dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

В помощь изучающим иврит


И еще UPD. А шпорцевый чибис выглядит вот так:


nick_55
Пока закон ещё не принят..)


Хотя все последующее будет в циничной и неприличной форме, но, в отличие от предыдущего поста, без всякой агрессии и негативного отношения к кому-либо. Но, на всякий случай, попросим прощения у прекрасной части ленты in advance, лепших взаимных френдесс попросим о лексической милости, поставим в-о-о-от такой ФОРМАТЕРНЫЙ ДИСКЛЕЙМЕР и дальше ну почти по графу Алексею Константиновичу - "Конь несет меня лихой, а куда не знаю.."
Только еще попросим прощения у израильских френдов за очень-очень приблизительное воспроизведение реалий их страны. Ну не был я там, звиняйте:)
Ну вот, все предварительные расшаркивания сделаны, морда с извинениями поворочена во все возможные стороны, и теперь volle Kraft voraus..

1. Частина першая, преамбульная

Итак, 1983 год..Вернулся я после тройки по Фанским горам в конце августа в Москву, против обыкновения меня не упекли в колхоз, и в первые же сентябрьские выходные я собрался в лес.

И тут звонит друг Олег и предлагает, мол, пойдем в лес, на слет Веры Матвеевой, отдохнем, расслабимся, а ты меня в свой "гроб" возьми. "Гробик" - это была такая формально одноместная компактная палатка 70-х. Поехали, встретились в электричке, пришли на слет, причем оба знали, кто такая Вера Матвеева, лишь приблизительно. Поставились, я запустил примус, с которым после занятий горным туризмом очень сдружился, варим еду и вместе с Олегом - будущим доктором филологических наук, между прочим, стали замечать, что более сквернословного и пьяного слета мы никогда не видели - то один пьяный подойдёт, начинает дружески материться и просит налить, потом еще один, потом подошла пьяная женщина, стала тоже ругаться матом и предложила выпить с ней "госкосорыловки" - так, оказывается, она именовала..виски, сделанный в Саратове.
А соседняя компания за кустами изъяснялась так, что будь на этом слете уже не один раз вспоминавшийся в этом ЖЖ Константин Христофорович Аджемов, то он упал бы в обморок и стукнулся головой о бревно. Олег сказал, что хорошо, что мы на примусе готовим, а то бы на костёр пришло бы больше пьяных женщин и он бы выпил с ними еще больше "госкосорыловки" и не смог бы пойти на концерт. Впрочем, он и так хватил ее больше, чем следовало, и поэтому мне пришлось вести его к сцене и придерживать, а встречным он говорил, мол, я КГБшник и стучу на туристов. Встречные и попутчики по своему состоянию мало чем отличались от Олега и радостно и неудержимо ржали в ответ.
Концерт получился довольно унылый, из известных людей там был Пётр Старчик (я его увидел впервые и до этого ничего про него не знал) и запел тоже нечто сколь пафосное, столь и невразумительное, что все опять неудержимо заржали, и Олег громче всех. Присутствовавшая пассионарная протолиберальная дама довольно солидного возраста как заорет на него:
-Ах ты, КГБшник! Кто дал тебе право смеяться над трагической песней?! Вон с нашего слёта!
Тут все опять заржали хохотом, сильно напоминавшим хохот рабочих, сооружавших эшафот для Карла Первого, в ответ на шутку Атоса в "Двадцать лет спустя". Но Олег испугался и говорит, мол, пойдем к себе и в гости к нашим соседям, а то я её боюсь. В этот момент Пётр Старчик кончил петь, конферансье свалился со сцены, а его замша объявила, что концерт окончен.
Я опять повел Олега домой, но КГБшником он больше не представлялся, пошли к соседям в гости, их оказалось человек 12, а предводительствовали ими два человека, представившиеся, как Макс и Козлевич, причем последний заявил, что его иначе называть нельзя, а кто попытается назвать по имени, "получит по жопе". В ответ не слишком трезвая дама заявила, что, мол, пошёл нах, как хочу, так и буду называть, но никто не взвился, мы стали знакомиться (Олега они знали раньше), я их быстро расположил к себе байками про стройотряды и военные лагеря, они хлопали и хохотали, а потом Макс сказал, что не худо бы и "нашу песню исполнить". Козлевич сказал, мол, всегда пожалуйста, и тут же запел..народный неподцензурный вариант "Песни о Вещем Олеге", который я, конечно, весь по памяти не воспроизведу, но начинался он так:

Как ныне сбирается Вещий Олег
Отмстить неразумным китайцам,
За их бестолковый и буйный набег
Им врезать ногою по яйцам.


Еще там была строчка:

Ответил кудесник:"Угрозы ебу,
Поскольку твою я предвижу судьбу!"


-Мерзавец! - заорала протолиберальная дама из глубины леса.
-Пшла нах! - заорала в ответ уже представленная выше не совсем трезвая дама

Веселье продолжалось в том же духе, а потом Макс объявил:
-А теперь наша традиция, сейчас уже три часа ночи!
И вся их компания, включая даму, в описании состояния которой "не совсем" стало излишним, выстроилась, взялась за руки и дружно закричала:
-ХУЙ!!
-Это и есть их традиция, - зашептал мне Олег. Они всегда в три ночи в лесу кричат "ХУЙ!!", а кто этого не сделает, считается отступником и ренегатом. Но, к нам, как к гостям, нет никаких претензий.
Потом еще посидели, попили чаю, потихоньку разошлись, на следующий день расслаблялись, потом из леса поехали в Гульбарий - это такая пивная рядом с Белорусским вокзалом, куда в 70-е - 80-е народ приходил после леса, и там я встретил ребят из Кумыса, мы познакомились, и через неделю я уже вешал веревки на спортивном слете Кумысовского турклуба и остался в нем навсегда. И на этом частина першая завершается.

2. Частина друга, амбульная.

Больше мне с Максом и Козлевичем встречаться не приходилось, где-то в 1992 через какие-то десятые руки я узнал, что Макс уехал в Израиль, и вот в середине 90-х в лесу я узнал от одного хорошего лесного знакомого, что же было там с ним дальше.

Приехал Макс жить в Израиль, а там, как это всем известно, строгий закон о всеобщей воинской обязанности, призвали его в ЦАХАЛ и послали служить в войска связи, где он не без успеха постигал армейскую науку, и "прапорщик" был им доволен.
Званий, приблизительно соответствующих нашему прапорщику, в ЦАХАЛе не два, как у нас, а целых шесть, кои мы опять перечислим:
расаль, расар, расам, расаб, ранам, ранаг
Возьмем среднее арифметическое и будем называть начальника Макса - расам, пожелав ему в будущем дойти до ранага.)
Как в любой армии, в ЦАХАЛ тоже есть караулы, вот поставили Макса на пост, а его дежурство пришлось как раз на ночь. И вот три часа ночи..Вспомнил Макс подмосковные леса, Козлевича, друзей, традицию, да как заорёт с вышки:
-ХУЙ!!
В казарме зажглись огни, а кустах за заборами, в израильской степи проснулись шпорцевые чибисы - у нас чибис обычный, а в Израиле - шпорцевый, с черной шапочкой и без хохолка, если кто не знает. А когда Макс сменился, расам подозвал его и сказал:
-Турай Вельтман (фамилия изменена), ты, конечно, отличный связист и солдат, но все же не думай, что ты один такой умный, и в Израиле никто, кроме тебя, не знает русского языка и слова, которое ты прокричал. А в нашем батальоне связи служат еще и девушки, которые тоже знают русский язык и это слово. Так что, пожалуйста, больше его не кричи!
-Слушаюсь, расам! - заорал в ответ Макс строго по израильскому уставу. "Турай" - это рядовой ЦАХАЛ, если кто не знал
Потом расам спросил его, почему он вообще кричал, и Макс честно ему рассказал про свою прошлую жизнь в СССР, леса, традицию, Козлевича, Гульбарий и т.д. Расам сказал:
-Что ж, веселая у тебя была жизнь, но ты, пожалуйста, не забудь, что я тебе сказал!
-Слушаюсь, расам! - опять заорал в ответ Макс.
Служба продолжалась, и однажды Макс во время очередного установления связи взял и перекрыл действующий норматив в несколько раз, и его подразделение выполнило свою задачу лучше всех. А потом еще и девушкам из соседнего подразделения помог. Начальство обрадовалось, на Макса посыпались поощрения, и однажды ночью, когда он сменился с дежурства, расам подозвал его и сказал:
-Турай Вельтман, ты очень помог нашему подразделению, и тебя за это заслуженно поощрило командование, и все это было по уставу. Но ты совершил такое, что, мне кажется, одних уставных поощрений недостаточно. И поэтому я поощрю тебя так, как ни один командир подразделений связи за всю историю ЦАХАЛ не поощрял своих подчинённых. Видишь вон те кусты в широкой израильской степи? До трех часов ночи осталось минут пять, вот беги и кричи там свое любимое слово, а потом - бегом обратно!
-Спасибо, расам! - опять заорал в ответ Макс. И побежал, куда ему было указано, встал за кусты и радостно заорал:
-ХУЙ!! - и шпорцевые чибисы опять проснулись и стали кричать.
После этого он стал служить еще с большим рвением, и снова помогал девушкам из соседнего подразделения, и расам и все прочие начальники были им очень довольны. Но однажды расам заметил, что Макс всё время о чем-то думает, и сказал ему:
-Турай Вельтман, в ЦАХАЛ подчиненный не должен ничего скрывать от начальника, даже если у него есть какие-то проблемы. Вот я заметил, что ты все время о чем-то думаешь, скажи, о чем именно?
-Видите ли, расам, когда я жил в Советском Союзе, то ходил в лес вместе с Козлевичем и пел там песню про то, как князь Вещий Олег собирается отомстить неразумным китайцам и дать им ногою по яйцам. Но на иврите, в отличие от русского языка, китайцы и яйца не рифмуются, и я все время думаю, как же решить эту проблему.
-Ну, по твоим успехам я вижу, что эти мысли не мешают твоей службе, но ты лучше больше про них никому не рассказывай. А как решить эту проблему, извини, я тоже не знаю!
Пришел дембель, Макс попрощался с сослуживцами и командирами, вышел за ворота казармы, и вместе с ним вышла тоже демобилизованная девушка по имени Алина из того самого подразделения связи, которому он так много помогал. Глаза их встретились...и - вот вам, прекраснейшие френдессы, компенсация за нецензурность и цинизм! - меньше, чем через месяц выписанный из Москвы Козлевич уже летел на их свадьбу!

Свадьба была веселая и радостная, правда, Козлевич, перебрав, сидел в углу. Вот гости стали расходиться, и Алина сказала Максу:
-Дорогой, сейчас я тебе сделаю еще один свадебный подарок, который ни одна женщина ни в Израиле, ни в России, ни где-нибудь еще не делала своему возлюбленному! Только ты растолкай Козлевича, а я вызову такси! - и они поехали на берег моря где-то в районе Ашдода.
Приехали, пошли на берег моря, Алина с Максом несколько раз окунули Козлевича в воду, поставили его на ноги, а на море шёл корабль.
И Алина сказала:
-Любимый, смотри, почти три часа ночи! И сейчас мы все вместе исполним твою ТРАДИЦИЮ, и Козлевич, надо полагать, тоже не откажется!
-Любимая! - и Макс поцеловал её.
-Ну вот, а теперь держи Козлевича и раз, два, три!
-ХУЙ!!! - радостно закричала вся троица. А шпорцевые чибисы опять проснулись, стали летать вокруг них и тоже радостно кричать.
А корабль вдруг приветственно загудел, замигал огнями, с него раздался шторм аплодисментов и радостные вопли:
-Молодцы, евреи!! Браво!! Так держать! СПАСИБО! - это был российский танкер, кажется, из Туапсе..

Через некоторое время Макс ждал жену у дверей израильской клиники, а Алину с новорожденной дочкой на руках провожала добрая израильская докторша.
-Алина, а скажите, пожалуйста, что Вы такая..задумчивая?
-Видите ли, доктор, когда мой муж жил в Советском Союзе и ходил в лес вместе со своим другом Козлевичем, то он пел там песню про то, как князь Вещий Олег собирается отомстить неразумным китайцам и дать им ногою по яйцам. Но на иврите, в отличие от русского языка, китайцы и яйца не рифмуются, и я все время думаю, как же решить эту проблему.
Докторша пришла в состояние О., но ненадолго, и засмеялась..

Еще года через два с половиной дочка однажды проснулась около трех часов ночи, хитро посмотрела на папу и маму и, к несказанной их радости, ...рассказывать, что было дальше, или сами догадаетесь?:)

***
P.S. А слет Веры Матвеевой в наше время, как мне рассказали, стал теперь ханжеский-преханжеский, там нельзя курить, можно пить только чай и петь песни только Веры Матвеевой..

P.P.S. Излишне строгим насчет лексической непорочности моральной морды дамам, господам и даже товарищам скажем: дорогие, скажите спасибо, что шпорцевый чибис - не скворец, относится к отряду ржанкообразных, а не воробьиных, и подражать человеческой речи ни шиша не умеет, хоть и умный . А то пришла бы кому-нибудь в голову идея устроить в Израиле международную конференцию по политкорректности и поддержанию идейно-нравственной чистоты означенной моральной морды, пошли бы вы на coffee-break в израильский сад в том же Ашдоде, и шпорцевые чибисы приветствовали бы вас лексикой из той страны, где живут их хохлатые собратья..

Вы будете смеяться, но еще один UPD. Френдесса helghi в комментах очень своевременно напомнила о скворце-майне, который в последнее время завоевал множество стран, даже Австралию, а на островах Тихого океана и на Маврикии в Индийском океане обижает местных реликтовых попугаев. И в Израиль он тоже добрался. И, в отличие от шпорцевого чибиса, он очень хорошо умеет подражать человеческой речи и запоминает слова и выражения, в том числе и не очень хорошие. Так что устроителей и участников потенциального международного конгресса о лексической непорочности моральной морды что в Израиле, что в Австралии и даже на Маврикии на самом деле может ожидать удивительный сюрприз во время coffee-break в субтропическом саду

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments