dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Возвращаясь к "Оскару" ("Кто - о чем, а вшивый - бане")


На 1 минуте 55-й секунде, слова Дона Ширли, которые, по моему, передают главную идею фильма: "Т.е. я - недостаточно черный и недостаточно белый".

Вчера я посмотрел тот фильм, который получил главный приз, "Зелёную книгу". Оказывается, никакого отношения название этого фильма не имеет к "Новому Зелёному Курсу" АОС.
И даже к экологии в целом это название не имеет отношене. Партии зелёных в 1962-м году ещё не было.
Фильм в целом мне понравился и посмотрел я его не без интереса. Но то, что как бы решило судьбу фильма, расовая проблема и ужасные расисты Юга, которые обижают черного пианиста, на мой взгляд в фильме не главное.
Он мне понравился по другой причине, имеющей отношение к евреям диаспоры, в том числе и к советским евреям.
Эту проблему я бы назвал как примеру давнего фильма с Никитой Михалковым "Свой среди чужих, чужой среди своих".
Чёрный Дон Ширли - интеллигентный, хорошо образованный и воспитанный человек. Он не имеет ничего общего со своими соплеменниками, американскими черными, которые в массе своей плохо образованы, плохо воспитаны и малоинтеллигентны. Он не чувствует себя своим среди них.
С другой стороны, он чужой и среди белых, которые просто платят деньги, чтобы послушать виртуозную игру черной, но талантливой обезьяны.
Они его человеком не считают и даже не пускают в собственные туалеты.
Он поэтому, одинок в этом мире.
У советского еврея, который выбился в люди в первой половине прошлого века и стал известной фигурой были такие же проблемы. Он не хотел иметь ничего общего со своими, как он их назвал, "местечковыми" соплеменниками, людьми плохо воспитанными, плохо образованными и попросту дурно пахнувшими. Он не был своим среди тогдашних обычных евреев.
Он их презирал. Он даже демонстрировал свою неприязнь к иудаизму и всячески подчеркивал, что он духовно - христианин.
Некоторые из них крестились, хоть Советская Власть это не поощряла.
Тем не менее, для русских, особенно больших начальников, он всегда оставался под подозрением, как еврей. Он не был своими для них.
Именно таков был Борис Пастернак. Он ненавидел местечковых и понаехавших, особенно понаехавших из Одессы, несмотря на то, что его папа был одесситом.
Вот что пишет о корнях Леонида Осиповича Пастернака ВИКИ

Аврум Ицхок-Лейб Пастернак родился 22 марта (3 апреля) 1862 год в еврейской семье в Одессе, в доме гласного городской Думы М. Ф. Унтилова по Херсонской (ныне — Пастера) улице, 20. Его отец, Иосиф (Осип) Кивович Постернак, арендовал восемь номеров гостиницы в доме № 9 по Рождественской улице на Слободке («постоялый дом Груздьева»), куда переехала вся семья, когда будущий художник был ещё ребёнком. Дед, Кива-Ицхок Постернак, был одним из основателей одесского еврейского погребального братства

Но при этом, начальство его затравило, когда он написал толстый и на мой взгляд малоудачный роман о событиях ВОСР и Гражданской войны.
В наше время тоже есть такие чужие среди своих. Это конечно полукровка Быков с компанией других полукровок, которому не нравится местечковый Израиль и который носит большой православный крест на большом пузе, по величине одно другому подходит. Но который все равно для патриотической общественности остается мерзким жидом.
В том, что он "мерзкий" я с патриотической общественностью - согласен, в том, что "жид" - нет. Ничего еврейского кроме внешности в нем нет.
Вот почему проблема Дона Ширли мне как советскому еврею, понятна, хоть я всегда был на стороне "местечковых", а не на стороне новых христиан типа Пастернака, Быкова или Улицкой.
И именно поэтому я смотрел этот фильм с интересом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments