dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Послушай и вспомни.

(Песенник)
Тем, чья молодость пришлась на шестидесятые.
/>
Часть третья:
Бит-Клуб.

Песня вторая: Help. 1965-й год. Вспоминает Саша Раков.

На фотографии автор сегодняшней песни-главы, Александр Раков. За сорок лет он изменился мало.
Вообще-то рокеры - народ не живучий, мало кто из них дотягивает до седин, лысин и солидных накоплений
в области пояса. Зато те немногие, кто выжил, выглядят и держатся хорошо. Возьмите Мика Джаггера.
Как он по сцене носится!
Резвее, чем он же, в шестидесятых, не говоря уже о нынешних молодых.
Я его видел в Бостоне пару лет назад, ураган, а не человек. Впрочем, что я о великих. Мик Джаггер, конечно, герой,
но сегодня на нашей виртуальной сцене Сашка Раков. У него энергии по-прежнему не меньше, чем у Мика Джаггера.
Кроме того, на фотографии вы видите не только Сашу, но и человека, сочинившего песню, которая даст название следующей главе:
Blowin' in the Wind
и с нее я и начну эту главу. Потому что через неделю - моя очередь.
А сегодня - Саша Раков:

Одесская рок-музыка с 1966-го по 1978 год и Братья Раковы.

(Памяти моих братьев, Толика и Игоря)

Глава Первая:


Я и Толик родились в Одессе 20 января 1950 года. Мы - двойняшки. Наш брат Игорь родился в Немирове, (там тогда служил отец) 21 февраля 1951 года. Отец был военным. Служба в ОСНАЗе, радиослежение, впоследствии, спутниковый шпионаж. С 1952 года отец служил во Львове, мы жили в военном городке ОСНАЗа.
С 1959 года наша жизнь круто изменилась, отца направили служить в ГДР (Восточную Германию).
Туда же вслед за отцом отправилась вся семья. Как это ни странно, но в пятидесятых годах прошлого века еще не было большой разницы между ГДР и ФРГ.
Может дело в том, что тогда еще не было Берлинской Стены?
В клубе офицеров даже стояли игральные автоматы и машинки по продаже жвачки, просто сплошной западный разврат.
Телик и Радио свободно транслировали все, начиная от западных шлягеров и заканчивая сравнительно свежими итальянскими и французскими фильмами.
Я думаю, что мое музыкальное воспитание началось с того для, когда я увидел по телевизору концерт великого Рея Чарльза.


Было это примерно в 1962, а может в 1961-м? Заканчивал он его хитом What’d I say? И когда Рей кричал:
-Ааа..,-
весь зал отвечал:
- Aаа…,
он продолжал:
- Ооо…,
зал подхватывал:
- Ооо…,
в общем это было грандиозно. Жили мы в довольно большом городе Гера в северной части ГДР.
Много лет спустя, я узнал, что Гамбург был от нас в четырех часах езды на расстоянии 450-ти километров.
И именно там тогда играли в ночных клубах сами... Битлз.
Вот как близко я был к ним, но еще до начала Битломании.
Я думаю, что какие-то высшие силы свели меня и Битлз навсегда. Это произошло в моей жизни недаром.
В 1963-м отца перевели в Берлин.(Генштаб ГСВГ). Стена уже стояла, но информация продолжала поступать без помех.
Я с моим лучшим другом Аликом Герасименко серьезно занялся записями музыки.
Записывали и Элвиса и Чебби Чеккера и Рея Чарльза. Но моим любимцем тогда был Литл Ричард, его Tutti-Frutti, Long Tall Sally, Good golly Miss Molly, все это были сверхнасыщенные энергией рок-н-роллы.
И их энергия передавлась нам, пацанам.
И вдруг, в один прекрасный зимний вечер 1963-го года, Алик Герасименко заходит ко мне и дает мне слушать Long Tall Sally, но не в исполнении Литл Ричарда, а в исполнении каких-то Жуков-Ударников,которые называли себя “Beatles”.




Это слово было английским неологизмом, потому что “жук”, на самом деле, beetle.
Зато удар - это beat. Они просто составили из двух слов - одно, то, что по звучанию и напоминает и о жуках и об
ударниках. (Извините, что я объясняю такие простые для многих вещи, но не все из наших читателей знают английский
и не все жили в эпоху Битлз.) Тут я и понял, что Элвиза и Чарльза придется стирать с пленок и начать
писать "Жуков-Ударников". С того дня мы уже на уроках не слушали объяснения учителей, а рисовали волосатую четверку.
В Corner Shop покупался любой журнал или газета со статьей о Битлз. Фотки вырезывались из журналов и любовно
укладывались в папочки или вставлялись в альбомы.(Кому как нравилось)
Мечты мои сводились к владению собственной гитарой. Я их не скрывал и действительно получил гитару на
мой День Рождения зимой 1964-го года. Это была акустическая гитара, звукоснимателя на ней не было, но живя в
городке Полка Связи и Спутникового слежения ГСВГ и при наличие работающих мозгов, может работающих не в
том направлении, в каком хотелось бы учителям и родителям, но работающих быстро, и акустическую гитару быстро
можно переделать в электрическую.
Проблему усилителя решил радиоприемник со входом (AUX IN). Мы с Аликом проводили дни
пытаясь понять как же правильно играть гитарные аккорды, чтобы это не походило на грохот обвалившегося с моста
немецкого эшелона, взорванного отважными партизанами. Брата Толика музыка тогда не привлекала, он серьезно увлекся
живописью и рисунком, посещал уроки живописи в Доме Офицеров.
Я тоже посещал эти уроки, но гитара явно перевешивала.
Малый (Игорь) сразу же заинтересовался барабанами и начал заниматься с солдатом-барабанщиком из оркестра ГСВГ.
Так мы дожили до 1965-го. В один прекрасный день, Малый как-то заболев, не пошел в школу и, когда я вернулся, он
был в возбужденном состоянии, которое вряд ли можно было объяснить только повышенной температурой.
И он мне немедленно поведал, что смотрел утром офигенную передачу под названием Beat-Club.
И ее обещали повторить в субботу вечером. Еле дожили до субботы. Разумеется, к началу передачи была готова новая
кассета на маг, пара пленок для фотоаппарата, (мы с Аликом еще тогда серьезно занялись и фотографией, чтобы
качественно переснимать фотки Битлз с журналов.) И вот настала суббота.
И снова мы зажили по-новому, такого мы еще не видели. В течении часа в студии с тремя сценами играли и пели
лучшие солисты и группы со всего мира. Передача эта шла из Бремена.
Вот фоткa с экрана, которые я сделал в тот субботний вечер.
Надеюсь, что вы что-то разглядите.
И ее просмотр стал чуть ли не главным событием в нашей тогдашней жизни. И вот однажды ведущая Бит-Клуба говорит:
- А сейчас - премьера, в Бит-Клубе поют Битлз, они нам прислали свежие видео-клипы, песни “Help” и “Ticket to ride”.
Это были лучшие песни 1965-го года, песни с альбома "Help" и полнометражного фильма с таким же названием.
Когда я услышал:
- He-elp!!! I need somebody!!!
я чуть со стула не упал, а от переполнявших меня чувств глаза заволокло слезами. Но это были слезы радости.

На следующей неделе у нас было выступление в школе. Я думаю, что тогда мы с Аликом и придумали "фанеру",
выступление под фонограмму.
=========
- Черт, и в этом первыми оказались люди, которых я знал, как тут не загордиться? - (примечание публикатора)
===========
Врубив на всю катушку фонограмму Ticket to ride, мы с гитарами наперевес и Малый на троечке (часть ударной установки) имитировали Битлз.
Толпа сошла с ума, все орали и танцевали нечто дикое.

Конечно, не все было гладко, ведь занятия были почти заброшены,за волосы до воротника завуч вызвал маму.Скандалы были с уничтожением пленок, фото и слезами. Но все это как-то можно было вытерпеть. Страшный удар случился потом.
Папа пришел с работы и с воодушевлением заявил, что мы возвращаемся в СССР, в Одессу где ему предложили должность в Штабе Округа.
Я не мог понять, неужели он не понимает, что для меня - жизнь кончена.
Я теряю все, музыку, Радио, Телевиденье, все что составляло мою жизнь тогда.
Я проплакал всю ночь, ведь я знал что такое СССР, знал куда мы возвращаемся. Потому что в отпуск родители ездили в Одессу каждое лето и мы с ними.
Но в 16 лет слезы высыхают быстро.
Жить-то надо. Тем более, что и в Одессе жить музыкой можно было.
 Но я тогда об этом еще не знал.

Ну а как узнал, об этом в следующей главе.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments