потом спросила, как я себя чувствую. Я честно сказал, что покойникам иногда лучше, чем мне в данный момент и сказал ей и о моей температуре и о том, что Эдвил не действует.
На что она буквально заорала:
- Немедленно в госпиталь!
Необъяснимая температура и необъяснимые следы инфекции в крови, это сепсис. Это смертельно опасно. В госпитале у тебя сегодня же найдут, что за инфекция и положат под капельницу с антибиотиками.
На что я робко поинтересовался, может не надо, может можно таблеточки, вместо капельницы в госпитале.
На что она немедленно ответила:
- Надо, Федя, надо! (На русском языке, разумеется, её родном)
А потом объяснила, что из капельницы антибиотик будет попадать прямо в кровь причем непрерывно, а не с перерывами, поэтому он начнет действовать сразу. А таблетки начинают действовать через несколько дней, когда антибиотик накапливается в организме. Кроме того, она сказала, что на стафилококк, одну из основных причин сепсиса, никакие антибиотики в таблетках вообще не действую, только капельница.
Добавила, что сейчас позвонит в приемный покой и объяснит ситуацию, чтобы мной занялись немедленно.
Пришлось на ночь глядя снова тащиться в больницу. Понятно, что везла меня уже боевая подруга, ведь я там должен был остаться.
Действительно, приезжаем, меня там уже ждут "двое с носилками и один с топором", ничего почти не спрашивают, им все рассказали, анализы они уже все посмотрели, ну и кладут за ширму в приемном покое для новой повторной серии анализов. При этом мне искалывают обе руки, и мои вены сразу становятся похожи на вены наркомана. И даже в ногу загоняют иглу и оттуда тоже берут кровеь.
На вопрос, почему они там много берут крови да еще из разных мест, мне отвечают, чтобы понять где есть эта бактерия, следы которой нашли, а где еще её нет. Т.е., насколько далеко зашел сепсис. Кроме того, отдельно мне сообщают, что если инфекция уже попала в сердце, то мне вообще северный пушной зверек, поэтому везут на эхо-кардиограмму и полчаса делают снимки сердца, для того, чтобы выяснить попала ли эта гадость в сердце.
А дальше начинается цирк с конями, ради которого я и пишу этот рассказ.
Проходит несколько часов, дело к ночи ко мне приходят сразу трое врачей и все трое начинают меня всего осматривать, ощупывать и задавать дурацкие вопросы. По этим дурацким вопросам я понимаю, что они пока ничего не нашли и не знают что со мной делать. Так оно и оказалось. Меня увозят вверх в палату и ставят под капельницу, где набран мощный антибиотик, который в лошадинных дозах все-таки действует на стафилококк.
Все это мне объясняют, но честно признаются, что не знают что за инфекция у меня в крови, т.е. они стреляют из пушки по воробьям. Я практически не сплю всю ночь, потому что капельница примерно раз в час начинает подавать сигналы, как автомобиль на сигнализации. Это ночь, кваканье капельницы продолжается довольно долго, иногда пять, иногда десять минут, ночью сестры не сразу реагируют на мешающие им дремать звуки.
Но потом все-таки приходят. В половине случаев те сестры, которые приходили, не понимали, почему она громко квакает. Они звали старшУю, она нажимала на какую-то кнопку и поправляла какой-то передавленный шланг, после этого капельница замолкала. Я снова задремывал, но при малейшем шевелении, начиналось очередное громкое кваканье. Все это мне напоминало допросы "Врагов Народа" в 37-м. Им ведь не давали спать, пока они не признаются, что работали на японскую разведку и отравляли колхозные колодцы. На вторые сутки все признавались. Днем ко мне пришла новая стая врачей, у них были тоже сильно задумчивые лица и их было уже четверо.
СтаршИм у них был китаец по имени Чен. Они опять меня крутили вертели и рассматривали как под микроскопом. Заглядывали в ухо, под ногти, между пальцами ног и в другие места, которые при дамах называть не стоит.
Что они искали, они сами не знают. Какой-то признак ужасной тропической лихорадки, неизвестный наукe?
Они все знали, что я вернулся с круиза, где и подхватил эту инфекцию. Я им честно рассказал про мои ныряния, про коралловые рифы и про черепах. Поэтому они все, как стая гончих, устремились по ложному тропическому следу. Но вот чудо, в этот день мой жар полностью прошел, температура стала нормальной и я решил, что выздоровел.
Сказал об этом доктору Чену и попросил, чтобы он меня отпустил домой, поблагодарив за успешное лечение.
На что он мне возразил, что он никуда меня не отпустит. Потом объяснил в чем дело. Оказывается, когда они брали анализы крови из различных вен моего молодого, растущего вширь организма, они высеяли все, что нашли.
И должно произойти два дня минимум, прежде чем "во время пути, собачка смогла подрасти". Т.е. эти бактерии подрастут и им станет ясно, кто конкретно меня грыз в моей крови. Они пока ведь меня накачивали мощным антибиотиком общего действия. А дальше он сказал вообще невообразимую вещь, невобразимую для него. Он сказал, что в первоначальных образцах этих различных анализов, обнаружены следы разных бактерий.
Где-то стафилококк, а где-то другой кокк, который стрепто. А этого быть по медицинской науке вообще не может, поэтому все собачки должны за два дня вырасти, чтобы они поняли от чего конкретно меня лечить.
Следующая ночь была такой же веселой, как и предыдущая. Я не спал вторые сутки и честно хотел признаться славным американским Органам, что именно я убил президента Кеннеди и замышляю много других злодейских убийств, лишь бы они дали мне поспать. Но сегодня утром доктор Чен появился со смущенным выражением своей азиатской морды своего красивого китайского личика и сказал мне совершенно фантастическую вещь.
- Ничего не выросло, в крови у меня нет никакой инфекции.

- А как же следы одновременно стафилококков и стрептококков -
с надеждой напомнил я, потому что потихоньку превращался в профессионального больного и желал, чтобы у меня нашли все болезни, которые возможны и чтобы меня от всех этих болезней начали лечить настоящим образом.
На что он мне тоже объяснил, что со стопроцентной вероятностью, как стрептококки, так и стафилококки просто попали в анализ с моей кожи, потому что на коже они всегда живут в каком-то количестве, но никому не мешают, если их не много и они не попадают вовнутрь. У меня они не попали, они попали только в иглу для забора крови в таких мизерных количествах, что ничего не выросло, хоть за два дня они должны были подрасти.
Он сказал, что это коллективное мнение и я здоров, никакой капельницы мне не надо и я могу отправляться домой.
Откуда тогда температура, которая все время повышалась и на которую перестал действовать Эдвил, спросил я моего азитского друга.
Доктор Чен ответил, что это была тяжелая вирусная инфекция, которая именно так протекает, но мой организм в конце концов сам с ней справился.
Антибиотики тут ни при чем, просто это совпало, самостоятельная победа организма над вирусом и начало моего ненужного лечения антибиотиками.
Вирусы, как вм известно, на антибиотики - пилиют.
Ещё я его спросил, почему тогда не показал мазок из носа, какой вирус меня грызет. Его ведь делали?
И здесь он мне объяснил, что они стандартно проверяют всего на наличие трех самых распространенных вирусов, остальные просто никто не ищет.
А вирусов, которые могут дать такую картину - сотни.
От такая х... ня, малятки.
Моя оценка действий всех желающих меня излечить - положительная
И мой терапевт и весь состав врачей, который хищной стаей кружил над моей больничной койкой, хотели найти причину инфекции в крови и меня вылечить.
К тому времени, когда я попал в гостпиталь, вирусная инфекция была мною побеждена самостоятельно, а другой инфекции у меня просто не было.
Т.е. они искали абсолютно черного кота в абсолютно черной комнате, но не знали, что его там нет.
Ну в общем, немножно перебдели. Но молодцы, ведь старались!
Спасибо им всем, как и моему терапевту, её зовут Алла, так и доктору Чену, который, как честный следователь, в конце концов разобрался, что я не отравлял колхозные колодцы и отпустил меня на волю.
Дома - хорошо, особенно после двух веселых ночей в больнице.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments