dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Обещанная "Травиата" За упокой.


Кровать в середине сцены стояла как скала все три действия и вообще была одним из главных действующих лиц

Сначала не моё. Это критическая статья по поводу постановки, опубликованная в Обсервере. (кстати, Обсервер - таблоид, который издает зять президента Джерад Кушнер).

Я не буду дословно переводить весь текст разгромной рецении, предлагаю просто короткий пересказ текста своими словами.
Тем более, что там много специальных музыкальных терминов, которые я толком не понял, рецензия рассчитана на знатоков, коим я не являюсь.
Там где я прямо цитирую рецензию, буду выделять эти места болдом. Хоть самое начало - не пересказ, а перевод

The Met Turns the Tragedy of ‘Traviata’ Into Dull Disney Schmaltz
By


«Мет» превращает трагедию «Травиаты» в скучные диснеевские сентиментальные сопли.

Что ж, надо отдать должное МЕТ за то, что они совершили подвиг, который ни одна другая оперная труппа в мире сделать не смогла. Во вторник на торжественной премьере «Травиаты» им удалось свести шедевр музыкальной драмы Верди к китчевому мюзиклу в стиле Диснея.

Главный виновник этого акта художественного вандализма - режиссер Майкл Майер, который, похоже, совсем не разбрался в этой классической истории о куртизанке, вдохновленной истинной любовью на великую жертву во имя этой любви. Например, в великом дуэте второго акта, когда кающаяся Виолетта противостоит Жермону, возмущенному отцу её возлюбленного, исполнители вяло кружат вокруг кровати, которая все три акта были в центре внимания.
Можем ли мы поверить тому, что Жермон, отец викториантской эпохи привел в дом проститутки четырнадцатилетнюю дочь?


В этой постановке "Травиаты" Жермон приходит к Виолетте просить её, чтобы она оставила в покое Альфреда, вместе с дочерью, одетой в белое, невинное дитя - его дополнительный аргумент

Но Майер все-таки новичок, возможно к 2020-му году, когда он поставит "Аиду", он поймет или кто-то ему подскажет, что такое опера и как её ставить.

Дальше критик берется за дирижера. Сначала он пишет, что предыдущие работы канадца Нэзе-Сегью в МЕТ были удачными, он дирижирует там уже девятый год.
Он опять вспоминает все тот же дуэт Виолетты и Жермона из второго акта

Во втором акте дуэта Нэзе-Сегью начал каждую часть в бодром темпе, а затем суетливо растянул конец каждой фразы непредусмотренным композитором rallentando.
Этот итальянский термин означает (как я выяснил) постепенное замедление исполняемой музыки, если заменить одним русским словом - это "торможение".
Дальше критик проявил себя как знаток кулинарных изысков, может быть он помимо премьер в Опере пишет и о своих впечатлениях от ресторанов?

Такой сверхсложный подход утопил относительно прямолинейную музыку Верди в музыкальном соусе, где она теряет собственный вкус, как нежное филе теряет вкус в каком-то изысканном, но специфическом соусе.
Хуже того, он вставлял паузы между фразами, заполняя их музыкой. Это было похоже на плавание в густом сиропе.


Дальше он берется за Диану Дамрау. Сначала он своеобразно ее хвалит. А именно, вспоминает, что "Пуритан" она здесь же пару лет назад спела ужасно, но в "Травиате" по сравнению с "Пуританами" она уже была не так плоха и пела лучше. Потом он ругает её за её итальянский, но хвалит за то, что она пыталась играть, а не только петь:

Ее мягкое произношение порой граничило с бормотанием, и многие согласные должны были быть приняты на веру. Тем не менее, ее музыкальный выбор был творческим, и, как ни крути, она единственная в мьюзикле, кто пытался играть так как в опере.

Хуана Диего Флореса критик похвалил за то, что он хорошо спел Альфреда, но при этом, стоял. Просто стоял и пел, вместо попыток сыграть своего персонажа.
Дальше он снова ругает дирижера за то, что он выбросил несколько кусков из оперы.

Начну свои собственные негативные впечатления с того, в чем я согласен с критиком из Обсервера.
Он упоминает кровать, которая стоит посреди сцены и никуда не убирается, даже когда речь идет о бале у Флоры, подруги Виолеты.
(Кстати, первый раз я написал по ошибке "он умопинает", вместо "упоминает", и это правильный неологизм, потому что режиссер явно эту кроватку "умом пинает" на сцену. Такой у него ум)
Все три действия в середине сцены кровать торчит как шило в сами знаете в чем.
Новая сцена Метрополитен оборудована всякими механическими чудесами, конечно ее можно было поворачивать и открывать спальню в доме у Виолетты или спускать кровать сверху, а потом поднимать, если уж так не хотелось режиссеру крутит сцену.
Но нет!
Кровать он ни в одной сцене не сдал. ("И кроватей не дам и умывальников", Полыхаев)
Она стояла как скала. На ней присаживались гости посреди бала, на ней танцевали приглашенные на бал танцоры, короче половина действия произошла на этой кровати и я бы сказал, что кровать стала одним из главных действующих лиц в постановке. Единственное, в чем стоит упрекнуть Майера, он не научил кровать петь. А ведь можно было кровати поручить какую-нибудь небольшую арию.
Но чего не было, того не было.
Ну и невинное дитя в белых одеждах - это вторая крупная находка режиссера.
Сначала дитя как немой упрек приходит с Папашей Жермоном к Виолетте, а потом уже почему-то в свадебном наряде с длинющим шлейфом фаты медленно перемещается по спальне умирающей Виолетты.
Впрочем, может быть это уже не юная сестра Жермона, сбежавшая в спальню Виолетты с собственной свадьбы, а... смерть в её образе? В образе юной девушки в свадебном наряде. А Виолетта через минуту-другую именно с ней обручится?
Но я как-то не привык к такому образу смерти. Где коса, где череп под черным колпаком? С белым цветом еще как-то можно смириться, белый - цвет траура в Японии. Но без косы, какая же это Смерть?
Нет все-таки это не смерть, просто девушке было душно и она сбежала со свадьбы пройтись?
Подумав над этой кроватью и этой невестой, которая бесконечно долго пересекает сцену, я решил, что режиссер ориентировался на тех, кто не догоняет.
Не понимает, что Виолетта зарабатывает на жизнь продажной любовью и кровать - ее основной и самый важный инструмент в этом деле.
А девушка в белом, это попрек падшей Виолетте и пример для подражания.
Хорошие девушки должны быть невинными и ходить тудой-сюдой в белых одеяниях невест.
Но, как видите, меня он только запутал, я до сих пор думаю, может это Смерть так вырядилась?

Ну и танцы. Традиционно, в сцене бала у Флроры балетный дивертисмент, это цыганский танец, а потом испанский танец. Во втором есть матодор и бык, правда не настоящий, а аллегорический.
Здесь же вместо всего этого предложили как опять же хорошо написал критик из Обсервер, танец секс-зомби.
Видео с танцем этих зомби я не нашел, снимать в зале было запрещено, мог попасть в полицию, так что придется вам домыслить, как танцевали зомби по фотографии:

Танцующая политкорректность

Фотография из той же самой статьи в Обсервере но там подпись под ней другая:
Paris in the 1840s, when slutty zombies were all the rage. (Париж 1840-х где распутные зомби были уже в моде)
Зомби я бы еще как-нибудь вынес, но доконала меня окончательно в танце зомби солистка. Потому что солистка была мужчиной, одетым и танцующим как балерина-женщина.
С борцовскими плечами, вполне мужским кадыком и крепкими футбольными икрами. Впрочем, т.к. американская публика привыкла к трансгендерам, такую "солистку" воспринимали уже вполне нормально.
Но я перебирал харчами и поэтому хотел, чтобы она была все-таки женщиной, а не трансгендером. Но понятно, что МЕТ на это пойти не мог, это был бы полный отстой.
И вообще, кордебалет надо как минимум наполовину обновить, внеся свежую трансгендерную струю.
Ведь это будет так ново и необычно. Например, в "танце маленьких лебедей", самый маленький лебедь должен быть баскетбольного роста и сложен, как молодой Шварценеггер.

А здесь хорошо накаченными бисцепсами радовала только одна солистка. Остальные действительно были бабами. Тьфу!
Когда я пришел домой, я решил все-таки найти традиционное решение танца на балу у Флоры.
И немного успокоился. Чего и вам желаю.

На этом спокойной ноте я с вами обрываю рассказ о "Травиате".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments