dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Чем прогрессисты отличаются от доктора Менгеле?


В некоторых случаях - ничем.
Вот выдержки из статьи Марианны Шатерниковой.
Я оставил только политическую составляющую текста, кинематографические подробности я убрал, но те, кто хочет прочесть полностью этот текст, он здесь.
http://www.chayka.org/node/4281


В 1923 году во Франкфурте на деньги богатого капиталиста был создан Институт социальных исследований при местном университете. Его устроили немцы, вдохновленные идеями своих соотечественников Маркса и Энгельса. С «франкфуртской школой» связаны такие известные имена как Георг Лукаш, Теодор Адорно, Эрих Фромм, Герберт Маркузе, Вальтер Беньямин. Это талантливые люди, авторы интересных работ. Но их приверженность марксизму часто вступала в противоречие с поисками истины.

В 1934 году Институту, конечно, пришлось переехать из Германии в Нью-Йорк, под крыло Колумбийского университета. В 50-е годы некоторые франкфуртцы вернулись домой, в ФРГ. Многие остались в Америке.

От ортодоксального марксизма они постепенно отступили. Жизнь показала, что никакого обнищания трудящихся капитализм не приносит, что к сказке о революционности рабочего класса невозможно относиться всерьез, а так называемая социалистическая экономика, практиковавшаяся в Советском Союзе, дала плачевные результаты. Так что «франкфуртцы» в послевоенные годы стали даже в оппозицию к дремучему советскому марксизму.

Но отказываться от поношения капитализма не стали. А расширили фронт борьбы и пошли бодрым крестовым походом на всю западную цивилизацию с ее «империализмом», «колониализмом», «социальным неравенством», «угнетением меньшинств», «отчуждением человека» и «истреблением природы». Вместо слова «марксизм», которое было скомпрометировано советским опытом, стали ссылаться на некую «критическую теорию».

Загримированный под эту теорию марксизм начал расползаться по американской целине и стал ведущим направлением в здешнем образовании, культуре и науке.

Главное из него оставили в неприкосновенности. Это священный лозунг из «Тезисов о Фейербахе» Маркса: «Прежние философы только объясняли мир, дело же заключается в том, чтобы изменить его». Change! Change! Yes we can!

«Франкфуртца» Герберта Маркузе считают отцом «новых левых» в США. (В частности, под влиянием его идей находилась, среди множества других, небезызвестная Анджела Дэвис). Маркузе призывал к «освобождению от буржуазного общества» и указывал, что «необходима нетерпимость против правых движений и терпимость к движениям слева».

Так были заданы правила игры.

Мы до сих пор не всегда сознаем, какой разрушительной силой обладает нео-марксистская идеология в Америке, превращающая страну в сумасшедший дом. Таран, которым орудуют левые — это принцип «равноправия».

Упадок школьного образования сваливают на мнимую нехватку денег и низкий уровень учителей. Однако, запрещается упоминать о том, что уничтожены, под предлогом «равноправия» учащихся, дисциплина и уважение к учителю, а также моральное воспитание детей.

Пять месяцев назад ученики 11-го класса в Пенсильвании проникли на сайт учительницы Натали Монро и прочли в ее блоге, что она считает многих из них (имен она не называла) ленивыми, грубыми и капризными. Меры были приняты тут же — учительницу выгнали. То, что позже ее восстановили, не меняет существа дела. Учителя все чаще бегут из школ, так как преподавать в обстановке «равноправия» невозможно.

Следует благодарить «критическую теорию» за «политкорректность» — безмозглую цензуру языка, запрещающую называть вещи своими именами. Она превращает людей в трусливых лгунов. Именно «критическая теория» пытается запретить украшение американской литературы — «Приключения Гекльберри Финна». Книгу, написанную в 1884 году и исполненную ненависти к рабовладению, прогрессивные дураки клеймят как расистское произведение, потому что неграмотный Гек зовет негров ниггерами.

«Критическая теория» ввела в США «мультикультурализм». Это учение о том, что все культуры (кроме западной) равны и одинаково прекрасны, уже привело к упадку принципа E Pluribus Unum — «Из многих — одно целое», принятого в 1782 году и начертанного на гербе США. Вместо «плавильного котла» страна превращается в сборную солянку этнических общин, причем некоторые из них весьма далеки от американских социальных принципов, а то и враждебны им. В школах обязательно «промывание мозгов» в духе поношения Америки — а фактически, белой расы и западной культуры. Традиционные предметы вынуждены потесниться ради изучения «истории афроамериканцев», «истории латинос», «истории геев, лесбиянок, бисексуалов и трансгендеров», изложенных с антиамериканских позиций. О свирепом поношении христианской религии, граничащем с большевистским, я уж и не говорю.

«Утверждающее действие» (Affirmative Action) — это политкорректное название «удара по социальному неравноправию». Оно вводит преимущественные квоты для «меньшинств» и женщин при поступлении на учебу и работу — не по их достоинствам и способностям, а по цвету кожи и половым признакам.

В 2003 году в Коннектикуте произошла невероятная история. 118 рядовых пожарников сдавали экзамен, чтобы занять более высокие должности — лейтенанта и капитана. Вакансий было 15. На них, согласно здравому смыслу, могли претендовать те, кто получит наиболее высокие оценки.

Но в современной Америке здравый смысл уже не в чести. 56 человек из 118 справились с тестами (200 вопросов, а затем устный экзамен). Из 20 человек, получивших лучшие оценки, 19 были белыми и один — латино. Ни один афроамериканец на высокую оценку не потянул. Власти города Нью-Хэвен приняли меры: выбросили результаты экзаменов в корзину и не повысили никого. Причина — нарушение гражданских прав чернокожих пожарников! Угнетенные афроамериканцы тут же избили соперника — латиноса, попавшего в больницу.

Белый пожарник Риччи подал на город в суд от имени всей группы «отличников». Суд наотмашь решил в пользу города. Риччи подал в апелляционный суд. Заседание троих судей (одна из которых была Соня Сотомайор, впоследствии назначенная в состав Верховного суда США) в 2008 году поддержало решение города. Спустя четыре месяца суд снова рассмотрел это дело в полном составе (13 человек). И снова решил, что город был прав. Только благодаря тому, что двое судей из 13 оказались не согласны, дело пошло дальше, в Верховный Суд США.

Пятью голосами против четырех Верховный Суд прекратил это безумие и объявил, что именно город Нью-Хэвен своим поступком нарушил гражданские права людей, сдавших экзамены лучше других и виноватых только в том, что они белые. Но не следует радоваться. В Верховном Суде пять голосов принадлежат нормальным людям (один из которых чернокожий), назначенным Рейганом и Бушем. Четверо — назначенцы Клинтона и Обамы. Три из них — женщины, в том числе Сотомайор и Елена Каган, в жизни не носившая до этого судейскую мантию. Они стоят на леворадикальных позициях, и именно они проголосовали в пользу чернокожих-троечников. Надо полагать, что с течением времени даже на самом верху судей с вывихнутыми мозгами будет становиться все больше.

Именно принцип «социального равноправия» привел к радостному избранию на пост президента страны некомпетентного человека только потому, что его отец африканец. Президент тут же объявил, что намерен «фундаментально трансформировать Америку» и обнаружил свою приверженность марксистскому принципу классовой борьбы с его ненавистью к богатым. Как известно, в США шариковское «все отнять и поделить» называется «перераспределением богатства» (redistribution of wealth). Президент сразу занялся бюрократическим удушением свободного предпринимательства и освобождением людей от денег при помощи налогов. Правых политиков, встающих грудью против повышения налогов, левые ласково именуют террористами и исчадиями ада.

«Критическая теория» отменяет понятие личной ответственности, оправдывая лень, распущенность и преступность «виной общества» перед «бедным и угнетенным» преступником. Преступника нужно не наказывать, а оказывать ему «помощь».

На «критическую теорию» опирается феминизм с его «абсолютным равенством полов». Он вызвал перемены и тут: шельмуя американских мужчин как «угнетателей и поработителей» женщин, многих удалось превратить в испуганные феминизированные существа.

«Критическая теория» способствовала «сексуальной революции» с ее «освобождением» сексуального начала в человеке, а фактически со скотским освобождением от стыда и от благородства в любви, замененной половым влечением равных субъектов. «Уравнение в правах» гомосексуалистов с остальными гражданами уже привело не к взаимным симпатиям, а к обострению агрессивности и неприязни. Широкое распахивание перед геями двери в армию может вызвать непредвиденные последствия. Такие перемены — равно как и воспитание детей в гейских семьях — не могут вводиться бюрократическими решениями. Они должны быть результатом естественной эволюции общества. Но тем, кто жаждет изменять мир, ждать некогда. Трудно не заметить, что президент Обама постоянно подстегивает законодателей, настаивая на немедленном, скорейшем принятии угодных ему перемен, и пугая тем, что завтра будет уже поздно и наступит катастрофа. При этом он не гнушается прямым обманом. Изучать положение дел вечно нет времени. Как было заявлено по поводу закона о здравоохранении — сперва его примем, а потом будем читать.

Словом, куда ни взглянешь округ себя, душа становится уязвлена и перепугана. О том, как резвится «критическая теория» в науке, тоже можно немало рассказать.

Как раз в те благословенные 70-ые годы, когда начался «проект Ним», получила распространение бредовая теория о том, что люди при рождении «психо-сексуально нейтральны». То есть, мы рождаемся не мужчинами и женщинами, а равными и бесполыми куклами. Ведем себя как мужчины и женщины только потому, что нас так воспитывает косное общество. Начались опыты, когда мальчиков заставляли играть в куклы, а девочек в игрушечные грузовики, в уверенности, что они легко поменяются «социальными ролями». Никого не смущало, что девочки почему-то часто баюкали свои грузовички, а мальчики стреляли из кукольных ножек, как из ружей. Желание сравнять было неудержимо.

В 1972 году некие Мэнн и Эрхардт провели опыт над младенцем, которому после неудачно сделанного обрезания пришлось удалить половой член. Вместо того, чтобы оставить его в покое и подумать, как помочь ему в жизни, вивисекторы обрадовались, что им в руки попал идеальный материал для доказательства их теории. Несчастному удалили мошонку, хирургическим путем сделали искусственное влагалище, и его начали бурно воспитывать как девочку. Позже стали пичкать его гормонами, чтобы вызвать рост груди, и объявили, что опыт блестяще удался, и их подопытный счастлив в своей женской жизни.

Однако в 14 лет искалеченный мальчик заявил, что он уже несколько лет чувствует свою принадлежность к мужскому полу, и что он глубоко несчастен. Другие ученые отрезали ему грудь, стали давать мужские гормоны, и в результате в 25 лет он женился на женщине с детьми и стал жить ближе к тому, что ему было предназначено природой.

Разумное и необходимое исследование того, что заложено в наших генах, а что приобретается воспитанием, — было сильно искажено напором «критической теории». В споре Nature vs. Nurture («природа против воспитания») «прогрессисты» безоговорочно становились на сторону Nurture, то есть воздействия общества. Еще бы! Ведь наша миссия — не понять, а изменить мир! Если признать власть природы, так, чего доброго, придется просить у нее милостей, а наша задача дать ей поддых без разговора и поставить на коленки.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments