dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Послушай и вспомни.

(Песенник)
Тем, чья молодость пришлась на шестидесятые.




Игорь Баранов, Саша Талантов, Игорь Раков, я, Сережа Голубев.

(фотка плохая, зато полосатые рубашки видны хорошо. Такие тогда в Одессе были только у Бит-Клуба.)
Часть третья:

Бит-Клуб.


Песня третья:

"Blowin' In The Wind".
Снова
1965-й. Комсомольская крыша. Песни протеста.

.Осень 65-го выдалась ранней и холодной. На Бульваре дул пронизывающий ветер с моря, или, как говорят в Одессе, "сифон".
Но... деться нам особенно некуда было, мы сидели нахохлившись на скамейках и угрюмо молчали.
Гитары лежали рядом, никто не играл и не пел.
Но вот, наконец, появился Элвиз и народ оживился.
И действительно, то, что он рассказал, заставило нас забыть о холодном "сифоне".
Оказывается, он познакомился то ли с дочкой, то ли с внучкой индийского консула и она его пригласила в консульство.
Консульство располагалось в уютном одноэтажном особнячке на Кирова. (теперь, наверное, снова "Базарная", как и до большевиков, коренное название улицы связано с рыбным базаром, который находился здесь в начале двадцатого века).
Разумеется, там была будка с ментом и никого просто так заграницу не пускали.
А вот Элвиза пустили. (Везет же некоторым, такие знакомства!) Но и это не главное.
Там оказалался крошечный кинозал с проекционным аппаратом (напоминаю нашим молодым читателям что до эры видеомагнитофонов было еще далеко) и Элвиза позвали в гости не просто так, а на просмотр только что привезенного фильма.
Этим фильмом и был "Help".
Потом Элвизу и еще нескольким приглашенным счастливцам показали фильм. Далее последовал рассказ о содержании фильма.
Наш друг английского не знал, но, тем не менее, содержание уловил:
Про статую Богини Кали, из которой давно тому назад похитили священный рубин.
Про кольцо на пальце Ринго, где этот рубин засиял в наши дни. Про жутких кровожадных индусов, поклявшихся
разыскать украденный камень и принести в жертву Богине Кали святотатца, у которого они его найдут.

О том, как Битлз спасаются бегством от убийц по всему миру. (Фильм на выезде снимался в Альпах и на Багамах)
И о неожиданной финальной сцене, где настигнувшие их индусы вместо того, чтобы убить бедняг, поют с ними вместе.
Ну вы сегодня и без меня знаете о чем фильм, и скорее всего, все его смотрели.
Удивительно то, что премьера фильма состоялась 29 июля 1965-го года, а в Одессе он уже оказался, правда, по дипломатическим каналам, в сентябре, всего через два месяца. Куда там северным столицам до Южной Пальмиры!
Как это ни странно, подобное содержание нам показалось знакомым, мы ведь почти все читали "Лунный камень" Уилки Коллинза.
Что-то общее в сюжете просматривалось. Пикантно было то, что именно в индийском консульстве устроили просмотр фильма, где соотечественники консула показаны совсем не политкорректно.
Впрочем, я тоже люблю еврейские анекдоты и не считаю, что их сочиняют антисемиты. Куда им? Евреи и сочиняют.
Две песни из Help вы уже слышали в предыдущей главе, той, которую написал Саша Раков.
Элвиз - отличный рассказчик и по ходу рассказа может добавить какую-нибудь яркую подробность, которой на самом деле не было. Если она его украсит.
Но в истории про посещение консульства он ничего не говорил о том, как страстно его обнимала потом прекрасная индусска, потому что подобная подробность, хоть и яркая, помешала бы нам наслаждаться рассказом про фильм с нашими любимцами. Битлз были для нас интереснее красивых и экзотичных девушек.
Не знаю, обнимала ли она его в тот вечер вообще: если Элвиз вспомнит, расскажет сам.
Элвиз, кстати не единственный рассказчик, который оживляет подобным образом свои истории.
Одесса, если честно, город мюнхаузенов. Я - не исключение. Но моя индивидуальная особенность такова:
Я, как правило, сам верю тому, что вр... рассказываю. Всегда верю.
Если же меня кто-то будет ловить на несоответствиях, то ответ мой будет всегда таким:
"Что вы хотите, это было 40 лет назад, может, что-нибудь и перепутал."
А вообще нет, я так не скажу. Если я искренне верю в то, что рассказываю, значит так и было.
Без всяких "может". Точно было.
После рассказа о фильме мы размечтались. Размечтались о том, что хорошо бы нам иметь какую-то крышу над головой.
Где зимой и поздней осенью можно было бы собираться, играть на гитаре, слушать новые альбомы, петь самим. Про выпивку, как это ни странно, не мечталось. Нам было хорошо и без вина.
Пили мы его далеко не каждый день, хоть в Одессе оно было дешевым. Винных подвальчиков (винарок) было довольно много. Стакан разливного кисляка стоил 18 копеек.
За 36 копеек можно было чуть захорошеть. Наверное, потому что выпивка не была тогда в Одессе проблемой, мы на ней не сосредотачивались.
Водку мы почти никогда не пили. Дорого и ни к чему. Зачем, если есть столько вина?
А на Бульваре зимой не сильно покайфуешь. Море рядом и зимние ветры - свирепы. Жили мы тогда в основном в коммунальных комнатушках вместе с родителями бабушками и дедушками. Их ведь не выгонишь, чтобы собраться и покайфовать в помещении.
А хотелось. И вместе альбом послушать и попеть.
Мне особенно хотелось попеть, любил я это дело. Считал, что пою хоть и громко, но очень приятно.(тихо я петь не умел)
Если случалось петь в жилом помещении, то почти всегда пение мое заканчивалось скандалом с соседями и угрозами вызвать милицию.
Я уже писал об алой нейлоновой рубашке и возмущенных воронах при моем исполнении "Твист Эгейн".
Они, как и соседи, не понимали ничего в искусстве и каркали, стараясь заглушить дивные звуки мною издаваемые.
Впрочем, может эти звуки оскорбляли их эстетическое чувство?

Однако... наступает решающий момент. Не помню, кто именно первый произнес это слово, я или Элвиз?
Очень может быть, что Элвиз, потому что он к тому времени уже познакомился с только что вернувшимся из Берлина Сашей Раковым, а тот ему рассказывал про Бит-Клуб из Бремена.
Саша недавно мне написал, что первым сказал "А" именно он.
Я был готов с ним согласиться, он ведь даже про передачу написал в своей первой главе.
Тем не менее, Элвиз не может принять такую версию. У него свое мнение. Он считает, что слово это было настолько
естественным тогда, что придумывать его вообще не надо было. Никто ведь сейчас не обсуждает, кто первым придумал слово "тусовка".
Хочу уточнить, что я тогда с Сашей знаком не был.
Я впервые его увидел в подвале на улице Островидова, когда начались репетиции Бит-Клуба. Т.е., уже после того,когда наша затея удалась, зимой 1966-го года.


Вернусь снова в 65-й, в тот осенний холодный вечер.

Мы с Элвизом решили, что надо попытаться.

Попытаться выбить крышу над головой и какой-то официальный статус. Прикинули, что мы будем говорить и с этим решили идти... в Райком Комсомола. Пошли мы в Райком Центрального Района уже на следующий день.

Райком находился на Толстого, угол Франца Меринга. Сейчас наверное, Франца Меринга снова называется Нежинской.

Самое смешное, что нас почти сразу выслушали. И теперь, когда я думаю почему это произошло, я догадываюсь в чем дело.

Они, официальные комсомольцы, тогда только заставляли молодых что-то социально значимое делать. Никто добровольно не хотел заниматься комсомольскими играми. И зарплату им в Райкоме платили за то, что они "охватывали", т.е. сгоняли народ на какое-то "мероприятие". И их работа оценивалась в количестве проведенных "мероприятий". Но к ним никто никогда не шел с улицы с предложением добровольно быть охваченным, да еще с конкретным "мероприятием".

Я и Элвиз, скорее всего, были первыми, кто пришел сам. Вот почему с нами почти немедленно стал разговаривать Секретарь Райкома. Как его фамилия, я разумеется, не помню, зато помню как его звали. Звали его Васей. Он был похож на перепуганного сельского учителя, к которому неожиданно нагрянули инспекторы из района, проверять успехи его питомцев. Говорил он с тяжелым нерубайским акцентом.
(Нерубайское, это село под Одессой где уже говорили не на русском, а на суржике, т.е. смеси украинского и русского.
Чистый украинский в Причерноморской Степи почти не встречался, даже крестьяне под Одессой были приезжими отовсюду, эти земли суворовский штык отбил у турок только в конце 18-го столетия. Более ближние села, такие как Дофиновка и Крыжановка еще были вполне русскоязычными, но там жили, в основном, рыбаки, а не крестьяне, народ темного происхождения и непонятной национальности. Я думаю, что предки рыбаков были обычными контрабандистами. Но изобилие пограничных военных катеров и солярки для их моторов ликвидировало благородную профессию контрабандиста, заставив аристократов моря переквалифицироваться в рыбарей.)

Понимал он нас плохо. Нет, русский наш был ему понятен. Ему не было понятно о чем мы толкуем.

Ну тогда Элвиз просто начал ему лапшу на уши вешать, рассказывая, как мы будем заманивать с улицы трудных подростков, и бывшие трудные, перестанут пить, курить и хулиганить, нацепят комсомольские значки и дружно с песнями будут заниматься полезными делами. Но вот с какими песнями, вот в чем вопрос?

И тут я перехватил инициативу. И сказал, что петь мы будем исключительно песни протеста. Антивоенные, антибуржуазные и т.д.

Он вообще насторожился, когда я произнес слово "протест", а вдруг против начальства протестовать вздумаем?

Но я вошел в раж и прочел ему целую лекцию о песнях протеста. О борьбе американских и английских комсомольцев против войны во Вьетнаме, против гонки вооружений, против планов поджигателей войны. Рассказывал ему про Боба Дилана, Пита Сигера, Джоан Байез. Лекция ему понравилась, я был в ударе. Кроме того, я ведь тогда был почти искренним. Мои убеждения были... левыми.

 
Не официально левыми, не советскими, а такими же левыми, как и у Битлз, Джоан Байез, Боба Дилана и почти всех остальных американских и английских рок-звезд того времени. Я тогда вместе с ними был против войны во Вьетнаме. Я не знал правды об этой войне. Я не знал, что после прихода коммунистов Южный Вьетнам покроется концлагерями, где от голода, пыток и расстрелов погибнет почти миллион человек. Я не знал, что потом, тридцать лет спустя, буду работать вместе с женщиной, которая потеряла в коммунистическом концлагере мужа и двух детей, а на лице у нее остались следы пыток. Всего этого я не знал.

Впрочем, и сегодня состарившиеся хиппи и рок-звезды этого не знают и не хотят знать. Вот почему они до сих пор на стороне Вьетконга в той далекой войне. Я, правда, поумнел за прошедших сорок лет. Тем не менее, я пишу о себе в середине шестидесятых, а не о себе сегодняшнем. Вот почему мой пафос в разговоре с Васей не был полностью лживым. Я верил тогда, тому что говорил.
И теперь, наконец, я попробую показать и ту песню, о которой я рассказывал Васе и которая дала название этой главе.

Это одна из самых ранних песен протеста, песня 1963-го года рождения.
Песня эта стала почти образцом подобных песен, об этом, в частности, пишет Викпедия:

 
It is an example of the protest song, posing as it does philosophical questions about peace, war, and freedom.


Я думаю, что эта фраза понятна всем нашим читателям и в переводе не нуждается.
Сочинил и спел ее потомок эмигрантов из Российской Империи Роберт Циммерман, который взял себе сценический псевдоним "Боб Дилан" в честь ирландского поэта.
Называется она, как вы уже поняли из названия главы, "Blowin' In The Wind", ("В дуновении ветра")

Вот ее полный текст на английском:

 


How many roads must a man walk down

Before you call him a man?

How many seas must a white dove sail

Before she sleeps in the sand?

How many times must the cannon balls fly

Before they're forever banned?

{C}{C}


The answer, my friend, is blowin' in the wind,

The answer is blowin' in the wind.



How many years can a mountain exist

Before it is washed to the sea?

How many years can some people exist

Before the´re allowed to be free?

How many times can a man turn his head,

Pretending he just doesn´t see? {C}

The answer, my friend, is blowing in the wind,

The answer is blowing in the wind.

{C}{C}


How many times must a man look up

Before he can see the sky?

How many ears must one man have

Before he can hear people cry?

How many deaths will it take ´till he knows

That too many people have died?

{C}{C}


The answer, my friend, is blowing in the wind,

The answer is blowing in the wind.


Теперь давайте посмотрим как поет свою песню Боб Дилан.

Ну а теперь о переводе.
В конце шестидесятых эта песня на русском входила в репертуар многих известных исполнителей.

В частности, ее пела Эдита Станиславовна. Помню главные строки на русском, которые пела Пьеха:

- Ответ на вопрос мне ветер принес, мне ветер на крыльях принес.

Больше я ничего из того текста не помню, может и хороший был текст?
Сегодня я попытался найти в Сети перевод.

Но находил, как говорит главный критик нашего проекта, "сплошной шлак и мрак". Полуграмотные вирши без размера и рифмы.
Так что пришлось мне самому переводить. Если кто знает действительно хороший перевод, поставьте его в комментариях.
Ну а мой... Я осилил только два куплета, первый и последний. Допускаю, конечно, вольности, но... похоже, смысл сохранил. Впрочем, вам судить:


Сколько дорог нам пройти предстоит,
Чтобы людьми снова стать?

Сколько морей голубок пролетит,
Чтобы покой отыскать.

Сколько еще надо пушкам палить,
Прежде чем мир победит?


Знает ответ лишь ветер один,
Ветер ответ сохранит.....

Сколько придется наверх посмотреть,
Если не видно ни зги?
Сколько ты должен молчать и терпеть,
Если кричат: "Помоги!"

Сколько смертей ты захочешь простить,
И не поможешь в беде?

Лишь ветер мой друг, знает ответ,
Лишь ветер расскажет тебе.


Когда я готовил эту главу, обнаружил, что мой двоюродный брат Игорь Юдович перевел и опубликовал очень интересный текст американца Джеймса Кэрролла об еще одном поклоннике знаменитой песни.

Оказывается, ее поклонником был покойный папа Иоанн Павел II

Но он нашел в песне Дилана вполне религиозный смысл. Вот как Джеймс Кэрролл об этом пишет :




http://berkovich-zametki.com/2006/Zametki/Nomer1/Kerroll1.htm

=============

Для Иоанна Павла II, с другой стороны, совместное появление имело конкретный смысл. После короткого выступления Дилана микрофон взял папа. "Ответ, мой друг, is blowin' in the wind", – сказал он на своем тяжелом английском, цитируя знаменитую фразу из песни.

И дальше, для огромной аудитории молодых итальянцев он определил этот wind (ветер), как "дыхание и жизнь Святого Духа". Затем, как бы оправдывая присутствие Дилана и – не случайно – защищая его обнародованное обращение в христианство, папа обратился к толпе с вопросом: "По скольким дорогам должен пройти человек, чтобы иметь право называться человеком?" И сам же ответил: "По одной! Только одна дорога ведет к человеку, и эта дорога – Христос, который сказал: "Я есть жизнь!"

==============

Таким образом, покойный папа дал ответ Дилану. Человек должен пройти только по одной дороге, дороге к Иисусу Христу.

Крут был папа, ничего не скажешь.

 
Песни протеста пели не только американцы. От них не отставали уже упомянутые мною в предыдущих главах итальянцы.

И именно в эту осень 65-го Джанни Моранди впервые спел свою ставшую тоже знаменитой, но уже в Европе и СССР "C'era un ragazzo" (Был один парень). Песня нам очень нравилась, потому что Джанни Моранди там пел о Битлз и Роллинг Стоунз, и о наших любимых песнях того года, Ticket to Ride, Help, Yesterday и “Lady Jane” (последнюю пели Роллинг Стоунз).
Кстати, посмотрите на них, не сегодняшних, тех из 65-го.
И заодно послушайте Lady Jane:


Антивоенная песня Джанни Моранди сопровождается довольно интересными фотографиями шестидесятых, связанными с войной во Вьетнаме.



Итальянский текст я приводить не буду, но вместо перевода поставлю видеоклип с кавер-вариантом на русском языке.Его поют "Поющие Гитары". Это первый профессиональный квартет в СССР, который был сделан чисто технически по образу и подобию Битлз. С него начала свою жизнь аббревиатура ВИА (Вокально-Инструментальный Ансамбль) Поют они, правда, намного хуже Джанни Моранди, стоят как истуканы с каменными лицами.
Тем не менее, не надо забывать, что это запись середины шестидесятых.
Итак ВИА "Поющие Гитары". Та же самая песня на русском:

Последняя песня протеста, про которую я рассказывал в Райкоме Комсомола называлась “We Shall Overcome”, (Мы преодолеем.)
Песня эта была гимном американских борцов за гражданские права во главе с Доктором Мартином Лютером Кингом.
В одной из своих речей Мартин Лютер Кинг почти полностью процитировал эту песню. И эта речь была названа по имени песни: “We Shall Overcome”.
Покажу я ее в исполнении очень хорошего певца, которого можно назвать "Красным Элвисом Пресли". Он уехал из Америки и скитался по миру, в основном, по коммунистическому миру. Был идейным борцом против капитализма и американского империализма.
Тем не менее, он совсем неплохо пел, несмотря на его идейность. Звали его Дин Рид. Вот в исполнении Дина Рида и посмотрите еще одну знаменитую песню протеста.По ходу пения бегущая строка дает русский перевод. Так что всем будет понятно о чем поет "Красный Элвиз".


Ну вот, теперь, когда музыкальная программа главы исчерпана, можно и на коду:
Вася обещал найти помещение. И действительно немедленно принялся звонить и выяснять.
Так уже через несколько дней, в первых числах октября, мы впервые собрались в подвале Клуба Связи по улице Островидова.
Бит-Клуб начал свою работу! 
Подвал был хорошей просторной комнатой, вполне комфортабельной, на подвал в убогом смысле этого слова не походившей.
Только окна выходили на уровень земли и можно было видеть, в основном, красивые ноги проходящих девушек, но дальнейшее продолжение только угадывать. (А вдруг выше будет уже не так красиво?)
Никаких наблюдателей от начальства там не было, мне просто дали ключ. Фантастика!!!
Мы не верили своему счастью. Начали распределять кто чем займется. Элвиз, конечно, пообещал немедленно начать собирать усилитель.
Потом собрали деньги на сценические костюмы. Никто ни копейки себе не забрал, все было честно.
На эти деньги действительно пошили сногсшибательные брюки из черного дермантина (под кожу) и полосатые рубашки.
Шили бесплатно. Саша Раков в следующей главе называет как предполагаемого создателя этих костюмов Бориса Ветлугаева.
Это не так, их шил мой одноклассник по 36-й школе, Саня Тимков.
И, кажется, Элвиз.
Но он сам напишет участвовал ли он в создании экипировки. По-моему, участвовал. Ах, да - мы еще избрали начальника. Выборы прошли очень быстро, прямым и открытым голосованием. Но не при помощи поднятия рук, а при помощи двух-трех выкриков:

- Вот ты и будешь!

Так я стал Председателем Бит-Клуба. Остальные промолчали или вообще не заметили, что участвуют в моем избрании.
По-моему, на первом сборе Бит-Клуба были:
Элвиз, я, Саня Фердман, Женя Гуральник, Коля Фадеев, Саня Тимков и еще два-три человека имен которых я не помню.
"Одуванчики", (Раковы, Птица, Гара, Ленчик Портной, появились чуть позже.) Еще позже, “Орфеи”, (Саша Станев, Петя Шалюта)
Мы усердно готовились к грядущим боям, т.е. выступлениям перед сотнями людей. Но об этом расскажет уже Саша Раков в следующей главе. Я ее поставлю очень быстро, потому что она уже у меня есть, мне только музыкальный материал надо подобрать.










Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments