dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Сионист Потемкин

Вчера мне попался на глаза текст, написанный в залихватско-сенсационном ключе. Без ссылок на источники.
https://cyrillitsa.ru/history/84959-kazaki-evrei-zachem-byl-nuzhen-izrails.html
Я ему не поверил, решив, что это очередная журналистская утка. Но потом я решил найти текст со ссылками на источники. Кроме того, он написан иначе, как нормальный исторический реферат.
В общем, теперь я верю, что Григорий Александрович Потемкин был сионистом.

CHF7
ПОТЁМКИН:

Светлейший покровитель русских евреев

Все мы знаем светлейшего князя Потёмкина – и по имени мятежного броненосца, и по фильму про этот мятеж, знаем по «потёмкинским деревням», знаем, что он был фаворитом Екатерины Великой.

Те, кто знает историю получше, приведут побольше исторических фактов. Но есть такая страница в его жизни, о которой знают только специалисты. Это контакты светлейшего с евреями и его покровительство им и симпатии.

Для начала – немного о положении евреев в России до Екатерины II. Иван Грозный запретил всякое пребывание евреев в стране и следил за тщательным соблюдением запрета. В 1545 году были сожжены товары еврейских купцов из Литвы, приехавших в Москву. После взятия города Полоцка войсками Ивана Грозного в феврале 1563 года около 300 местных евреев, отказавшихся перейти в христианство, согласно легенде, были утоплены в Двине. Царь Алексей Михайлович изгонял евреев даже из временно занятых русскими войсками литовских и белорусских городов. В присоединённой к России части Украины евреи права постоянно жить также не получили. Среди первых жителей Мещанской слободы в Москве, согласно переписям 1676 году и 1684 году, было несколько евреев-выкрестов. Жили выкресты и в московской Новоиноземной слободе. Пётр I ввёл в высшие круги российской аристократии группу выкрестов: крещёными евреями были вице-канцлер Шафиров (ставший предком многих русских арсиократов), резидент в Амстердаме и Вене Веселовский (оба — выходцы из Мещанской слободы), генерал-полицмейстер Санкт-Петербурга Дивьер. Однако Петр I последовательно отклонял просьбы еврейских купцов о въезде в Россию, не желая, вероятно, обострять свои и без того напряжённые отношения с православной церковью. Как бы то ни было, именно при Петре I евреи начали проникать в значительных количествах в пограничные с Польшей российские земли, особенно в Малороссию.

По смерти Петра I 20 апреля 1727 года Екатерина I издала указ о высылке всех евреев из пределов империи:

Указ Именной

Указ Именной, состоявшийся в Верховном Тайном Совете 26 апреля 1727 года. О высылке Жидов из России и наблюдении, дабы они не вывозили с собою золотых и серебряных Российских денег.

Сего Апреля 20, Ее Императорское Величество указала: Жидов, как мужеска, так и женска пола, которые обретаются на Украине и в других Российских городах, тех всех выслать вон из России за рубеж немедленно, и впредь их ни под какими образы в Россию не впускать и того предостерегать во всех местах накрепко; а при отпуске их смотреть накрепко ж, чтобы они из России за рубеж червонных золотых и ни каких Российских серебряных монет и ефимков отнюдь не вывезли; а буде у них червонные и ефимки или какая Российская монета явится и за оные дать им медными деньгами.

Императрица Елизавета Петровна 2 декабря 1742 года указала:

Указ Именной

Указ Именной 2 декабря 1742 года. О высылке как из Великороссийских, так и из Малороссийских городов, сел и деревень, всех Жидов, какого бы кто звания и достоинства ни был, со всем их имением за границу и о невпускании оных на будущее время в Россию, кроме желающих принять Христианскую веру Греческого вероисповедания.

Как то уже не по однократным предков Наших в разных годах, а напоследок, блаженныя и вечнодостойныя памяти, вселюбезнейшия Матери Нашей Государыни Императрицы Екатерины Алексеевны, в прошлом 1727 году Апреля 26 дня состоявшимся указом, во всей Нашей Империи, как в Великороссийских, так и в Малороссийских городах Жидам жить запрещено; но Нам известно учинилось, что оные Жиды еще в Нашей Империи, а наипаче в Малороссии под разными видами, яко то торгами и содержанием корчем и шинков жительство свое продолжают, от чего не иного какого плода, но токмо, яко от таковых имени Христа Спасителя ненавистников, Нашим верноподданным крайнего вреда ожидать должно. А понеже Наше Всемилостивейшее матернее намерение есть от всех чаемых Нашим верноподданным и всей Нашей Империи случиться могущих худых следствий крайне охранять и отвращать; того для сего в забвении оставить Мы не хотя, Всемилостивейше повелеваем: из всей Нашей Империи, как из Великороссийских, так и из Малороссийских городов, сел и деревень, всех мужска и женска пола Жидов, какого бы кто звания и достоинства ни был, со объявления сего Нашего Высочайшего указа, со всем их имением немедленно выслать за границу, и впредь оных ни под каким видом в Нашу Империю ни для чего не впускать; разве кто из них захочет быть Христианской вере Греческого исповедания; таковых крестя в Нашей Империи, жить им позволить, токмо вон их из Государства уже не выпускать. А некрещенных, как и выше показано, ни под каким претекстом никому не держать. При выпуске же их чрез Наши границы, по силе вышеупомянутого Матери Нашей Государыни указа, предостерегать, и смотреть того накрепко, чтоб они из России за рубеж никаких золотых червонных и никакой же Российской серебряной монеты и ефимков отнюдь не вывозили. А ежели у кого из них такие золотые и серебряные монеты найдутся, оные у них отбирая, платить Российскими медными деньгами, яко то пятикопеечниками, денежками и полушками, которые могут они в Нашей же Империи отдать и куда кому надобно векселя взять; чего всего в Губерниях Губернаторам, а в провинциях и в прочих городах Воеводам, в Малой России же определенным командирам и генеральной, полковой и сотенной Старшине смотреть накрепко, под опасением за неисполнение по сему Высочайшего Нашего гнева и тяжчайшего истяжания.

И чтобы о сем Нашем Всемилостивейшем соизволении, всякого чина и достоинства всем Нашим верным подданным известно было, Всемилостивейше повелели сей Наш Высочайший указ напечатав, во всей Нашей Империи публиковать.

16 декабря 1743 года на докладе Сената, просившего императрицу допустить евреев из Польши и Литвы для временной, на ярмарках, торговли в Риге и иных приграничных местах, доказывая, что в противном случае «не токмо Вашего Императорского Величества подданным в купечестве их великой убыток, но и Высочайшим Вашего Императорского Величества интересам немалой ущерб приключиться может», начертала: «От врагов Христовых не желаю интересной прибыли».

Усилия, прилагаемые для того, чтобы не допустить евреев в Российскую империю, оказались бессмысленными, поскольку польские земли с их многочисленным еврейским населением вошли в состав Российской империи в конце XVIII века после разделов Речи Посполитой в 1772 – 1795 годах. В 1783 году в состав Российской империи вошёл Крым и крымчаки, а также караимы также стали российскими подданными.

С приходом к власти просвещённой государыни Екатерины Второй положение дел у евреев поменялось в несколько лучшую сторону – во многом благодаря именно Потёмкину. Первым законодательным актом, который уравнял права евреев и христиан мещанского и купеческого сословий стал правительственный Манифест («Плакат») 1772 года о присоединении к России части белорусских земель по первому разделу Польши. Затем последовал целый ряд законов и постановлений, принятых в период с 1772 по 1785 годы.

В высочайшем указе от 1785 года говорилось:

Когда означенные еврейского закона люди вошли уже, на основании указов Ея Величества, в состояние, равное с другими, то и надлежит при всяком случае соблюдать правило, Ея Величеством установленное, что всяк по званию и состоянию своими долженствует пользоваться выгодами и правами без различия закона и народа.

Власти стремились к предоставлению евреям избирательных прав в рамках сословий. В высочайшем указе от 1783 года было сказано:

Если евреи, в купечество записавшиеся, по добровольному согласию общества выбраны будут к каковым-либо должностям в сходственность высочайшего учреждения, то и не могут быть они удержаны от вступления в действительное возложенных на них должностей отправление.

В соответствии с этим указом еврейские купцы Могилёва, Орши и Мстиславля участвовали «с равною … противу живущих в тех городах христиан пропорциею» и некоторые из них были избраны в органы местного самоуправления.

Императрица поощряла еврейское расселение в Новороссии и приблизила в Санкт-Петербурге нескольких специалистов: её лечил Мендель Лев, провизором у неё был Самуил Швенон, банкиром - Вольф, личным подрядчиком - Абрамович и т.д.

Еврейские местечки в Белоруссии переходят во владение русским аристократам. В частности, один из екатерининских фаворитов, бывший адъютант Потёмкина, Семён Зорич получил от царицы в дар местечко Шклов, густо населенное евреями и стал их, ввиду своей расточительности, притеснять. Жалобы евреев вызвали в 1799 году командировку сюда Гаврилы Державина, а затем, уже по смерти Зорича, они были рассмотрены Сенатом. Это дело имело важное практическое значение для евреев, живших на помещичьих землях. Зорич, как иные землевладельцы, «мыслил, что он, яко помещик, мог, по прежним польским установлениям, простирать власть над евреями, в его селении и на его землях живущими». Сенат решительно заявил, что евреи подчинены исключительно магистратам и ратушам, что и было высочайше утверждено. Зорич, пользуясь услугами известного еврейского деятеля Ноты Ноткина, оказывал ему со своей стороны содействие и именно благодаря Зоричу Ноткин приобрёл связи в высших правительственных сферах; сохранилось рекомендательное письмо Зорича к генерал-прокурору Куракину (1797 год). Потомки выходцев из Шклова носят фамилию Шкловский - советский писатель, литературовед, критик, киновед и киносценарист Виктор Борисович Шкловский, советский дипломат, большевик Григорий Львович Шкловский, советский астроном, астрофизик, член-корреспондент АН СССР, лауреат Ленинской премии, основатель школы современной астрофизики Иосиф Самуилович Шкловский, публицист и этнограф Исаак Вульфович Шкловский, отец и сын – актёры театра и кино Олег Менделевич и Олег Михайлович Шкловские.

Светлейший также получил себе во владение подобное местечко в Белоруссии – Кричев-Дубровна или просто Кричев. После первого раздела Речи Посполитой в 1772 году в Кричевском старостве, владельцем Кричева был надворный маршалок великий коронный граф Мнишек. За отказ принять присягу верности Екатерине II был конфискован в казну и подарен императрицей князю Потёмкину. Административно Кричев считался местечком в составе Чериковского уезда Могилёвской губернии. В 80-е года XVIII века там строится судоверфь, со стапелей которой спускались корабли, которые через Днепр выходили в Чёрное море. В частности, на флотилии судов Кричевского производства осуществлялось путешествие Екатерины II в Новороссию. В Кричеве строятся 2 кожевенных, 2 стекольных, кирпичный, винокуренный, меднолитейный заводы, отделение Херсонского адмиралтейства, канатная мануфактура, мануфактура по выработке парусины. Парусина и канаты отправлялись по Днепру в Херсон, где под началом адмирала Ушакова строились корабли. После смерти светлейшего Кричев достался графам Потёмкиным, его родственникам, а затем перешёл к Голынским. У современных евреев иногда можно встретить фамилию Кричевский – это как раз и есть потомки выходцев из этого местечка. Это: советский архитектор Давид Львович Кричевский, участник событий августа 1991 года, погибший в столкновении с солдатами Таманской мотострелковой дивизии Илья Маратович Кричевский, один из последних ветеранов Первой мировой войны Моисей Ефимович Кричевский, инженер-прапорщик, украинский живописец, архитектор, график и художник кинофильмов Василий Григорьевич Кричевский, поэт-символист Юрий Борисович Кричевский и другие.

Население Кричева составляли русские, немцы, донские казаки, польские евреи Брат известного английского философа Сэмюэл Бентам, вспоминал, что евреи, у которых «нам приходилось покупать все необходимое для жизни», говорили на немецком или на идише. «По рыночным дням, оказываясь в самой середине этой сумятицы причудливых лиц и платьев, я часто спрашивал себя, каким ветром меня сюда занесло», писал Бентам, бывший у светлейшего управляющим имения в Кричеве. Об этом сообщает в своей работе «Потёмкин» известный английский кембриджский историк еврейского происхождения Саймон Джонатан Себаг-Монтефиоре. Данная книга является основным исследованием, в котором прямо говорится об отношениях Потёмкина с евреями. С ним также согласны такие историки, как Фельдман, Кандель и Дудаков.

Потёмкин проявлял редкую для того времени прогрессивность взглядов на национальные вопросы, веротерпимость и благосклонность к евреям. «Почти уникум среди русских военных и государственных деятелей, Потёмкин был больше, чем просто толерантным к евреям: он изучал их культуру, наслаждался обществом их раввинов и стал их покровителем», пишет Монтефиоре. Встаёт закономерный вопрос – откуда эти склонности у Светлейшего? Он рано столкнулся с этим народом, и видимо, его впечатления сложились в пользу евреев. Смоленское имение, где подрастал Григорий, расположено было неподалеку от мест стародавнего еврейского расселения. Интерес Потёмкина к иудаизму подтверждается собранной им и сохранившейся в Казани библиотекой, - более тысячи книг и рукописей, включая драгоценный свиток из 50 кож с «Пятикнижием Моисеевым», написанным предположительно в IХ веке.

Когда в 1775 году разрабатывались проекты по привлечению новых поселенцев на Юг, Потёмкин настоял на добавлении небывалой оговорки: «включая и евреев». Затем он вывел из этого целую программу, чтобы как можно скорее развернуть на новых землях торговлю: в течение семи лет не взимать с переселившихся евреев налогов, предоставить им право торговать спиртным; обеспечить защиту от мародёров; позволить привозить жен из еврейских общин Польши, разрешить открывать синагоги, сооружать кладбища. Вскоре Херсон и Екатеринослав стали частично еврейскими городами. Перед этим человеком были поставлены грандиозные имперские цели, которые он осуществлял с присущими ему государственным масштабом, энергией и сумасбродством. Он завоевал у турок Крым, запланировал строительство Севастополя, Одессы, мечтал о продвижении на Ближний Восток. Постоянно давала себя знать нехватка ресурсов, и особенно, подходящих людей. Ему было не до предрассудков при их подборе. Среди тех, кому покровительствовал Светлейший, были весьма и весьма одарённые и талантливые люди. Рассмотрим несколько примеров.

Карл-Людвиг (Карл Иванович) Габлиц, крещёный еврей, ребенком переселившийся с отцом из Пруссии (уроженец Кёнигсберга) стал выдающимся ботаником, почетным членом российской Академии наук. Он выполнял разные, в том числе и секретные поручения Потёмкина. 29 июня 1781 года экспедиция, состоявшая всего из трёх фрегатов и нескольких транспортных судов, вышла в воды Каспийского моря, чтобы устроить торговый пост в Персии и заложить основы центральноазиатской политики Екатерины. В состав экспедиции, насчитывавшей всего 600 человек, входили только 50 солдат-пехотинцев и Карл-Людвиг, которому, по всей видимости, принадлежит хранящийся в архиве французского Министерства иностранных дел отчёт об этом предприятии. В 1783 году Габлиц был назначен вице-губернатором Крыма, и, по сути, основал научное лесное хозяйство в России. Внук Габлица - композитор Александр Николаевич Серов (по линии матери), правнук - художник Валентин Серов (мать – Валентина Семёновна Бергман, из семьи крещёных евреев - Семёна Яковлевича Бергмана, владельца небольшой лавки колониальных товаров в Москве, и Августины Карловны Гудзон, родом из Гамбурга).

Ставший одним из доверенных лиц и поставщиков армии Потемкина, херсонский купец Николай Штиглиц тоже переселился в Россию в конце ХVIII века. Он был из семьи Гирша и Лазаруса, «придворных евреев» прусского княжества, и развил на российском Юге такой торговый оборот, который позволил оказать важные услуги Потёмкину. Впоследствии Штиглицы - придворные банкиры российских императоров и крупнейшие меценаты.

В составе «двора» заняли видное место шкловские евреи. Как известно, город Шклов был подарен Зоричу. Выбранные им еврейские «факторы», которые отличились при выполнении его поручений, соответственно рекомендовались и самому Светлейшему. Среди них был, упоминаемый выше, Нота Ноткин, который, как писали о нём, поставлял для войск провиант и фураж с риском для жизни, «служил отечеству со всевозможным усердием». А вместе с тем, приобрёл репутацию «защитника своего народа», бескорыстно ходатайствовал за единоверцев, и стал одним из основателей еврейской общины Петербурга.

Ключевую роль при потёмкинском «дворе» играла личность, отмеченная исследователями давно, но значение которой, по-видимому, ещё предстоит полностью оценить.

Иошуа Цейтлин, крупный купец и учёный гебраист, путешествовал с князем, управлял его имениями, строил города, заключал займы для снабжения армии, и даже управлял монетным двором в Феодосии (бывший центр крымской работорговли Кафа). По описаниям современников, он «расхаживал вместе с Потемкиным как его брат и друг», с гордостью сохраняя традиционную одежду, набожность, и на глазах у окружающих вёл беседы с раввинами. В талмудических дискуссиях иногда участвовал и лично Светлейший. При нём, правда, находились также православный священник и татарский мулла. Такое зрелище было поразительным не только для России, но и для Европы, получавшей от осведомителей отчёты о происходившем вокруг одного из самых непредсказуемых властителей. Получив титул надворного советника, а значит, дворянское достоинство, Иошуа Цейтлин в 1791 году вступил во владение имением в Могилёвской губернии. Некрещёный еврей по воле своего покровителя стал владельцем крепостных. Цейтлин добивался, по возможности, реальных позитивных перемен. По протекции князя, он в 1787 году, во время поездки Екатерины на Юг, был принят ею и подал петицию о прекращении употребления в официальных документах унизительного слова «жиды». Императрица дала согласие на это, предписав использовать только слово «евреи». Имеются подтверждения связей, установленных Цейтлиным с берлинским философом Мозесом Мендельсоном, центральной фигурой еврейского Просвещения - «Хаскалы». Была между ними духовная общность, но не могли не сказаться и различия, - как жизненных условий, так и концепций.

Потёмкина же можно считать первым христианским государственным деятелем, имевшим планы создания еврейского государства в Палестине. Он вынашивал планы ликвидации Оттоманской империи турок и восстановления на её месте старых государств, в частности, Византии («Греческий проект» Екатерины), и, конечно же, еврейского государства в Палестине. В этой связи он не исключал и возможности придать новый статус Иерусалиму, разместив там еврейское войско. Именно Потёмкиным была проведена первая попытка вооружить евреев со времён, когда Тит разрушил Храм. Один из друзей светлейшего французский аристократ принц де Люинь писал: «Князь Потемкин замыслил странный проект — создать полк из евреев [...] он намеревается сделать из них казаков. Ничто не забавляло меня так, как эта идея». Впрочем, подробнее об этом замысле Потёмкина написал Монтефиоре: «В то же время у Потёмкина родился необыкновенный замысел — вооружить против турок евреев. Реализация этой идеи, принадлежавшей, возможно, его другу Цейтлину, началась с образования кавалерийского эскадрона, набранного из кричевских евреев. В декабре 1787 года светлейший создал еврейский полк и назвал его Израилевский. Полком командовал князь Фердинанд Брауншвейгский. На фоне традиционного русского, а тем более казацкого антисемитизма эта затея была особенно удивительна. По мысли Потёмкина, Израилевский полк должен был состоять наполовину из пехоты, наполовину из кавалерии (евреев-казаков с запорожскими пиками). В марте 1788 года проходили учения тридцати пяти бородатых еврейских казаков. Скоро набралось уже два эскадрона, однако пять месяцев спустя Потемкин приказал распустить Израилевский полк, — как шутил де Линь, «чтобы не ссориться с Библией». Итак, Израилевский полк  существовал, но задуман он был отнюдь не для стычек с турками в составе Русской армии. Многие из полка удивительным образом оказываются в Париже, во Франции, где через год происходит революция, и влияние Франции на ход русско-турецкой войны резко ослабевает. То - есть, Израильский полк  Светлейшего готовился не только против турок. Преимущественно евреи выполняли у Потёмкина роль разведчиков и тайных порученцев для выполнения деликатных заданий. По-видимому, так называемый Израилевский полк Потёмкина подчинялся напрямую Светлейшему. О его истинном предназначении знал узкий круг лиц: непременно Императрица, правитель канцелярии князя Попов и, скорее всего, Суворов. С внезапной смертью Потемкина полный контроль над этой вооружённой организованной силой был утерян. Кто-то из «бородатых евреев-казаков» остался верным русскому престолу. Кто-то предпочёл ему знамена революционной Франции и искренне участвовал в Польском восстании в составе мятежной Народовой кавалерии Польского корпуса…».

Но сколь бы ни были дерзновенны подобные замыслы, весь расчет строился на власти и влиянии одной харизматической личности. Пока Светлейший был жив, его еврейские друзья и сторонники имели защиту. Будь Потёмкин жив, он, возможно, сумел бы ослабить напор антиеврейских настроений при дворе. Однако 5 октября 1791 года, застигнутый в дороге, на бессарабских холмах приступом тяжёлой болезни, Светлейший князь Таврический умер. А уже 23 декабря 1791 года Екатерина II подписывает указ о введении в России «черты оседлости». Очередные домогательства русских купцов, их застарелые религиозные страхи и мольбы о защите от «еврейской эксплуатации народных масс» стали поводом к принятию этого решения. Императрица Екатерина «сузила зону оседлости, запретила евреям заниматься земледелием и загнала их в города ...все, что прямо не дозволено..., им запрещается», писал позже французский посол Морис Палеолог. Дудаков считает, что причиной принятии данного решения стало то, что в этом самом году в революционной Франции законодательно было установлено равенство для евреев. «Когда в 1791 году французское учредительное собрание провозгласило эмансипацию евреев и признание их равноправия, то Екатерина II ответила на это указом от 23 декабря...», пишет учёный. В 1789 году предложение об их равноправии было поставлено на голосование в Национальном собрании и провалено 408 голосами против 40З. Но летом 1791 года был арестован при попытке бегства из Парижа король Людовик ХVI. Соотношение сил в стране изменилось в пользу левых сил. И когда 27 сентября предложение вновь было внесено, Национальное собрание признало равенство прав евреев с другими гражданами. С этого началось крушение средневековых гетто в Европе, сопровождаемое политическими осложнениями.

В 1794 году в Польше вспыхнуло восстание Тадеуша Костюшко. В нем принял участие еврейский конный полк под командованием Берека Иоселевича, - около 500 всадников. Отсутствуют прямые доказательства того, что среди них преобладали конники упоминавшегося «Израилевского» полка. Зато известно достоверно, что Иоселевич, поставщик лошадей для польской армии, неоднократно бывал в революционной Франции, он знал, какие идеалы отстаивал в боях с царскими войсками под Варшавой, и за что отдали свои жизни почти все его кавалеристы-добровольцы.

Незадолго до кончины Потёмкина, Цейтлин познакомил с князем своего зятя, очень способного коммерсанта Абрама Перетца. Один из богатейших откупщиков и строитель кораблей, он, при покровительстве наследников Потёмкина, поселился в Петербурге, в доме на Невском проспекте, получил звание коммерции советника и приобрел в столице значительное влияние. К Перетцу привлекали не только его финансовые возможности, но также ум и образованность. Подобно тому, как его тесть заслужил полное доверие Потёмкина, и лидер петербургских евреев завязывает дружеские отношения с виднейшим реформатором нового века – Михаилом Сперанским, готовившим для вступившего на престол Александра I план коренных государственных преобразований. В их число вошла проведённая в 1810 году финансовая реформа, которая, как считалось, во многом обязана своим успехом «наставлениям банкира Перетца». Но те несколько лет, которые Сперанский провел в постоянном контакте со своим еврейским другом, можно сказать, генерировали не одну, а целый поток идей. Считая, что самодержавие стоит на грани революции, Сперанский предложил для её предотвращения установить строгое разделение властей, ввести выборные органы, - Государственную и местные думы. Сохраняя на некоторое время крепостничество, Россия, по замыслу реформаторов, должна была начать движение в сторону парламентского строя. Последовало бы и смягчение антиеврейских ограничений. Во всём этом Сперанский, Перетц и те несколько лиц у трона, которые их поддерживали, явно опережали время. Близкая дружба с евреем шокировала высший свет и не прошла даром Сперанскому. Главный советник царя получил отставку и отправился в сибирскую ссылку. Были отвергнуты опасные идеи, - как не соответствующие «духу народа» и исторической традиции. А вслед за этим разразилась Отечественная война 1812 года, на ведение которой Абрам Перетц отдал своё огромное состояние, - и потерял его после победы, потому что не мог получить с казны затраченные деньги. Через много лет писали, что ему в той войне «наша армия обязана главным образом своим продовольствием».

Среди основателей движения декабристов оказался еврей, уроженец всё того же города Шклова, внук Иошуа Цейтлина, сын Абрама Перетца от первого брака, воспитанный своим отцом в Петербурге, титулярный советник Григорий Перетц. Возмущенный «несправедливостями и ошибками правительства», он, как показало следствие, вступил в тайное общество и вербовал в него других заговорщиков. Обсуждались там не только судьбы России в целом. Григорий Перетц, выяснено было на допросах, предлагал освободить рассеянных евреев и поселить их в Крыму или на Востоке (Малая Азия) «в виде отдельного народа». Так оживала идея еврейского национального государства, которая, по сути, присутствовала уже в дискуссиях Цейтлина с Потемкиным, в вербовке экзотического полка для будущего освобождения Иерусалима. Как было установлено следствием, по предложению Перетца условным знаком их тайной группы было принято слово «херут», что на иврите означало «свобода». С 1822 года Григорий отошел от тайного общества, и, тем не менее, после поражения восстания он был арестован, судим и сослан в Сибирь на четырнадцать лет.

Так перед нами предстаёт человек, который вопреки общественному мнению показывал широту своих взглядов, обладал веротерпимостью и использовал это на благо Отечества. Это был человек Просвещения, свободный от предрассудков, талантливый и неординарный. Потёмкин много благого сделала для Российской Империи. Великий государственный муж, он заслуживает того, чтобы о нём помнили. И, прежде всего, как о человеке, который был выше каких-либо предрассудков и предубеждений.

ИСТОЧНИКИ:

1). Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. Том 7. 1723-1727. СПб., 1830. С. 728.

2). Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. Том 11. 1740-1743. СПб., 1830. С. 727-728.

3). Полный хронологическій сборникъ законовъ и положеній, касающихся евреевъ. составил В. О. Леванда. СПб., 1874, стр. 17—18.

4). Полный хронологическій сборникъ законовъ и положеній, касающихся евреевъ. составил В. О. Леванда. СПб., 1874, стр. 20 – 21.

ИСТОРИОГРАФИЯ:

1). Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. Санкт-Петербург, 1906—1913.

2). Клейн Б. Потёмкинские евреи. http://www.sem40.ru/evroplanet/history/16857

3). Меляховецкий А.А. Энциклопедия заблуждений. Евреи. М.: Изд-во Эксмо; Донецк: Изд-во СКИФ, 2004.

4.). Рехельс Т. Еврейские кантонисты. http://www.proza.ru/2011/09/19/799

5). Себаг-Монтефиоре С. Потёмкин. М.: Вагриус, 2003.     


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments