dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Я не одинок

Думал, что только я пишу о грибах на Кейп-Коде, во всяком случае, мне другие тексты не попадались.
Оказывается, не только я.
Сейчас читаю повесть Михаила Пипко, которая называется "Айсберги тают в Гольфстриме".
Это то, что относится к жанру "плутовского романа", описываются два симпатичных мошенника, которые занимаются аферами связанными с недвижимостью. Один из них - из Бостона.
Действие происходит в Майами в наши дни, а так же в пригороде Ленинграда, городе Пушкине, лет 30, а то и более назад.
Но Кейп-Код тоже упомянут в тексте. И не просто упомянут, а в контексте грибов. В том числе и названы два места, где мы с вами побывали уже много раз, я - в реальности, вы - в моем ЖЖ.
Есть кусок про трюфелей, но я недавно вам показывал и трюфеля, найденные на Кейп-Коде.
https://dandorfman.livejournal.com/1619482.html
И еще есть лес в Труро, помните, я Вам его вам в сентябре показывал:

Ну, про Провинстаун я писал много раз, так что вы знаете уже про дюны Провинстауна все и ещё немножко.
Ну и замечу, что герой не может назвать английское название подосиновика, начинает переводить на английский дословно, с приставки под.
На самом деле, грибники знают, что английское название подосиновика очень простое red cap, т.е. "красная шапочка", Вот здесь они его так и называют:
http://daveberta.blogspot.com/2009/03/this-mushroom-better-be-on-our-liscence.html




Лёша боялся случайно глянуть ниже косынки собеседницы, поэтому на всякий случай зажмурился:
- Из Бостона.
- Боже, какая прелесть! - не унималась незнакомка. – У вас же там есть чудный пляж на
Кейп-Коде, в Труро. Вы знаете Труро?
- Мы в Труро собираем грибы...
Из опыта своей иммиграции Лёша знал, что американцы всегда впадают в ступор, когда слышат, что кто-то собирает грибы. Коренное население ест шампиньоны, которые стоят копейки, и порошок из безумно дорогих трюфелей. Эту приторно - ароматную пыль добавляют в гусиный паштет, сыр, колбасу и даже мёд. Американцы знают, что шампиньоны выращиваются на фермах, а вот трюфели вынюхивают в дубовых рощах натренированные собаки или даже свиньи. Импортные бургундские чёрные и пьемонтские белые трюфели стоят по пятьсот долларов за унцию, местные же трюфели, как правило, белые, продаются в полтора - два раза дешевле. Но всё равно, любой
грибник, познавший таинства охоты на подземный деликатес, становится предметом обожания и восхищения. В умеренно религиозном обществе умение правильно шарить голыми пальцами под корнями в лесной чаще, находя при этом драгоценные самородки, ценится почти так же, как способность производить из воды вино. Русские иммигранты, осевшие в Массачусетсе, десятки лет назад обнаружили полчища никому не нужных подосиновиков в дальней оконечности сжатого Атлантикой Трескового Мыса. Каждую ночь с сентября по ноябрь предрассветную тишину окраин Бостона разрывает звон будильников. А ещё через три часа, над едва озарёнными восходящим солнцем кустами, диких птиц будят крики: «Коляяя! Подвинь машинуу! Встать негдеее! Коляяя! Иди сюдаа! Аууу!..». К вечеру у обочины единственного в этой части мыса шоссе выставляются корзины, щёлкают камеры телефонов, дзинькают стопарики. Сбор грибов – это память о брошенной родине.
- Мы в Труро ездим за... андер… андер… - Лёша вдруг осознал, что никогда не разучил, как будет по-английски «подосиновик». Он открыл глаза. Розовая косынка всё ещё колыхалась в непосредственной близости от его груди. – Это такие машрумс, у них... – Лёша зажал памятку натуриста под мышкой и стал объяснять с помощью обеих рук. – У них такие толстенькие белые ножки, - Лёша изобразил левой ладонью кольцо, - а сверху – такие красные... – он хлопнул правой ладонью по кольцу, - шляпки! Андерстэнд?
Огромные синие глаза не двигались. Лёша начал объяснять с удвоенным энтузиазмом:
- Если грибы старые, то у них и ножки, и шляпки... вялые, блвуа... – он вывалил язык и выпучил глаза, будто ему попался комок в манной каше. – А если молодые, то сами они - во! – он по-боксёрски выставил перед острым носиком блондинки сжатый кулак, - крепенькие! Головки - красненькие! Стоят - прям, гвардейцы! Тётки наши, как начинают их стричь – и так до самого вечера: бум! бум! бум!.. Пфуу, - Лёша выдохнул и опустил руки... - теперь понятно?
- Алексей – русский, из Бостона. Представьте себе, - Полина хихикнула, - он часто бывает в Труро, но не на пляже для наших, а...
- Наши, - толстяк мотнул головой в сторону радужных зонтиков, - в Провинстауне. А в Труро – ваши.
- А мы, - Алексей невозмутимо вклнился в перепалку «свободных пляжников», - грибы собираем и в Провинстауне...
- Грибы? – разинул рот фотохудожник. – Что же вы с ними делаете?
- Жарим, маринуем, сушим. – Лёша стал одеваться. - Любой русский знает, какие грибы съедобные, а какие - нет. Из сухих грибов зимой суп варим.
- Значит, сушите? У меня для вас есть задачка! – фотограф впился глазами в Алексея, - хотите?
- Я готов. Только можно, я штаны надену? Мне так сподручнее думать.
- Конечно, - лицо фотографа сияло, как свежая оладушка.
Дождавшись, когда Лёша застегнул последнюю пуговку, толстяк начал:
- Один грибник собрал 100 кг грибов и замерил их влажность. Она была 99%. Он разложил грибы на газете и оставил их сушиться. На следующий день он пришёл проверить грибы и опять замерил их влажность. В этот раз влажность была 98%. Вопрос: сколько в этот момент весили грибы?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments