?
dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Из старой гвардии, кроме Козловского - Грант


Молодой и бравый Джамаль - в центре.

В первой половине девяностых, когда выходили даже ежедневные русскоязычные издания, королями русскоязычной прессы были и Козловский и Грант.
Сейчас конечно появились еще десятки авторов, в частности, Михаил Герштейн и Владислав Притула, которых я регулярно ставлю, но старые пристрастия не прошли.
На этот раз - Александр Грант.
Он пишет о Джамале Хашогги, вернее, о его убийстве в контексте отношений нашей страны с Саудами.
Сейчас у Сената зачесался почему-то нет не Годурас (про Караван после выборов уже мало что пишут, они уже не "ложки к обеду") а именно убиённый Хашогги.
Моё отношение к подобным оппозиционерам вы знаете, я его неоднократно высказывал цитируя бывшего харьковчанина Зеeва Элькина:
- Желаем успеха и тем и другим

правда Элькин имел в виду демократическую аллахабкаровскую оппозицию Асаду. Но здесь ситуация сходная.
А теперь почитаем Гранта:




Суждения по поводу причастности саудовского кронпринца Мухаммада бин Салмана к убийству проживавшего в США саудовца Джамала Хашогги (которого в российских СМИ называют Хашукджи) сводятся к новой трактовке отзыва президента Франклина Делано Рузвельта о никарагуанском диктаторе Анастасио Сомосе: «Сукин сын, но это наш сукин сын». С одной стороны, самому несведущему в правозащите ежу понятно, что нельзя мириться с таким безобразием, которое, вроде бы, доказано, но, с другой стороны, подсказывает Realpolitik, можно прищурить глаза на проделки нашего главного арабского союзника на Ближнем Востоке, который к тому же покупает у нас оружие на миллиарды долларов.

Первой страной, которую посетил Дональд Трамп с официальным визитом после избрания президентом в 2016 году, была Саудовская Аравия, куда он полетел в мае 2017 года и был принят по-королевски. Трамп стал первым президентом США, посетившим эту страну в свой первый зарубежный визит — раньше это были соседние Мексика и Канада, но Трамп все делал не так, и с соседями по материку он поругался из-за торгового неравенства, а саудовцам продал нашего оружия почти на 110 млрд долларов. Это — не говоря о стратегически важном для Вашингтона союзе с Эр-Риядом против Ирана и терпимости к Израилю. Но, как верно было подмечено учениками Иисуса Иосифовича Христа, «не славен пророк в отечестве своем», а 45-й президент США тем более. Отношения Дональда Трампа с ЦРУ начинались как нельзя лучше, и на второй день после инаугурации президент, не снимая пальто, первым из государственных учреждений посетил штаб-квартиру ЦРУ в Лэнгли. Стоя у мраморной стены с высеченными звездами, вместо фамилий погибших разведчиков, Трамп заверил собравшихся, что не даст их в обиду, очевидно, имея в виду постоянные наезды на ЦРУ правозащитников и законодателей. Затем началась охота на ведьмака Трампа, в которой прияли активное участие бывшие главы разведки, и эти отношения напряглись. Как и все наши государственные учреждения, ЦРУ деполитизировано, но при 45-м президенте это оказалось не так, хотя, повторяю, речь шла о пенсионерах-демократах, вроде Джона Бреннана, Майкла Хэйдена и Джеймса Клеппера. Убийство Хашогги подлило масла в этот затухающий огонь, и ЦРУ, директором который впервые стала женщина, в своем первом отчете на эту тему не пришло к конкретному заключению, но выразило «большую уверенность» в причастности к этому злодеянию саудовского кронпринца. Эту причастность подтверждали полученные разведкой явные и тайные доказательства, но Белый дом считал нецелесообразной немедленную санкционную реакцию, вроде той, которой удостаивалась Россия за убийства Магницкого и Немцова или отравления Скрипалей.

«Попытки администрации Трампа восстановить партнерство США и Саудовской Аравии не популярны в вашингтонских салонах, где политики обеих партий давно используют тему нарушения гражданских прав в этом королевстве против этого союза, — написал 27 ноября в газете The Wall Street Journal госсекретарь Майкл Помпео. — Октябрьское убийство саудовца Джамала Хашогги в Турции подстегнуло критику Белого дома и крики в СМИ, но ослабление связи США с Саудовской Аравией было бы серьезной ошибкой для национальной безопасности США и наших союзников». Я вспомнил, что вскоре после убийства Хашогги кто-то из наших маститых телеобозревателей беседовал с главой саудовского МИДа и назвал его государство авторитарным, на что тут же получил поправку, что Саудовская Аравия — монархия.

Помпео пояснил, что эта нефтеносная монархия помогает Западу, спасая хрупкую демократию Ирака от притязаний Ирана, а также пытается нормализовать поток беженцев из Сирии, налаживает отношения с Израилем и тратит миллионы долларов на борьбу с бандитским Исламским государством и другими террористами. «Случайно ли совпадение, — написал Помпео, — что те, кто использует убийство Хашогги как орудие борьбы с саудовской политикой президента Трампа, это те же, кто поддерживал примиренческую проиранскую политику президента Обамы?» Напомнив слова Генри Киссинджера, что Иран «не государство, а проблема», наш госсекретарь утверждает, что эта проблема, дай ей волю, продолжит «сеять смерть и разрушение на Ближнем Востоке, подстегнет региональную гонку ядерных вооружений, помешает международной торговле и поможет международному терроризму». Все так, и, как сказал комиссар Фурманов красному командиру Чапаеву в советском фильме 1934 года, «Александр Македонский тоже был великий полководец, но зачем же стулья ломать?» Эту фразу, которая, кстати, принадлежит Городничему из гоголевского «Ревизора», в сегодняшнем политическом контексте следует трактовать, что демократии негоже дружить с автократией, как бы выгодна ни была эта дружба. Президент Трамп решительно осуждает убийство Хашогги, но не обвиняет в этом кронпринца Мухаммада бин Салмана, ограничиваясь мнением, что может, да, а может, и нет. «Возможно, мы никогда не узнаем всех фактов, окружающих убийство Джамала Хашогги, — заявил Трамп 20 ноября. — В любом случае, мы в отношениях с королевством Саудовская Аравия». Примерно то же самое сообщили Сенату госсекретарь Помпео и министр обороны Маттис 28 ноября, а 4 декабря директор ЦРУ Джина Гаспел провела для группы сенаторов закрытый брифинг, после которого республиканец Линдси Грэм заявил, что явился туда, «считая практически невозможным, чтобы такую операцию провели, не поставив в известность кронпринца», а ушел с брифинга «с уверенностью, что первоначальная оценка ситуации была верной».

Достоевщина в оценке действий Трампа появлялась и раньше, когда в августе прошлого года Морин Дауд из The New York Times сравнила нашего президента с Раскольниковым. Тогда речь шла о конфликте Трампа с бывшим директором ФБР Робертом Мюллером, которому поручили независимое, то есть беспристрастное расследование возможного сговора Трампа с Кремлем. Этот конфликт Дауд назвала «эпическим столкновением эпатажного жулика» (Трампа) со «строгим и невозмутимым бойскаутом» Мюллером. Сейчас негативная героизация нашего 45-го президента сместилась. «Каждый американец должен задать вопрос, почему Трамп намерен простить Мохаммаду бин Салману убийство жителя Америки? — написала на сайте Fox News 26 ноября политолог-демократ Мэри Энн Марш. — Каждый американец должен задать вопрос, стоит ли жизнь жителя Америки цены оружия или бензина». На этот вопрос пытались ответить многие, включая Ивана Карамазова из романа Достоевского, который противопоставил мировой гармонии слезу ребенка. Против этого, как говорят в народе, не попрешь, но ведь и мировая гармония, на которой играет Дональд Трамп с помощью королевства Саудовской Аравии, тоже штука нужная для «каждого американца».


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment