dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Если не я, то кто? (UPDATE)


Это польский оригинал "Последнего Воскресенья"

Так получилось, что я не могу равднодушно слушать перевод, который ничего общего с оригиналом не имеет.
Переводчик или переводчики на русский язык очень известных песен придумывают безграмотный и пошлый набор слов, ахинею, не имеющую ничего общего с оригиналом.
Так было с "Дилайлой". Трагический текст, в котором использовался библейский сюжет Самсона и Далилы, правда, осовремененный и с противоположным объектом убийства, убили Дилайлу, т.е. Далилу, превратился в убогую "дочь шарманщика Лайлу". И уже давно нет никаких реперткомов, но поют по-прежнему про дочь шарманщика.
Я в очередной раз услышав про "дочь шарманщика", перевел оригинальный английский текст, сохранив его сюжет и смысл:

Ночью увидел я свет из зашторенных окон.
Понял я - ты не одна
Был с тобою другой.
Как же жестоко
Злая судьба подшутила в ту ночь надо мной.

Почему, Дилайла,
Не пойму, Дилайла,
Я твоим рабом готов был стать.
Как же могла ты так подло любовь растоптать.

Ну а на утро пришел я к тебе как возмездье.
В дверь позвонил, ты открыла
Был весел твой взор.
Ты улыбалась.
Нож мой был точен и скор:
Улыбку он стер.

Почему Дилайла,
Не пойму, Дилайла
Между нами выросла стена.
Если не мне, то лишь смерти ты будешь верна!


Был полностью уничтожен смысл и сюжет "Последнего Воскресенья", гениального танго Ежи Петербургского, танго, которое назвали потом "Танго самоубийц", потому что по Польше действительно после появления этого танго прокатилась волна самоубийств, когда в СССР появилось вместо "Последнего Воскресенья", "Утомленное солнце". Более того, в "Утомленном солнце" вообще выбросили оба куплета, оставили только припев.

Я снова не выдержал такого насилия над песней и сделал перевод, адекватный оригиналу:
https://dandorfman.livejournal.com/36026.html

Но есть одна песня, тоже сверхпопулярная, которая была в переводе вообще образцом пошлости, отсутствия всякого вкуса и наконец спекуляцией на теме Холокоста.

Сюжет этого перевода совершенно идиотским и оскорбительным образом перенесли в годы Второй Мировой, хоть оригинал был написан задолго до её начала.
В оригинале упоминается тяжелое ранение на Первой Мировой.
Но дело даже не в сюжете, дело в совершенно диком и пошлом тексте, тексте ничего общего не имеющим с подлинными страданиями. Тексте, состоящем из случайного набора слов, сложенных самым идиотским образом.
И этот текст поют до сих пор как будто бы вменяемые люди и им при этом не противно.
Я говорю о всем вам известной песне Германа Яблокова, "Купите папиросы".

Приводить дикий перевод, который с небольшими вариациями пели и продолжают петь разные певцы и певицы, среди них довольно известные, я не буду. Вы сами его знаете, там где "подходи пехота и матросы".
Я приведу текст на идиш, написанный русскими буквами и покажу не самое лучшее исполнение этого текста, a это конечно исполнение Сестер Берри, a менее известное исполнение Эли Эдельсон. Почему не исполнение Сестер Берри?
Ну во-первых, сестер Берри вы слышали тысячи раз, я хотел дать вам возможность познакомиться с другим вариантом на том же языке. А вторую причину я укажу ниже.

Потом я дам подстрочник текста Германа Яблокова, ну и наконец дам свой вариант перевода.
Разумеется, мой перевод - далек от совершенства и имеет мало общего с настоящей поэзией. Но он все-таки адекватен оригиналу по смыслу.

А кАлтэ нахт, а нЭплдикэ, фИнцтэр умэтУм.
Штэйт а Ингэлэ фартрОерт ун кукт зих арУм.
фун рэгн шицт им нор а вант,
А кОшикл hалт эр ин hант,
Ын зАйнэ ойгн бэтн едн штум:

Их hоб шойн нит кейн кОйех мэр арУмцугейн ин гас,
Унгерик ун Опгерисн, фун дэм рэгн нас.
Их шлэп арУм зих фун багИнэн -
КЕйнер гит нит цу фардИнэн,
Алэ лахн, махн фун мир шпас.

ПРИПЕВ:
КупИте, койфт же койфт же папирОсн -
ТрУкенэ, фун рэгн нит фаргОсн.
Койфт же бИлик бэнэмОнэс,
Койфт ун hот аф мир рахмОнэс,
РАтэвэт фун hунгер мих ацИнд.

КупИте, койфт же швЭбэлэх - антИкн,
ДэрмИт вэт ир а Ёсэмл дэрквИкн.
КмзИст майн шрАен ун майн лойфн -
КЕйнер вил ба мир нит койфн,
Ойсгейн вэл их музн ви а hунт.

Майн тАтэ ин милхОмэ hот фарлОйрн бЭйдэ hэнт,
Майн мАмэ hот ди цОрэс мэр ойсhалтн нит гекЕнт,
Юнг ин кЕйвэр зих гэтрИбм -
Бин их аф дэр вэлт фарблИбм
Умгликлэх ун элнт ви а штэйн.

БрЭклэх клайб их аф цу эсн ин дэм алтн марк,
А hАртэ банк из майн гелЭгер ин дэм калтн парк,
Ун дэрцУ ди полицьЯнтн
Шлогн мих мит швЭрэ кантн -
Сhэлфт нит майн гебЭт ун майн гешрЭй.

ПРИПЕВ

Их hоб геhАт а швЭстэрл, а кинд фун дэр натУр,
Мит мир цузАмэн зих гешлЭпт hот зи а ганцн ёр.
Мит ир гевЭн из мир фил грИнгер,
ЛАйхтэр вэрн флэгт дэр hУнгер
Вэн их флэг а кук тон нор аф ир.
АмОл из зи гевОрн зЭйер швах ун зЭйер кранк,
Аф мАйнэ hэнт из зи гештОрбм аф а гасн-банк.
Ун вэн их hоб зи фарлОйрн,
Об их Алэс Онгевойрн -
Зол дэр тойт шойн кУмэн ойх цу мир



Подстрочник:

ПАПИРОСЫ

Холодная ночь, туманно, темно кругом.
Стоит мальчик опечаленный и оглядывается по сторонам.
От дождя защищает его только стена,
Корзинку держит он в руке,

И его глаза безмолвно просят каждого:
У меня уже нет больше сил слоняться туда-сюда по улице,
Голодному и оборванному, от дождя промокшему.
Я выпрашиваю милостыню с раннего утра –
Никто не дает мне заработать,
Все смеются, потешаются надо мной.

Припев:

Купите же, купите папиросы -
Сухие, дождем не намоченные.
Купите дешево, я вам доверяюсь,
Купите – сжальтесь надо мной,

Спасите от голода меня сейчас.
Купите же спички – ценные вещицы,
Тем самым вы сироту утешите.
Напрасны мои крики и моя беготня –
Никто не хочет у меня покупать,
Сгинуть мне придется, как собаке.


Мой папа на войне потерял обе руки,
моя мама не смогла вынести страданий,
молодыми загнали себя в могилу –
А я остался на свете
Несчастный и одинокий, как камень.
Крошки собираю я, чтобы есть, на старом рынке,
Жесткая скамейка – моя постель – в холодном парке.
И к тому же полицейские
Бьют меня тяжелыми дубинками –
Их не трогают моя мольба, мой плач.

Припев

У меня была сестренка – настоящее дитя,
Вместе со мной она побиралась целый год.
С ней мне было намного легче,
Не так тяжко переносился голод,
Стоило лишь взглянуть на нее.
Однажды она очень ослабела и заболела,
У меня на руках она умерла на тротуарной скамейке.
И, когда я ее потерял,
Я понял, что утратил всё –
Пусть же смерть придет и ко мне тоже.

Ну и мой текст. В подстрочнике почему-то я вижу три куплета, но прослушав внимательно текст самой песни на том видео, которое я поставил, я понял, что куплетов всё-таки два, а не три.
Так что в моё переводе, как и в оригинале, два куплета.
Ещё два слова о первой строчке припева на идиш, в котором есть одно русское слово "купите".
В разных вариантах, которые я встречал есть в основном "койфче". У меня же - койфте.
Койфте мое появилось, потому что я просто слушал пение на идиш и мне все-таки слышится не "ч", а "т". Но это не чистое "т", оно действительно чуть ближе к "ч", русскому произношению этого звука оно не соотвествует.
Поэтому я бы хотел узнать у тех, кто владеет идишем, как родным, как все-таки правильно, "койфте" или "койфче".



Именно в этом исполнении я отчетливо слышу "т", а не "ч"

UPDATE:

Илья Верховский, мой давний френд из Ханты-Мансийска, знает идиш. Я спросил у него.
Он сказал, что купите, это койфт, а дальше поют славянское же. Т.е. же, это не идиш, но так придумал Яблоков, он ведь эту строчку сделал частично на русском.
Сейчас исправлю.

1
Вечер, дождь холодный хлещет
Все кругом темно.
А за стенкою мальчонка прячется давно
Свой товар с собою носит
Он не милостыню простит,
Просит лишь хоть что-нибудь купить

Он прохожих равнодушных жалобно молил
Но товар его нехитрый мало кто купил
Он просил их: Помогите!
Люди, что-нибудь купите.
Но они лишь ускоряли шаг.

Припев:
Купите койфт же, койфт же папиросн -
Не смотрите на меня вы косо
Вы проверьте, все - сухие
И совсем не дорогие
Сжальтесь над голодным сиротой

Быть может вам и спички пригодятся,
Сырости не стоит опасаться
Грошик медный заплатите,
Мне, сиротке, помогите
Я на грошик хлебушка куплю.

2.
У отца снаряд германский руки покрошил
Он безруким инвалидом всем обузой был,
Маму горе подкосило, загнала себя в могилу
Папа вслед за нею поспешил.

Мы сирОтами остались с младшею сестрой,
Чуть полегче, если рядом человек родной.
Но сестрёнка заболела, увядала и слабела
И ушла навеки в мир иной

Припев:

Купите койфт же , койфт же папиросн -
Не смотрите на меня вы косо
Вы проверьте, все - сухие
И совсем не дорогие
Сжальтесь над голодным сиротой

Быть может вам и спички пригодятся,
Сырости не стоит опасаться
Грошик медный заплатите,
Мне, сиротке, помогите
Я на грошик хлебушка куплю.

В следующей записи я скопирую историю этой песни и рассказ об её авторе, Германе Яблокове.

UPDATE:
Я только что нашел в Сети единомышленника, который примерно так же относится к якобы переводу на русский язык, который поют на эстрадных и ресторанных площадках сегодняшние певцы и певицы.
Автор цитаты: Дмитрий ЯКИРЕВИЧ, Иерусалим

Источник: http://dona-dona.ru/content75.html

В разное время несколько исполнителей полагали, что каждый из них спел песню впервые. Попадались публикации о том, что она как будто посвящена погибшим во время погромов на Украине еврейским детям, хотя ни в одной строфе нет и каких-либо намёков на это. Есть послевоенные варианты текста с вкраплениями по-русски, неизвестно кем обработанные, с вставками, в которых говорится (не на слишком высоком литературном уровне) о “немце в гетто”, расстрелявшем “маму” героя песни. Возможно, потому один современный исполнитель во время пения даже проецирует на экран известную фотографию нацистского фотографа-любителя, сделанную в Варшавском гетто. В учёте того, что шлягер был создан задолго до 2-й Мировой войны, сам подход, видимо, демонстрирует определённые вкусовые особенности. И уж совсем берёт оторопь, когда с ресторанного подиума при первых аккордах вступления следует бодрящее приглашение с подиума: “Евреи, что же вы не танцуете?”

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments