dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Я не одинок

Думал, что только я пишу о грибах на Кейп-Коде, во всяком случае, мне другие тексты не попадались.
Оказывается, не только я.
Сейчас читаю повесть Михаила Пипко, которая называется "Айсберги тают в Гольфстриме".
Это то, что относится к жанру "плутовского романа", описываются два симпатичных мошенника, которые занимаются аферами связанными с недвижимостью. Один из них - из Бостона.
Действие происходит в Майами в наши дни, а так же в пригороде Ленинграда, городе Пушкине, лет 30, а то и более назад.
Но Кейп-Код тоже упомянут в тексте. И не просто упомянут, а в контексте грибов. В том числе и названы два места, где мы с вами побывали уже много раз, я - в реальности, вы - в моем ЖЖ.
Есть кусок про трюфелей, но я недавно вам показывал и трюфеля, найденные на Кейп-Коде.
https://dandorfman.livejournal.com/1619482.html
И еще есть лес в Труро, помните, я Вам его вам в сентябре показывал:

Ну, про Провинстаун я писал много раз, так что вы знаете уже про дюны Провинстауна все и ещё немножко.
Ну и замечу, что герой не может назвать английское название подосиновика, начинает переводить на английский дословно, с приставки под.
На самом деле, грибники знают, что английское название подосиновика очень простое red cap, т.е. "красная шапочка", Вот здесь они его так и называют:
http://daveberta.blogspot.com/2009/03/this-mushroom-better-be-on-our-liscence.html




Лёша боялся случайно глянуть ниже косынки собеседницы, поэтому на всякий случай зажмурился:
- Из Бостона.
- Боже, какая прелесть! - не унималась незнакомка. – У вас же там есть чудный пляж на
Кейп-Коде, в Труро. Вы знаете Труро?
- Мы в Труро собираем грибы...
Из опыта своей иммиграции Лёша знал, что американцы всегда впадают в ступор, когда слышат, что кто-то собирает грибы. Коренное население ест шампиньоны, которые стоят копейки, и порошок из безумно дорогих трюфелей. Эту приторно - ароматную пыль добавляют в гусиный паштет, сыр, колбасу и даже мёд. Американцы знают, что шампиньоны выращиваются на фермах, а вот трюфели вынюхивают в дубовых рощах натренированные собаки или даже свиньи. Импортные бургундские чёрные и пьемонтские белые трюфели стоят по пятьсот долларов за унцию, местные же трюфели, как правило, белые, продаются в полтора - два раза дешевле. Но всё равно, любой
грибник, познавший таинства охоты на подземный деликатес, становится предметом обожания и восхищения. В умеренно религиозном обществе умение правильно шарить голыми пальцами под корнями в лесной чаще, находя при этом драгоценные самородки, ценится почти так же, как способность производить из воды вино. Русские иммигранты, осевшие в Массачусетсе, десятки лет назад обнаружили полчища никому не нужных подосиновиков в дальней оконечности сжатого Атлантикой Трескового Мыса. Каждую ночь с сентября по ноябрь предрассветную тишину окраин Бостона разрывает звон будильников. А ещё через три часа, над едва озарёнными восходящим солнцем кустами, диких птиц будят крики: «Коляяя! Подвинь машинуу! Встать негдеее! Коляяя! Иди сюдаа! Аууу!..». К вечеру у обочины единственного в этой части мыса шоссе выставляются корзины, щёлкают камеры телефонов, дзинькают стопарики. Сбор грибов – это память о брошенной родине.
- Мы в Труро ездим за... андер… андер… - Лёша вдруг осознал, что никогда не разучил, как будет по-английски «подосиновик». Он открыл глаза. Розовая косынка всё ещё колыхалась в непосредственной близости от его груди. – Это такие машрумс, у них... – Лёша зажал памятку натуриста под мышкой и стал объяснять с помощью обеих рук. – У них такие толстенькие белые ножки, - Лёша изобразил левой ладонью кольцо, - а сверху – такие красные... – он хлопнул правой ладонью по кольцу, - шляпки! Андерстэнд?
Огромные синие глаза не двигались. Лёша начал объяснять с удвоенным энтузиазмом:
- Если грибы старые, то у них и ножки, и шляпки... вялые, блвуа... – он вывалил язык и выпучил глаза, будто ему попался комок в манной каше. – А если молодые, то сами они - во! – он по-боксёрски выставил перед острым носиком блондинки сжатый кулак, - крепенькие! Головки - красненькие! Стоят - прям, гвардейцы! Тётки наши, как начинают их стричь – и так до самого вечера: бум! бум! бум!.. Пфуу, - Лёша выдохнул и опустил руки... - теперь понятно?
- Алексей – русский, из Бостона. Представьте себе, - Полина хихикнула, - он часто бывает в Труро, но не на пляже для наших, а...
- Наши, - толстяк мотнул головой в сторону радужных зонтиков, - в Провинстауне. А в Труро – ваши.
- А мы, - Алексей невозмутимо вклнился в перепалку «свободных пляжников», - грибы собираем и в Провинстауне...
- Грибы? – разинул рот фотохудожник. – Что же вы с ними делаете?
- Жарим, маринуем, сушим. – Лёша стал одеваться. - Любой русский знает, какие грибы съедобные, а какие - нет. Из сухих грибов зимой суп варим.
- Значит, сушите? У меня для вас есть задачка! – фотограф впился глазами в Алексея, - хотите?
- Я готов. Только можно, я штаны надену? Мне так сподручнее думать.
- Конечно, - лицо фотографа сияло, как свежая оладушка.
Дождавшись, когда Лёша застегнул последнюю пуговку, толстяк начал:
- Один грибник собрал 100 кг грибов и замерил их влажность. Она была 99%. Он разложил грибы на газете и оставил их сушиться. На следующий день он пришёл проверить грибы и опять замерил их влажность. В этот раз влажность была 98%. Вопрос: сколько в этот момент весили грибы?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments