dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Попытка фантастической прозы (UPDATE)

UPDATE:
Спасибо всем отозвавшимся. Я не ожидал такого единодушие в оценке. Думал, что в основном будут ругать.
И вдруг…
Ну что ж, тогда я продолжу.

После трехлетнего перерыва
https://dandorfman.livejournal.com/929713.html
я решил снова попытаться писать худлит.
Предыдущая моя попытка была сатирой, я этот рассказ прочел на вечере Михаила Пипко и народу понравилось. Хлопали, смеялись, а в перерыве подходили и спрашивали адрес текста в Сети.
Следующий мой рассказ я решил написать в жанре антиутопии. Действие его завершается в 2026-м году, на второй год президентства Александры Оказио-Кортез, которую я нежно называю Шурочкой.
Рассказ заканчивается трагически, так что тем, кто не любит подобные финалы, не стоит его читать.
Главный герой рассказа, 37-летний Владимир Бердичевский, человек у которого сначала все в его американской жизни получилось. Но потом все оборвалось.
А начинается он задолго до событий 2026-го года, в первой четверти 20-го века. Начинается с деда Владимира Бердичевского.
Сегодня я написал примерно треть текста. Мне интересно мнение тех, кто любит читать худлит. Впрочем, вряд ли мой рассказ тянет на то, что можно назвать художественной литературой?
Кроме того, догадайтесь как это все закончится. Я ведь сюжет знаю хорошо, хоть рассказ недописан.
Назвал я его по-английски. Переводится моё название так: "Уплотняйтесь, товарищ Бердичевский".
Что такое уплотнение, я надеюсь, все мои читатели знают. И все смотели фильм по Булгакову и помнят эти кадры:


Ну а теперь, начало рассказа:


Shrink, comrade Berdichevsky!
(Надеюсь, что фантастический рассказ)

Столетием раньше - Дед.


Володю Бердичевского назвали не в честь Владимира Ильича Ленина. Его назвали в честь деда. Хоть и деда назвали не в честь Владимира Ильича, потому что назвали его нормальным в местечке именем - Вульф.
Вульф Бердичевский родился до Революции, даже до Империалистической, как писали в советских учебниках, или до Первой Мировой, как писали в остальных источниках.
Короче, родился он в 1909 году и Революцию уже встречал сознательным восьмилетним ребенком. Он в год Революции научился читать по-русски, хоть в хедере русскому письму не учили. Но время было веселое, даже в их Овидиополе ходили с красными бантами после того, как свергли далекого петроградского царя.
Овидиопольские евреи, как молодые, так и не очень, почти все радовались, хоть старики скептически усмехались в бороды.
Но, т.к. бороды у стариков были огромными, эту скептическую усмешку окружающие не видели. Или не хотели видеть.
Приехавший летом 1917 года на каникулы из Одессы студент Мотл, который представлялся как Матвей и не всегда надевал шапку, когда выходил на улицу, тем более, что шапка на его курчавой шевелюре держалась плохо, общался с маленьким Вульфом исключительно по-русски, хоть Вульф русского почти не знал. Но тогда Матвей переходил на идиш и объяснял ему что значат те или иные слова.
Мотл ухаживал за старшей сестрой Вульфа, очень красивой и очень фигуристой семнадцатилетней Бейлкой.
Называл он ее правда только Беллой, как это принято в семьях, где говорили больше на русском.
Впрочем, когда Мотл видел Бейлку, изгибы ее фигуры так его укачивали, что он забывал не только как правильно называть предмет своих не всегда приличных мечтаний, он от всех этих изгибов как его самого зовут забывал.
Бейлка весьма прохладно воспринимала ухаживания Мотла, т.к. была во всех отношениях выше его, за исключением образованности.
Она была выше ростом, она была из богатой семьи, папа Бейлки и Вульфа был мельником и наконец, она физически была сильнее Мотла, потому что даже богатому Хаиму Бердичевскому все-таки было не по карману держать много работников, поэтому на мельнице трудились все его дети, а их было четверо.
Восьмилетнему Вульфу еще не под силу было поднимать двухпудовые мешки с зерном и мукой, но и ему работа находилась. Зато Бейлка, Рувим и Хана трудились вовсю и ворочали эти мешки без особых проблем.
В результате, Бейлке не нужно было ходить ни в какие фитнес-клубы, чтобы сохранять хорошую физическую форму.
Поэтому, когда Мотл забывшись однажды хотел погрузиться в бесконечно привлекательные волны изгибов бейлкиной фигуры, она его легко взяла в охапку и отшвырнула, как мешок с мукой.
Впрочем, худой и маленький Мотл был ненамного тяжелее двухпудового мешка. Проблема была в том, что Мотл влюбился в девушку другой весовой категории, но т.к. любовь, это все-таки не схватка на борцовском ринге, он все же надеялся на успех.
Тем более, что у него был козырь. Он умел не только говорить по-русски совершенно свободно, он умел по-русски читать и писать.
И вот, для того, чтобы продолжать свои усилия по покорению прекрасной Бейлки, он предложил ей научить её читать и писать по-русски.
И хоть Бейлка конечно предпочла бы объятья молчаливого кузнеца Шимона, человека, который мог бы Бейлку подхватить на руки, подбросить и поймать так же легко, как она могла отшвырнуть Мотла, соблазн был слишком велик, почти никто из евреев Овидиополя этого не умел. Ну а Шимон... Он пока не проявлял особого интереса к Бейлке, хоть она так же как и Мотл, надеялась, что интерес вот-вот проявится и старалась почаще проходить мимо открытых дверей кузницы, покачивая крепкими бедрами.
Итак все были при своем интересе, но выиграл от всех этих раскладов Вульф. Потому что он не уходил, когда Мотл учил Бейлку русскому языку "настоящим образом".
Мотл не был в большом восторге из-за того, что наедине с любимой он остаться не мог, потому что её братик интим явно нарушал. Зато Бейлку третий на этих уроках устраивал. Он для неё лишним не был.
Тем не менее, восьмилетний пацан хватал все на лету, даже быстрее Бейлки, уже через несколько уроков он знал русский алфавит и уверенно складывал из букв слова. Короче, к концу лета читал и писал по-русски именно Вульф, чего нельзя сказать о Бейлке. Мотл несолоно хлебавши вернулся в Одессу, каникулы закончились, а любовь толком не началась.
Годы Гражданской были страшными для евреев Бессарабии. Впрочем, как и для всей Украины. Погромы стали обыденностью, громили их все, и бандиты и петлюровцы и даже немножко красные.
В Овидиополе, в котором было полтысячи евреев в год Революции, к концу Гражданской осталось меньше ста. Но мельник с семейством уцелел, потому что молоть зерно надо было всем, хлеб едят и красные и белые и зеленые и жовто-блакитные. Потом, когда начался НЭП, стало полегче. И Хаим решил, что беды его миновали и возблагодарил Б-га.
Увы, обнаружилась новая проблема. четырнадцатилетний Вульф, который по примеру студента Матвея, требовал, чтобы его звали Владимиром и не хотел отвечать на родном языке, когда к нему отец обращался на идише.
Он отвечал по-русски. Впрочем, Хаим уже неплохо понимал этот городской язык, но его это все равно злило.
Иногда дело доходило и до потасовок. Отец конечно был физически сильнее подростка и в конце концов ремень решал их лингвинистические разногласия, но Хаим понимал, что быстро растущий на мельниковых харчах и быстро крепчающий, перетаскивая мешки, Вульф уже скоро не даст себя бить. Но если бы только языковая проблема.
Вульф запоем читал, ведь Мотл его тогда научил на Хаима голову, будь он не ладен, этот студентишка. И читал он в основном советские газеты.
Кроме того он стал ходить на собрания комсомольцев и наконец в 1923 году сообщил отцу, что он - комсомолец и ему с нэпманами и буржуями не по пути. Хаим рассвирепел и пытался его избить, но Вульф схватил дрын и, размахивая им, охладил воинственный пыл Хаима.
Ну что ж, сказал довольно спокойно Хаим, раз тебе с нэпманами не пути, то и жрать нэпмановские белые булки тебе тоже зазорно, пошел вон из моего дома.
Остальные его дети Хаима радовали. Особенно Бейлка, она все-таки вышла замуж за Шимона-Кузнеца, он тоже выжил в погромах, отбиваясь от петлюровцев и григорьевцев кузнечным молотом и уже родила счастливому деду двух внуков.
А этот оказался слишком грамотным, ну и пусть проваливает.
Ну что ж, Вульф уже давно решил, что уйдет в Одессу, но его останавливала привязанность к родному дому и матери Роне, которая младшего любила даже чуть больше остальных детей и всегда пыталась подсунуть ему кусок повкуснее. Поэтому желание отца его выгнать в какой-то степени ему было на руку и избавляло от дальнейших сомнений.
Он собрал кое-какие вещи, пару книг и буханку хлеба, а потом, попрощавшись с братом, сестрами и плачущей матерью собрался покинуть отчий дом. Более того, он уже вышел на пыльную овидиопольскую дорогу и направился в сторону Одессы, до Одессы было не очень далеко, всего 38 километров. Но отец его догнал. И сказал: "Снимай сапоги, они тоже не твои, а буржуйские и нэпмановские".
Что было делать, прошлось снять. Дальнейший путь в Одессу Владимир (уже навсегда Владимир, а не Вульф) проделал босиком.
В Одессе он ночевал где придется, первые недели голодал и думал, что не выживет. Но его спасло американское общество помощи голодающим, АРА.
Они кормили голодающих бесплатным супом и кашей. Дело шло к холодам, а обуви у Владимира по-прежнему не было.
И тогда случилось чудо. Американец, увидев его посиневшие от холода ноги в царапинах и ссадинах, позвал его на склад АРА и дал ему новенькие солдатские американские ботинки.
С американских ботинок началась у Бердичевского почти счастливая жизнь. Он пришел в райком комсомола, показал свой членский билет, полученный еще в Овидиополе и сказал, что готов вносить вклад.
В райкоме комсомола поставили на учет и спросили его, что он хочет, учится или работать?
Устрoиться на работу было сложно, свирепствовала безработица. Но у комсомольских райкомов была броня для молодых комсомольцев, по которой они напрaвляли своих подопечных на государственные заводы.
Вульф ответил, что ему хочется и то и другоe, и учиться и работать, ведь никакого другого образования кроме двухклассного хедера он не получил, а читать и писать по-русски научился самостоятельно.
И тогда его направили в Еврабмол. Попасть туда было трудно, но комсомольская броня сработала.
Что же такое Еврабмол? Расшифровывается это, как Еврейская Рабочая Молодежь. Это была школа для евреев-подрoстков. Основным языком школы был идиш, потому что большинство ее учеников русский знало плохо, идиш был их родным языком.


Я поставил первую треть рассказа ещё вот с какой целью. Если никто не захочет читать продолжение, я тогда пойму, что не надо было и начинать.
Так что все теперь зависит от вас, дорогие френды.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments