dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Игорь рассказывает о том, как убивали компанию, в которой он проработал четверть века (Окончание)

Игорь Юдович

Окончание. Начало

Недавно я спросил своего товарища, который эмигрировал в страну А. в то же время, что и я, но всю свою жизнь проработал чуть ли не в десятке знаменитых компаний в хай-теке у нас в Силикон Валли — дружен ли он с кем-нибудь, может ли он что-нибудь хорошее сказать о руководстве компаний, где он был далеко не последним человеком? Вот его ответ:

— Игорь, ты должно быть, шутишь? Ты себе слабо представляешь что такое хай-тековская компания.

Люди мелькают — приходят и уходят — так быстро, что даже имени запомнить невозможно. Не говоря уже об индийских и китайских фамилиях. А руководство? Они точно так все временные, проект закончен и всё вокруг меняется, включая начальство. Понятие лояльности к компании совершенно чужеродно, даже наоборот — если ты задержался в компании больше, чем на три-четыре года, значит и по мнению коллег и по мнению начальства это именно с тобой что-то не в порядке, значит ты первый в очереди на увольнение.

Не могу сказать, что так сурово было в АБС на моем уровне, но на уровне руководства порядки стали похожими. Традиции внутреннего роста были уничтожены повсеместно. Руководство стали привозить извне, лучше, если издалека. Прежний опыт перестал играть какую бы ни было роль. Замена руководства происходила примерно каждые пять лет. Очередной совершенно выдающийся Босс — по мнению совета директоров и агентства по поиску таких выдающихся личностей — появлялся на 32-м этаже в кабинете СЕО и в течение нескольких месяцев обрастал многочисленными заместителями из своих бывших коллег, друзей и сослуживцев. Он мог прийти из Walмart, Citi Bank, телефонной или большой инвестиционной компании — это неважно, согласно последней моде в стране А., руководитель по определению есть гений места. Любого. (Я как-то разговорился со знакомым мне помощником нашего такого СЕО и назвал его номенклатурой. Помощник, как выяснилось, никогда не слышал об этом понятии, пришлось рассказать о советском опыте и смысле слова. Он рассмеялся и сказал — а ты прав, мы теперь и есть номенклатура).

Следующие год-полтора у заместителей (вице-президентов и всё растущего количества старших вице-президентов) уходило на то, чтобы поменять весь следующий под ними уровень — директоров, коих в компании становилось всё больше и больше, пока в последние годы не стало 200 с лишним. Общим объяснением нового начальства в необходимости такой массовой замены ниже подчиненных было стандартное: они — старые кадры — не понимают новых веяний и мы научим вас как надо правильно работать (здесь прямо напрашивается классическое: «Я научу вас свобо-о-о-ду любить»). Следующие год-два уходило на слом уже существующего, как правило хорошо работающего, и на медленное понимание советом директоров, а коллективом намного раньше, что руководить инвестиционным фондом или большой сетью магазинов это не совсем то, что компанией АБС. После этого еще до двух лет уходило на поиски нового гения… и цикл повторялся сначала.

В 1991 году в компании работало 27 тысяч человек, с ними справлялись 14 вице-президентов. В 2015 осталось примерно 20 тысяч, но было уже 55 вице-президентов и старших вице-. В последние лет 10-12 я ни разу не видел своего вице- у нас на собрании. Да, собственно говоря, никто уже не знал имен-фамилий больших дядей на 32 этаже. Всем — руководству и большинству подчиненных стало всё по-барабану. Всё большую часть до того внутренней работы стали выполнять неизвестно откуда, кем и для чего призванные подрядчики. Которые, по определению, не отвечали ни за что и постоянно менялись, но вызывали у постоянных работников вполне понятную “любовь” своими зарплатами и привилегиями.

-3-

К середине десятых АБС вполне заслуженно потеряла последние остатки уважения у «народа» штата К. Перечень всех глупостей и прямых уголовно наказуемых деяний занял бы слишком много места. Достаточно вспомнить взрыв газопровода в Сан-Бруно в 2010, унесший жизнь 8 человек и сравнявший с землей городской квартал. Но одновременно с изменением культуры в и вокруг АБС изменились и наши избранные законодатели и их верные друзья в штатных и городских комиссиях. Изменились, отнюдь, не в лучшую сторону.

Новые глобальные идеи овладели политизированными массами и требовали своего немедленного воплощения в жизнь. Чуткие законодатели не могли не ответить на призыв. Две новые глобальные идеи заключались в следующем. Первая была «общечеловеческая»: глобальное потепление требовало немедленной коррекции. Конечно, в общем смысле коррекция должна была быть управляемой, и конечно из города В. Но для АБС, в узком смысле это в гораздо большей степени означало — из города С.

Вторая была связана с общим изменением политического климата в стране А., но особенно с прогрессивистскими тенденциями “бегущего впереди паровоза” штата К.

Количество никак экономически не аргументированных указов со стороны регуляторов и законодателей выросло в разы. Ну, например, было предписано, что не менее 20% всех компаний привлекаемых в качестве субподрядчиков должны были быть руководимы женщинами, меньшинствами или инвалидами. (Помню у нас был небольшой, примерно двухмиллионный проект в районе Бекерсфилда — это 4+ часа от СФ на юг. Однажды наш директор в грустном расположении духа втихую пожаловался мне — Ну где я в этой дыре найду подрядчиков-латино или женщин? Поэтому возим из СФ по вахтенному методу, снимаем им там гостиницу, кормим… ты даже не представляешь, во сколько это обходится). Вообще, политкорректность и предпочтения для определенных этнических групп стали куда важнее экономических показателей, очень быстро в компании появился вице-президент по “поддержке меньшинств” со своим уровнем директоров и прочих подчиненных.

Но основной удар по остаткам независимости и экономической целесообразности и до того весьма относительно самостоятельной АБС последовал “во исполнение решения Партии” по увеличению renewable, то есть, чистой (возобновляемой), или по другому определению — “зеленой”, или в некоторый случаях — энергии, получаемой из биологических или промышленных отходов. Идея, как и принуждение к исполнению, выглядели вполне в духе времени и пользовались огромной поддержкой народа штата К…. Если бы не цена.

Цена же солнечной, ветровой, приливной, геотермальной, не говоря уже о цене очень модной энергии из коровьего дерьма или из коры и остатков деревообработки, пока еще значительно превосходит стоимость энергии получаемой после сжигания газа, нефти или каменного угля. И в этом — большая проблема. То есть, покрыть всю страну солнечными панелями и ветряками в принципе возможно, но что делать после этого с биллами возмущенных пользователей пока не придумали даже в PUCе. Всё увеличивающиеся нормы “озеленения” тем временем спускали сверху вниз, разрешая покрывать всеобщее желание “озеленения” за счет увеличения биллов, посылаемых тем самым желающим “озеленения”. Всё достаточно честно, но, конечно, недовольство получавших биллы распространялось только на компанию, от которой приходили биллы. PUC и дяди в городе С. как всегда были не при чем. К концу 2016 33% всей производимой и потребляемой энергии на территории АБС было зеленой, темпы “озеленения” и одновременного роста стоимости электроэнергии росли с каждым годом. По плану на 2040 год 146% всей производимой энергии должно быть “зеленой” до одури.

Сварить лягушку так, что она не заметит, как известно, не трудно — надо только очень медленно добавлять огонь на плите. И все было бы, наверно, относительно тихо и cozy отношения между PUC и АБС продолжалось бы многие годы[1], если бы не проклятое изменение климата. Оно, к сожалению, существует и для штата К. выразилось в повышении средней температуры, большей продолжительности сухой и жаркой осени и к довольно резкому снижению годовых осадков.

Пожары всегда были серьезной проблемой в штате К. Но расширение пригородов в зоны лесов, хроническое неадекватное финансирование противопожарных мероприятий, отказ от традиционных управляемых пожаров для очистки подлеска, но главное — многолетняя засуха при общем повышении температуры воздуха и из-за этого массовая много-много миллионная гибель старых деревьев, создали совершенно новую, куда более трагическую ситуацию. Жертвами пожаров 2016-17-18 годов стали тысячи людей… и одна большая компания — АБС.

-4-

Наши законодатели в городах В. и С. очень умные люди, собственно говоря, поэтому мы именно их и выбираем нас представлять в органах власти. Умные люди, среди других достоинств, обладают одним очень важным — умением все возникающие проблемы сваливать с больной головы на здоровую. Ибо, если умный человек оказывается в чем-то виноват или, не дай бог, должен за что-то ответить, так какой же он умный?

Пожары всегда приводят к большим финансовым потерям. Страна А. основана на представлениях о законности и ответственности, в том числе ответственности за причиненный ущерб. Если сказать по-простому, то за сгоревший дом, сарай или, не приведи Господь, человека, пострадавшему или его родственникам положена денежная компенсация. Очевидных источников выплаты, собственно говоря, всего три: виновный в пожаре, страховая компания или государство. Как-то априори понятно, что никто их этих троих не спешит взять на себя ответственность компенсировать утраты пострадавшим. Страховые компании, самый очевидный источник, далеко не так прост, как может показаться наивному человеку при заключении договора. В любом случае они даже заплатив пострадавшим немедленно постараются вернуть деньги, отобрав их у виновного. Да и далеко не все пострадавшие имеют адекватную страховку. Государство, в свою очередь, согласно в случае бедствия помочь спальными мешками, выделением школ под временное убежище, даже денежным пособием на первые пару дней, но ни при каком раскладе не обещает полной финансовой компенсацией. Роль государства, как справедливого и независимого арбитра, становится критически важной. Деньги пострадавшим надо выплатить, иначе они, да и многие другие в следующий раз не проголосуют за эту власть. Где взять деньги?

Понятно, что если в сухую и жаркую погоду пару мужиков развели костер в лесу и забыли его погасить, то при всем желании, даже посадив их в тюрьму, денег на восстановление сгоревшей деревни у них не возьмешь. Но есть и другие случаи, куда более интересные.

Самый элементарный анализ источников пожаров в штате К. показывает, что их причиной часто становятся неполадки с промышленным оборудованием и неадекватная противопожарная организация на промышленных и прочих предприятиях-бизнесах, то есть там, где, по мнению законодателей, есть деньги. Более детальный анализ показывает, что среди виновников пожаров на первом месте оказываются именно газовые и электрические компании с их миллионами километров “огнеопасных” труб, проводов и прочего постоянно искрящего железа. Государству в лице законодателей штата К. осталось только придумать абсолютно надежный способ их изъять. Я подчеркиваю еще раз словосочетание “абсолютно надежный”. То есть, 100%. И наши ребята в городе С. его нашли!

История с “дерегулированием” показала как мало мозгов у наших избранных. Но их вполне хватило на изобретение легального термина (концепции) и проведения через Законодательное Собрание штата К. закона о практическом применении (обоснования) этого, не побоюсь слова — гениального, термина. Термин называется:

INVERSE CONDEMNATION

Английский вариант объяснения термина дается ниже:

Inverse condemnation is a legal concept that entitles property owners to just compensation if their property is damaged by a public use. This liability rule applies to all government agencies, as well as utilities. After a wildfire, inverse condemnation is the way that victims of fires (residents, businesses, and local agencies) recover their costs.

В русском автоматическом переводе Гугла:

Обратное осуждение — это юридическая концепция, которая дает право владельцам имущества на справедливую компенсацию, если их собственность повреждена в результате публичного использования. Это правило ответственности распространяется на все государственные учреждения, а также коммунальные услуги. После пожара обратное осуждение — это способ, которым жертвы пожаров (жители, предприятия и местные агентства) возмещают свои расходы.

Из статьи новостного агентства “Блумберг”:

Известный как Inverse condemnation, юридическая концепция делает калифорнийские ютилити ответственными за финансовые последствия пожара вызванного оборудованием этих компаний — вне зависимости была ли в этом вина компаний. Ютилити потратили много усилий в последние годы на изменение этого закона, но ничего не добились.

Пример, который приведен в статье, объясняет читателю один из вариантов практического применения концепции.

“Представим, что пьяный водитель врезался в столб с электрическими проводами и сбил его на землю. От упавших проводов загорелась трава и начался пожар. Все последствия пожара на основании принципа Inverse condemnation должна будет финансово покрыть компания, которой принадлежит столб”.

Проще эту концепцию я сформулировал бы следующим образом: “Деньги можно изъять только у тех, у кого они есть”.

На практике работа оборудования электро и газовых компаний регулируется тысячами положений и законов как федеральных (FERC), так и штатных органов (PUC). В том числе, законами по соблюдению техники безопасности и последствий по несоблюдению. Провода линий электропередач падают и/или вызывают большие и мелкие неприятности по тысяче причин. Чаще всего в этом есть причина именно плохого обслуживания со стороны компаний типа АБС. Чаще всего, но не всегда. Например в правилах FERC прописано, что компания, которой принадлежат высоковольтные линии электропередач, обязана проектировать и эксплуатировать их таким образом, чтобы они могли выдержать порывы ветра до 55 миль в час. А больше? А нет никакого больше. Все законы по технике безопасности предусматривают некие пределы, в которых эти законы должны соблюдаться. Законы по ТБ предполагают еще и некоторую экономическую разумность. Конечно, можно так спроектировать и содержать линии электропередач, что они выдержат ветер и 250 миль в час, но кто согласится такие конструкции оплатить? Впрочем, здравый смысл и трезвый взгляд никогда не были достоинством законодателей штата К. Концепция Inverse condemnation просто отбросила все рассуждения о здравом смысле и все объяснения специалистов как враждебные политическому и идеологическому представлению законодателей. Пострадавшим надо выплатить компенсацию, значит надо найти деньги. Деньги есть только у богатых, значит деньги надо забрать у них. Лучше, если по закону. Точка.

Уважаемый читатель, я ни в коей мере не утверждаю, что АБС или любая подобная энергокомпания не виновна в трагических пожарах последних лет. Я слишком хорошо представляю общий бардак и уровень безответственности руководства АБС и, скорее всего, любой другой большой корпорации. Но мухи и котлеты должны быть разделены. Компания виновная в пожаре должна нести ответственность. Компания не виновная — не должна. Страшный пожар в Сономе и Напе осенью 2017 года как долго утверждали был вызван падением линий электропередач. АБС никогда это не отрицала, что линии упали. Но все метеостанции зарегистрировали в эти трагические минуты порывы ветра до 80 миль в час, что не помешало исходя из принципа Inverse condemnation предъявить АБС иски на 15+ миллиардов долларов.[2]

Следственная комиссия штата К. начала работу немедленно, когда еще горели дома в винных долинах. Как объясняют профессионалы, в каждом конкретном случае вопрос определения места начала пожара и причин начала пожара далеко не очевидны, несмотря на противоположное мнение средств массовой информации, страховых компаний, представляющих пострадавших адвокатов и наших уважаемых законодателей. Работа комиссии заняла больше года и в середине января 2019 года был объявлен результат: так называемый Tubbs fire (пожар) начался на частном земельном участке из-за неисправности частного электрогенератора. Компания АБС в Tubbs пожаре 2017 года, самом большом по жертвам и финансовым последствиям из пожаров 2017, невиновна.

-5-

В последнем десятилетии количество и размеры пожаров в Северной и Южной Калифорнии значительно выросло. АБС сегодня обвиняют примерно в 25-30 пожарах, большинство из них уже официально, после расследования, признаны виной компании. Расследование по самому страшному в истории штата Camp fire, унесшему в 2018 году жизни 86 человек и практически полностью уничтожившему небольшой городок Парадайз, продолжается и продлится как минимум до лета этого года. Практически все пожары вызваны контактом ветвей деревьев с линиями электропередач. Все три большие калифорнийские ютилити компании оказались примерно в одной ситуации: они не справляются с обрезкой деревьев в “защитных” полосах линий электропередач. Деревья при сильных ветрах касаются проводов, возникают искры, которые часто становятся началом пожара. PUC штата К. требует соблюдение расстояния в 4 фута (1.2 м) между любой растительностью и высоковольтными линиями. Поскольку расстояние в 4 фута не учитывает ветер, то по внутренним правилам АБС обычно старается поддерживать расстояние между деревьями и проводами около 12 футов. Всего в один и каждый год компания вокруг своих примерно 30, 000 км высоковольтных линий срезает от 1.1 до 1.4 миллиона деревьев. Не обрезает ветви, а полностью срезает. Сколько дополнительно обрезается веток не знает никто. Это огромная работа для высококвалифицированных специалистов, огромные деньги и весьма сложные подготовительные усилия сотен людей. И здесь возникают три серьезные и независимые проблемы.

Первая связана с тем, что в стране А. не хватает специалистов, чтобы срезать тысячи деревьев в день. АБС просто не может найти нужное количество бригад, чтобы покрыть свою огромную и часто мало доступную территорию.

Вторая и невероятно времязатратная связана с тем, что до трети линий электропередач проходят по частным территориям. Каждый раз, с каждой частной организацией или человеком, владеющими землей, надо вступать в долгие письменные переговоры о времени и порядке доступа на “чужую” территорию. Может быть, для некоторых будет неожиданностью, но не все согласны впустить бригаду лесоповальщиков в свои владения, если вообще возможно найти владельца — это с одной стороны. С другой, частники часто, а в последнее время очень часто, не согласны уступать ни одного дюйма больше стандартных 4 футов. Во многих городах уже созданы народные общины-организации, требующие от законодателей вообще прекратить варварское уничтожение деревьев.

И наконец, третья проблема напрямую связана с нашим местным глобальным потеплением и засухой. Официально в штате 150 миллионов сухих мертвых деревьев[3]. Сухое дерево — это порох, и сухое дерево только ждет первого сильного ветра, чтобы упасть. Когда рабочие АБС срубают деревья в зоне 4-12 футов от линии электропередач, они часто обнажают следующие в ряду мертвые деревья… которые до этого держались за компанию со здоровыми, а оставшись обнаженными в любую минуту готовы упасть не туда, куда надо.

Я коротко рассказал о проблеме — а это всего лишь одна из многих, связанных с угрозой пожаров -только для того, чтобы читатель понял — пожары будут продолжаться, несмотря на самые честные усилия со стороны ютилити компаний. Дома будут гореть, люди будут терять собственность и, к большому сожалению, жизни. Уже и на сегодня огромные финансовые ущербы будут возрастать. Несмотря на дискуссию в прессе и в губернаторском окружении в городе С., несмотря на определенные сдвиги в понимании необходимости новых технологических и технических подходов к предотвращению трагедий, несмотря на обещанное улучшение планирования новых и старых населенных пунктов в пожароопасных районах, кто-то должен будет найти деньги для компенсации пострадавшим. Ютилити, даже с повышенными тарифами, включающими накопление денег на компенсацию, не смогут выстоять в одиночку. Да, по-честному, и не должны.

29 января 2019 года старая и когда-то гордая Pacific Gas & Electric компания со штаб-квартирой в Сан-Франциско и на сегодня с 24 тысячами работников, обложенная со всех сторон исками на 30 миллиардов долларов, во второй раз в своей истории ушла под защиту суда по банкротствам.

В Законодательном Собрании штата Калифорния в городе Сакраменто, в средствах массовой информации и среди народа штата прозвучал громкий вздох разочарования. “Кто же теперь за всё это заплатит?” Хороший вопрос. Может быть, пришло время включить остатки мозгов большим и важным дядям в городе С.? Может быть, для начала унять ненужную спесь и отменить Inverse condemnation?

Развалить старые, заслуженные и органично калифорнийские энерго- и газовые компании, как показала жизнь, очень легко. Создать что-то новое на развалинах может оказаться гораздо труднее.

Январь 2019
Сан-Франциско

___

[1] Никого не должно удивлять, что в такой обстановке отношения между руководством АБС и законодателями-регулировщиками стали слишком “дружественными”. Как и персональные переходы руководителей из одной системы в другую.

[2] Я не помню в своей жизни порывы ветра такой силы. Наш трехэтажный деревянный дом дрожал как будто за стеной пронесся ж-д экспресс. Я бросился закрывать окна, было ощущение, что они вот-вот вылетят.
[3] Буквально сегодня сообщили, что новая инвентаризация обнаружила дополнительные 47 миллионов

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments