dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

О Еврабмоле.

Наверное вы догадываетесь, что события, которые происходят в первой четверти двадцатого века, мною не придуманы. Правда образ Вульфа - собирательный.
Я его собрал из двух человек, моего тестя и моего отца. В частности, заключительные строки о Еврабмоле тоже соответствуют реальным событиям. Когда я поставил предыдущую запись, мне самому хотелось узнать чуть побольше об Еврабмоле. И я таки нашел сведения о нём:

Одесская школа еврейской рабочей молодежи

Раздел - Чисто факты из жизни и истории

В 1860-х годах в Санкт-Петербурге, а затем в Одессе возникли школы-мастерские Еврейского общества рабочих «Труд». Задачей этих школ было давать еврейской молодежи высокую рабочую квалификацию и одновременно — достойное общее образование. В 1967 году у меня на глазах сбивали старые буквы «Общество Трудъ» со стены здания механического завода на Базарной, 17. Видимо, местные власти приняли такое решение, как только Советский Союз разорвал дипотношения с Израилем.

         ул. Базарная, 17.
Здесь находилось
Общество "Трудъ"

Решили они тогда присоединиться и разорвать отношения города Одессы со своим еврейским прошлым. Но не могли же местные власти знать, что из стен школ общества «Трудъ» вышло немало строителей-создателей Израиля. Не настолько же они были осведомлены. Так или иначе, хотя в мире, в США, Великобритании, Израиле до сих пор действуют школы ортовской системы, но здесь, на родине о нем забыли. Правда, живы еще те, кто помнит ортовскую эстафету советских времен — недолговечный, но деятельный Еврабмол - Одесская школа еврейской рабочей молодежи.

В 1919 году в городе возник Еврейский клуб, созданный для того, чтобы утишить уличную неприкаянность еврейских подростков, обездоленных Гражданской войной, погромами, в которых они потеряли дом и близких. Плохо знающие русский язык, они прибивались в Одессу, где надеялись встретить тех, кто поймет их и поддержит. Педагоги и учителя еврейских школ организовали тогда этот клуб. Там «отогревались» юные души после леденящих ужасов, изгнавших их из родных мест. Здесь с ними, во всяком случае, говорили на идиш, понимали, старались помочь. Об образовании особенно речь тогда не шла, но был театральный кружок, ставили спектакли по тут же сочиняемым пьесам, открылась изобразительная студия, в которой учили рисовать только грифелем на доске или мелом — бумаги катастрофически не было, читали, пели. В 1920-м клуб разгромили деникинцы — подозревали в большевизме. Ничего не обнаружили, репрессий не было, но клуб замер. Оттаял лишь в 1921 г.,  а вскоре был преобразован в Первый Дом Еврейской Рабочей Молодежи им. Октябрьской революции. Так начинался легендарный Еврабмол.

Сначала он занимал здание еврейского казенного училища на углу Пушкинской и Еврейской улиц, а затем в 1922 перебрался на ул. Еврейскую, 12. Этот дом, красивый, богатый, построенный архитектором Прохаской в «прогрессивных архитектурных традициях Ренессанса» — так характеризуется здание в книге, посвященной одесской архитектуре, — сыграл выдающуюся роль в истории еврейского образования. Впоследствии этот адрес наполнился для одесситов особым значением. После войны там разместился КГБ-НКВД, теперь — это резиденция областного МВД. Но все это гораздо позже, когда Еврейская улица стала носить имя Августа Бебеля, а от Еврабмола и других еврейских учебных заведений в городе и следа не осталось.

                  ул. Еврейская, 12.
В этом здании размещался Еврабмол

сегодня - это резиденция областного МВД

И все же обратимся к Еврабмолу и особенностям его педагогических методик. Основой первых программ Еврабмола стало самоуправление, а также самоотчет и самоответственность в образовании, которое в обязательном порядке сочеталось с работой.

В начале у Еврабмола были свои огороды на Аркадийской дороге, потом появились мастерские: деревообделочные, ремонтные, затем — свой небольшой завод. Прием новых членов, организация жизни коллектива, учебные программы — все это решалось с участием комиссий, избранных самими ребятами. Учителя избирались туда наравне с воспитанниками. Творчество было обязательным. Математика и физика изучались вместе с практикой в металлообработке, ботаника и химия сочетались с сельскохозяйственными работами, штудирование литературы и языков сопровождалось безудержным сочинительством и театральными действами. «Как мы творили! Как творили!» — восклицал один из воспитанников в письме к своему наставнику, бывшему директору (тогда говорили «заведующий») одесского Еврабмола Моисею Борисовичу Бернштейну. «Мы были вполне самоуправляемой единицей, — вспоминал потом о своем детище основатель-директор Бернштейн, — полными хозяевами своей жизни». Коллектив ничего у государства не просил, жил на полной самоорганизации быта и питания, самообеспечении продуктами (сад, огород, бахча, натуральный обмен) и одеждой (швейная мастерская), сами изготавливали мебель и учебные пособия. Продавали мебель и пособия, ремонтировали машины и моторы и на эти средства покупали все необходимое для учебы и жизни.

Еврейские девчонки и мальчишки из дальних местечек со всей Украины добирались в Одессу и здесь обивали  «наробразовские» пороги, чтобы получить направление и стать еврабмольцами. Это, впрочем, уже о тех временах, когда коллектив Еврабмола утратил свободу по собственной воле формировать свои ряды. Но тинэйджеры, говорившие на идиш, были все равно счастливы в этом мире, где «рука об руку» шли педагогические импровизации и ученические радости. Конечно, такая особая, обреченная на свободу школа, не могла долго существовать при Советской власти. Власть хотела осуществлять контроль, а, значит, и управлять.

Еврабмол передают в систему Наробраза (Комиссариата народного образования) и постепенно, но неуклонно уменьшается роль самоуправления, а с ним уходит весь тот дух самостоятельной инициативы и ответственности, царивший в коллективе. «Дух, стимулировавший коллектив на преодоление жизненных трудностей и составлявший его «изюминку». (М. Б. Бернштейн).


С 1932 г. Еврабмол потерял своего заведующего и свою самостоятельность, а вскоре был преобразован в Школу-завод им. Кирова. От нее-то происходят и Одесский станкостроительный техникум, и Одесский станкостроительный завод им. Кирова. Но это уже другая история.


Анна Мисюк  ; http://www.migdal.ru/times/18


В одесском станкостроительном техникуме, о котором идет речь в заключительных строках, в начале шестидесятых успел позаниматься и я сам.
Потом я правда закончил мехмат и поэтому инженером-станкостроителем не стал.
И сопромат нам преподавал самый старый педагог техникума, по фамилии Шмунис, ему было тогда около восьмидесяти. Вот он нам как раз рассказывал о Еврабмоле, в котором он успел преподавать еще молодым человеком.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments