dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

О Еврабмоле.

Наверное вы догадываетесь, что события, которые происходят в первой четверти двадцатого века, мною не придуманы. Правда образ Вульфа - собирательный.
Я его собрал из двух человек, моего тестя и моего отца. В частности, заключительные строки о Еврабмоле тоже соответствуют реальным событиям. Когда я поставил предыдущую запись, мне самому хотелось узнать чуть побольше об Еврабмоле. И я таки нашел сведения о нём:

Одесская школа еврейской рабочей молодежи

Раздел - Чисто факты из жизни и истории

В 1860-х годах в Санкт-Петербурге, а затем в Одессе возникли школы-мастерские Еврейского общества рабочих «Труд». Задачей этих школ было давать еврейской молодежи высокую рабочую квалификацию и одновременно — достойное общее образование. В 1967 году у меня на глазах сбивали старые буквы «Общество Трудъ» со стены здания механического завода на Базарной, 17. Видимо, местные власти приняли такое решение, как только Советский Союз разорвал дипотношения с Израилем.

         ул. Базарная, 17.
Здесь находилось
Общество "Трудъ"

Решили они тогда присоединиться и разорвать отношения города Одессы со своим еврейским прошлым. Но не могли же местные власти знать, что из стен школ общества «Трудъ» вышло немало строителей-создателей Израиля. Не настолько же они были осведомлены. Так или иначе, хотя в мире, в США, Великобритании, Израиле до сих пор действуют школы ортовской системы, но здесь, на родине о нем забыли. Правда, живы еще те, кто помнит ортовскую эстафету советских времен — недолговечный, но деятельный Еврабмол - Одесская школа еврейской рабочей молодежи.

В 1919 году в городе возник Еврейский клуб, созданный для того, чтобы утишить уличную неприкаянность еврейских подростков, обездоленных Гражданской войной, погромами, в которых они потеряли дом и близких. Плохо знающие русский язык, они прибивались в Одессу, где надеялись встретить тех, кто поймет их и поддержит. Педагоги и учителя еврейских школ организовали тогда этот клуб. Там «отогревались» юные души после леденящих ужасов, изгнавших их из родных мест. Здесь с ними, во всяком случае, говорили на идиш, понимали, старались помочь. Об образовании особенно речь тогда не шла, но был театральный кружок, ставили спектакли по тут же сочиняемым пьесам, открылась изобразительная студия, в которой учили рисовать только грифелем на доске или мелом — бумаги катастрофически не было, читали, пели. В 1920-м клуб разгромили деникинцы — подозревали в большевизме. Ничего не обнаружили, репрессий не было, но клуб замер. Оттаял лишь в 1921 г.,  а вскоре был преобразован в Первый Дом Еврейской Рабочей Молодежи им. Октябрьской революции. Так начинался легендарный Еврабмол.

Сначала он занимал здание еврейского казенного училища на углу Пушкинской и Еврейской улиц, а затем в 1922 перебрался на ул. Еврейскую, 12. Этот дом, красивый, богатый, построенный архитектором Прохаской в «прогрессивных архитектурных традициях Ренессанса» — так характеризуется здание в книге, посвященной одесской архитектуре, — сыграл выдающуюся роль в истории еврейского образования. Впоследствии этот адрес наполнился для одесситов особым значением. После войны там разместился КГБ-НКВД, теперь — это резиденция областного МВД. Но все это гораздо позже, когда Еврейская улица стала носить имя Августа Бебеля, а от Еврабмола и других еврейских учебных заведений в городе и следа не осталось.

                  ул. Еврейская, 12.
В этом здании размещался Еврабмол

сегодня - это резиденция областного МВД

И все же обратимся к Еврабмолу и особенностям его педагогических методик. Основой первых программ Еврабмола стало самоуправление, а также самоотчет и самоответственность в образовании, которое в обязательном порядке сочеталось с работой.

В начале у Еврабмола были свои огороды на Аркадийской дороге, потом появились мастерские: деревообделочные, ремонтные, затем — свой небольшой завод. Прием новых членов, организация жизни коллектива, учебные программы — все это решалось с участием комиссий, избранных самими ребятами. Учителя избирались туда наравне с воспитанниками. Творчество было обязательным. Математика и физика изучались вместе с практикой в металлообработке, ботаника и химия сочетались с сельскохозяйственными работами, штудирование литературы и языков сопровождалось безудержным сочинительством и театральными действами. «Как мы творили! Как творили!» — восклицал один из воспитанников в письме к своему наставнику, бывшему директору (тогда говорили «заведующий») одесского Еврабмола Моисею Борисовичу Бернштейну. «Мы были вполне самоуправляемой единицей, — вспоминал потом о своем детище основатель-директор Бернштейн, — полными хозяевами своей жизни». Коллектив ничего у государства не просил, жил на полной самоорганизации быта и питания, самообеспечении продуктами (сад, огород, бахча, натуральный обмен) и одеждой (швейная мастерская), сами изготавливали мебель и учебные пособия. Продавали мебель и пособия, ремонтировали машины и моторы и на эти средства покупали все необходимое для учебы и жизни.

Еврейские девчонки и мальчишки из дальних местечек со всей Украины добирались в Одессу и здесь обивали  «наробразовские» пороги, чтобы получить направление и стать еврабмольцами. Это, впрочем, уже о тех временах, когда коллектив Еврабмола утратил свободу по собственной воле формировать свои ряды. Но тинэйджеры, говорившие на идиш, были все равно счастливы в этом мире, где «рука об руку» шли педагогические импровизации и ученические радости. Конечно, такая особая, обреченная на свободу школа, не могла долго существовать при Советской власти. Власть хотела осуществлять контроль, а, значит, и управлять.

Еврабмол передают в систему Наробраза (Комиссариата народного образования) и постепенно, но неуклонно уменьшается роль самоуправления, а с ним уходит весь тот дух самостоятельной инициативы и ответственности, царивший в коллективе. «Дух, стимулировавший коллектив на преодоление жизненных трудностей и составлявший его «изюминку». (М. Б. Бернштейн).


С 1932 г. Еврабмол потерял своего заведующего и свою самостоятельность, а вскоре был преобразован в Школу-завод им. Кирова. От нее-то происходят и Одесский станкостроительный техникум, и Одесский станкостроительный завод им. Кирова. Но это уже другая история.


Анна Мисюк  ; http://www.migdal.ru/times/18


В одесском станкостроительном техникуме, о котором идет речь в заключительных строках, в начале шестидесятых успел позаниматься и я сам.
Потом я правда закончил мехмат и поэтому инженером-станкостроителем не стал.
И сопромат нам преподавал самый старый педагог техникума, по фамилии Шмунис, ему было тогда около восьмидесяти. Вот он нам как раз рассказывал о Еврабмоле, в котором он успел преподавать еще молодым человеком.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments