dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Игорь рассказывает о том, как убивали компанию, в которой он проработал четверть века

Текст этот сложен для моих российских френдов. Не уверен, что он будет легким и для американцев.
Тем не менее, те, кто его будет читать, по мере необходимости могут задавать вопросы и я на них постараюсь ответить.
Если не смогу ответить, Игорь сам поможет.


АБС и о жизни вокруг

Игорь Юдович

-1-

Была-жила компания, назовем её — АБС. Нет, лучше начать по-другому, сначала.

Жили-были три брата, Peter, James, and Michael Donahue. И жили они не тужили, потому что, во-первых, между собой дружили, и во-вторых, с головой у них всё было в порядке.

И было это в 1852 в городке, который мы обозначим как СФ, и было это в только что, буквально накануне образованном штате К. в стране А. То есть, и место и время было правильное, и всё было еще впереди. И как-то зажигая воскресные свечи, посмотрели они сквозь окно по сторонам и сказали — темно. И задумали они сделать свет. Для начала для главной улицы городка. Но беда, не знали они как это сделать, ибо не знали слова «логарифм» и «интеграл». Но тут на их счастье шел по улице простой мужик-инженер Joseph G. Eastland, у которого этих интегралов и логарифмов было как грязи на темных улицах.

И позвали братья мужика к себе в гости и налили для начала, ибо такова была ирландская традиция, а потом отпив и откушав, смахнули со стола всё лишнее и подписали бумажку, по которой мужик с логарифмической линейкой обещал придумать как, а братья сделать так, чтобы «да был свет!», а заодно и тепло. И чтобы посмотрели люди по сторонам и сказали: свет — это хорошо, а тепло — это замечательно! И создали они новую компанию и назвали её тремя буквами, но весьма приличными. А почему всё было на четверых, а не на троих, как в других местах, так потому что так удобнее в свободное от АБС время писать пулю или что там у них было взамен, вист, может быть. Опять таки, такая традиция была у этих англо-саксов, хотя и на троих они тоже были не дураки, но в другое время. И сделали они, что обещали. И посмотрел народ вокруг и сказал народ в городке СФ: свет и тепло — это хорошо!

Прошло время.

Уже не было ни братьев, ни мужика-инженера, а АБС всё еще была. И не просто была, а становилась всё больше, и больше, и больше. Другие взрослые дяди работали не покладая рук и не давая отдыха мозгам. Даже логарифмические линейки стали сначала нормой, а потом законом для многих в АБС. Тут надо объяснить, что для того, чтобы дать свет и тепло, а мы сейчас говорим только об освещении улиц газовыми фонарями, обогреве домов, бизнесов и прочего, надо было много чего придумать, сделать много чего железного и много-много разных железных трубочек, труб и прочего закопать в землю. Что очень дорого, но «кто первый сел, тот и съел», конкуренты были и много, но как-то все они чуточку отставали, что-то не додумывали и были рады-радешеньки когда АБС их кушала, то есть — покупала, на завтрак, а также на обед с ужином. Ну, а совсем уж мелких, еще и на ланч.

Но тут в двух совсем разных странах изобрели «лампочку Ильича». Опять все посмотрели по сторонам и сказали: плохо без лампочки, и очень хотим с лампочкой, чтобы нам было совсем хорошо! Те, которые решали в АБС что делать и как быть, подумали что возить лампочки из дальней дикой страны будет дорого, посему обошлись местной «лампочкой Эдисона». И стали кроме труб и прочего закапывать в землю и вешать на столбы тонкие и толстые провода, а на земле строить много разных железных штучек, так что столбов скоро стало много сотен миллионов, а дым от всяких железных штучек можно было видеть из далекого города Ч. И опять по пути кушали конкурентов, только косточки трещали[1]. И стали к 1905 году большими-большими, никого не было больше во всей стране А., по крайней мере, западнее города Ч. И в том же году вступили в масонское общество, известное как Нью-Йорк сток эксчендж или Нью-Йоркская фондовая биржа, это если кто не понимает по-иностранному, и стали уже не просто частной компанией, а акционерной корпорацией.

Неприятности начались почти сразу, но об этом позже.

А тем временем, к 1930 с помощью логарифмической линейки кое-что подсчитали и с удивлением увидели, что в мире нет другой компании, которая закопала бы в землю так много труб и прочего; только одна из очень больших труб, например, тянулась из городка СФ до черт знает где расположенного штата Т. Да и по количеству столбов с проводами отстала не на много, а потом, уже к 1950-м и по столбам стала первой в стране А., покрывая территорию побольше, чем целый штат Ф.: от северной границы со штатом О., до далекого южного города Бекерсфилд, который уже почти рядом с Голливудом. К тому времени всё, что придумывала, делала и продавала АБС стали называть умным словом «ютилити» (Utility), хотя сначала, в конце 19 века, этим красивым словом называли индустрию, которая придумывала, строила и эксплуатировала железные дороги, что потом для придумавших слово оказалось очень удобным, хотя и создало очень много путаницы, а еще больше — проблем.

Если посмотреть на описываемое со стороны, в данном случае из города В., где сидело всё начальство страны А., или из города С., где уютно устроилось начальство штата К., то всё выглядело несколько по-другому. В самом деле, если люди смотрят по сторонам и говорят — это есть хорошо! -то зачем этим людям начальство в городах В. и С.? И, с другой стороны, у АБС и ей подобным накопилось много зеленых бумажек с портретами известных дядей, а кто лучше далекого начальства знает как этими бумажками — «других людей деньгами» по классическому определению судьи Брандайса — распорядиться?

И в 1920-х федеральное правительство создает скромную и малозаметную организацию — Federal Power Commission (FPC), единственной и благой целью которой вначале было урегулирование спорных вопросов по владению землей при строительстве плотин для гидроэлектростанций и дамб для создания резервуаров для орошения с-х угодий. Подобные организации со временем создаются повсеместно и в штатах, например, в штате К., но все они связаны с вопросами распределения водных ресурсов и спорными земельными вопросами. Одновременно, или даже раньше, ужесточается борьба с монополией ж-д компаний, то есть, монополией «ютилити» компаний. В штате К. такая Public Utility Commission (народная комиссия по контролю за “ютилити” компаниями) создана в далеком 1911 году именно чтобы прищучить обнаглевшие — по мнению народа и начальства в городе С. — ж-д компании (её прообраз существовал в штате с 1878 года и тоже -только для контроля над ж-д компаниями).

Но как корабль назовешь, так он и поплывет. И FPC, который со временем переназовут FERC (Федеральная Энерго Регулирующая Комиссия), и PUC штата К., конечно же, ужасно обрадовались включению совсем другой индустрии в красивое обобщающее слово «ютилити».. и в полном соответствии с законами управления и расширения собственной знАчимости, а заодно — и численности персонала, начали регулировать газовые и электрические компании. А тут еще и мелкая городская мелочь, испугавшись остаться не при деле при переделе чужих денег, подсуетилась, и учредила свои красиво названные комиссии. Например в городе СФ возникла своя собственная городская и со временем очень не маленькая PUC. Естественно, всё это делалось в интересах народа, простого человека и обиженного покупателя. И надо сказать, было в этом что-то исконное и полезное. Ибо за капиталистами и прочей буржуазной заразой некий присмотр, безусловно, нужен. Хотя под словом «некий» каждая из сторон — капиталисты, регулировщики, «простой народ», он же покупатель и потребитель услуг — понимают весьма и весьма разные вещи.

Как бы там ни было, но со временем, очень постепенно сложилась совсем другая — в сравнении с временами братьев Донахью и даже с 1930-ми — система взаимодействия АБС и регулирующих ее комиссий, а значит, совсем другая система капиталистического производства.

Капиталистического только по привычной традиции в понимании слова.

Регулирующие комиссии со временем зарегулировали всё. От тарифов и запрета на расширение своей территории до разрешенных компанией заработков. Да, не смейтесь: уровень прибыли как бы капиталистической компании задавался комиссией штата К. в процентах от полученных денег от потребителей. Если, не дай Бог, в каком-то году прибыль превышала утвержденные Госпланом штата К. 8% (цифра менялась в незначительном диапазоне из года в год), то излишки изымались и перераспределялись по определеной формуле согласно интересам начальства[2]. Впрочем, значительная часть возвращалась покупателям. Конечно, регулирующее рвение «комиссионеров» росло по минутам. К примеру, тарифы регулировались по регионам, доходу покупателей, источникам потребления, различным индустриям, размерам бизнесов и по еще десяткам параметров, создавая постоянную путаницу и обиды. По мнению обиженных — а обиженными в той или иной мере ощущали себя все — к ним относились те, кто был не в состоянии купить достаточное количество высокооплачиваемых адвокатов и лоббистов в городе С. Или поделиться своими деньгами во время предвыборных кампаний нужных политиков. С чем автор этих заметок категорически согласен и чему более чем достаточно скандальных историй в местной прессе. Комиссия, опять таки согласно известным законам, росла и к сегодняшнему дню насчитывает «1000 человек, включая судей, инженеров, аналитиков, юристов, бухгалтеров и прочих»[3]. Понятно, что 1000 человек должны чем-то заниматься. В том числе, выдавать новые идеи по «защите обездоленных».

Обездоленные, то есть покупатели электричества и газа всегда были и будут недовольны своими биллами и растущими тарифами. Хотя тарифы АБС никогда не были самыми-самыми в стране А., но они не были и самыми низкими.

Тут надо кое-что пояснить. АБС покрывает огромную территорию, большую, чем весь штат Ф. или, для никогда не бывших во Ф., почти равную государству Беларусь. Но это не ровненькая картофельная Беларусь. Это — одна треть серьезных гор, с вечными снегами, вторая треть — серьезнейших пустынь с нормальными летними температурами под 50 градусов Ц, и третья — города и веси с населением 16 миллионов и с производимой продукцией на уровне то ли 12-ой, то ли 14-ой страны мира. И еще много-много сотен миллионов разных высоких деревьев, которые вечно лезут на провода. Вся эта территория заселена людьми, которые не возражают получать самые высокие зарплаты в стране А., жить в самых больших домах с постоянно включенными кондиционерами, поливать свои совсем не маленькие лужайки и наполнять свои бассейны прозрачной водой. При этом жалующимися на большие траты на электричество и газ. Но как бы там ни было, законодатели штата К. и их друзья в PUC решили помочь бедным потребителям. Приставив палец к тому месту, где у нормальных людей располагаются мозги, они решили, что все беды от того, что АБС стала монополистом на своей территории. Монополизм, по мнению высоколобых, заключался в том, что АБС сама производит электроэнергию и сама же её распределяет по своей территории. Что есть, конечно, полное безобразие!

Действительно, к началу 1993 года АБС владела 173 производящими электричество турбогенераторами на 85 различных электростанциях, почти 30 тысячами километров высоковольтных линий и 163 тысячами километров низковольтных распределительных линий. В компании работало более 27 тысяч вполне нормальных, знающих свое дело профессионалов.

К концу 90-х было решено… впрочем ирония заключается уже в том, что регулирующий орган постановил дерегуляцию АБС — разделить производство и распределение электроэнергии. Что означало в приказном порядке и в короткие сроки продать компанией всё то, что производит электричество. Сразу со стороны АБС возникло два очевидных вопроса. Первый: кому и по какой цене продавать? Второй: а где потом покупать электроэнергию для своих 16 миллионов пользователей?

С ответом на первый вопрос получилось смешно, со вторым — очень грустно.

В самом деле, если покупатели знают, что вам надо срочно продать свой дом к такому-то числу вне зависимости от цены, то какой дурак даст вам достойную или хотя бы рыночную цену? Такие дураки еще встречаются в художественной литературе, но на практике в конце 90-х таковых в стране А. не оказалось. Делать тем не менее было нечего, приказ есть приказ, и почти всё годами нажитое барахло, а это 17 больших тепловых электростанций и много каких других ушло за от одной трети до половины рыночной стоимости. В кармане компании появилась первая большая дырка. Но не последняя. Правда возникли заминки. Например, атомная станция с двумя миллиониками, гордость и «дойная корова» АБС (в свое время стоившая АБС в 10+ раз дороже первоначальной сметной стоимости из-за непрерывно меняющихся стандартов FERC и массовых протестов народа штата К.), никому была не нужна даже с доплатой: риск любой серьезной аварии после Чернобыля был неприемлем для любого покупателя. А риск был не только и не столько в маловероятной аварии, но в том, что борьба за сохранение окружающей среды и анти-атомные движения в штате К. привели к тому, что ни одна страховая компания в мире не хотела застраховать любые возможные риски ни за какие деньги. Так и стояла и работала Диабло Кэньон атомная станция не застрахованная никем, кроме как самой компанией АБС (на весьма скромные деньги, не дай бог, если что случится). Так она и осталась в АБС после дерегулирования. (Кстати, первая в стране А. атомная электростанция была построена компанией АБС в содружестве с GE в далеком октябре 1957 года. Немногие даже в районе СФ знают, что она расположена практически на окраине большого города Ливермор… и продолжает работать и сегодня, но только как исследовательская лаборатория и производитель радиоизотопов).

Вторая заминка была связана с продажей нескольких десятков гидроэлектростанций в горах Сьерра-Невада. Там, к этим 68 электростанциям и 174 дамбам и плотинам, не считая прочего, были привязаны такого размера охранные зоны с землями, реками и живущей на и в них различной живностью, с таким количеством противоречивых, но крайне обязательных, законов по охране окружающей среды, что, во-первых, никто не смог оценить стоимости этой покупки (различие в оценке стоимости было грандиозным — от 4 до 40 миллиардов), во-вторых не нашлось никого согласного на всю эту головную боль. Тут даже PUC сдалась, разрешив оставить всё на балансе АБС.

На второй вопрос ответ PUC был в духе Ильфа-Петрова: «Рынок вам поможет».. и «отстаньте наконец, не видите, что мы заняты важными делами».

Рынок не помог. Бывшие «свои» электростанции и набежавшие со всех сторон извне шакалы-производители взвинтили цены сначала в разы, а потом еще раз и еще раз. Люди постарше, может быть, помнят такое ругательное слово — Enron? Так вот это было здесь, на том конце пирамиды, где АБС была вынуждена покупать электроэнергию[4]. Почему вынуждена? Конечно, не только потому, что остатки совести еще сохранялись у руководства компании, но и по прямому приказу PUC и законодателей. К электричеству привыкли. Это во времена братьев Донахью можно было включать или выключать рубильник по мере возможностей компании, но не в начале 21 века. Для примера, в каком-нибудь совсем недавнем 1995 мы все могли прожить без интернета, а попробуйте отключить его на два часа сегодня. Представили реакцию? Народ разнесет любое правительство. Вот PUC и законодатели требовали, а АБС покупала… пока деньги не кончились совсем. Включая одолженные и переодолженные.

В 2001 АБС ушла под банкротство, начальство Enron из далекого штата Т. село в тюрьму, а распорядители и указчики куда потратить «других людей деньги» потупив глазки признали «некоторые недостатки» в системе дерегулирования. “Кризис стоил компании и штату К. порядка 40-45 миллиардов долларов”. Никто ни в PUCе, ни среди умников-законодателей, яростно боровшихся за дерегулирование, ни в большом красивом здании в городе С. никогда не был наказан или лишился своего теплого места[5].

-2-

История «дерегулирования» изменила многое. Случайно совпало или нет, но в то же время многое изменилось и в стране А. Кардинально изменилась и компания АБС.

Многие поколения АБС для жителей штата К. была глубоко и искренне уважаемой компанией, была домашним именем, самым завидным местом для работы и прочее. В компании такого размера и такой древности были устоявшиеся традиции. Самой известной и практически не нарушаемой до конца 90-х была традиция внутреннего роста. Все без исключения высокие начальники, включая президента и CEO — главу компании, выходили из самой компании, пройдя все или большинство уровней — обычно из инженеров — пока не достигали самого верха. Традицией было и само постоянство — на работу в компанию приходили молодыми и из нее же уходили на пенсию. Это относилось как к рабочим, так и к инженерам и менеджменту. В свою очередь, к работникам на всех уровнях относились как к самой большой ценности компании, их ценили, продвигали по служебной лестнице, старались поддерживать ощущение семьи в коллективах, практически никогда не увольняли — в общем, работать в АБС было удовольствие, и работающие это понимали и ценили. Лояльность приветствовалась.

Я пришел в компанию в конце 1991 года и застал то время. В первый же день мне дали инженера-ментора, спокойного, умного, опытного и искренне желающего помочь и научить. Помню, что мой начальник в один из первых дней сказал — не спеши, у тебя год уйдет только на то, чтобы запомнить за какой дверью что находится, всему свое время. Он же, присмотревшись, через пару недель позвал в свой кабинет и объяснил общие правила роста. — Есть обязательные 30 учебников-методичек, разработанных нашей компанией по различным аспектам нашей профессии. Если ты хочешь получить должность старшего инженера, ты должен прочесть их все и по каждой книге сдать экзамен. Как только рассчитаешься с последним, получишь повышение. Через четыре с половиной месяца я сдал последний экзамен и на следующий день — на следующий день! — получил существенную добавку к зарплате. Пару раз в году весь отдел выезжал на какие-нибудь пикники, к праздникам были обязательные подарки, Рождество отмечали как семейный праздник, когда на елку и на общий обед приходили жены и дети. Но, может быть, самым памятным было то, что в отдел на собрание мог запросто прийти любой самый высокий начальник. И не для разноса или даже выступления, а просто для разговора. Нормальным, обычным было обращение по имени и разговор с практически с любым начальником при случайной встрече в коридоре, лифте или в гараже. Собственно, их, начальников, большинство знало лично и помнило по старым временам, когда они были на низших ступеньках лестницы, почти рядом.

После банкротства и выхода из него через пару лет[6] всё почти мгновенно изменилось. Новые веяния пришли в страну А. и в компанию АБС.

Окончание следует

___

[1] Сохранились фотографии начала 20 века, на которых видно, что на столбах в городе СФ параллельно натянуты электропровода 3-4-х конкурирующих компаний.

[2] Я не помню в последние лет 15, чтобы компания хотя бы раз выполнила план по прибыли. Да и зачем? Руководству от этого точно не было никакой материальной выгоды.

[3] Примерно такого же размера и городская PUC, которая недавно переехала в новое, специально для них построенное здание стоимостью 205 миллионов.

[4] With little excess generating capacity of its own PG&E was forced to buy electricity out of state from suppliers without long term contracts. Because PG&E had to buy additional electricity to meet demand, some suppliers took advantage of this requirement and manipulated the market by creating artificial shortages and charged very high electrical rates. The CPUC refused to adjust the allowable electric rates. Unable to change rates and sell electricity to consumers for what it cost them on the open market PG&E started hemorrhaging cash

[5] За возможным исключением губернатора Дэвиса.

[6] PUC разрешил существенное повышение тарифов, деньги были накоплены и все долги возвращены. Как обычно, за всё тупоумие “регуляторов” и законодателей расплатились рядовые покупатели. Это, кстати, в последние десятилетия является Законом №1 в стране А.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments