dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Над вымыслом слезами обольюсь...

(О литературе.)


Рафаэль Левчин вот здесь предлагал потолковать о литературе.
http://levchin.livejournal.com/309652.html
Хоть ссылки при этом давал на разговоры о Полковнике и его смерти.
Но... предположим, что стоит и о литературе потолковать.

Тема эта практически никому не интересна, литературы сейчас как бы не существует в разговорах.
Нет, книги люди читают, писатели тоже их пишут и даже критики потихоньку критикуют.
Но... раньше в СССР бывало, что чуть ли не миллионы говорили о какой-то книге или даже об одном стихотворени.
Наверное, это происходило потому, что больше не о чем было говорить.
Т.е., не от хорошей жизни.
А сегодня есть о чем поговорить, кроме книг, вот поэтому и не говорят о том, что мало кому интересно.
А вот я бы с удовольствием говорил о литературе, мне эти разговоры нравятся, но вряд ли среди моих 460-ти френдов найдется минимальное число людей, которые этот разговор поддержат.
Впрочем, я наговариваю на своих френдов, вот когда я написал о "Зеленом шатре"
http://dandorfman.livejournal.com/149095.html
комментариев было достаточно много. А это был не первый, а второй постинг на ту же тему.
Первый я поставил за несколько дней до этого.
http://dandorfman.livejournal.com/144973.html
Так что мои френды неожиданно для меня проявляют интерес к литературе.
Вот почему я решил познакомить Вас с фрагментами полемики покойного поэта Льва Лосева, с живым поэтом и критиком Юрием Колкером. Полемика весьма любопытная, во всяком случае, мне она такой показалась. Ссылку я не могу дать, потому что в Сети этого текста нет, мне приходится открывать журнал, где она опубликована и тупо переносить с бумаги на экран цитаты из писем этих двух уважаемых людей друг другу.
Переписывались они недолго, в конце концов, Лосев окончательно обиделся на Колкера и перестал ему отвечать.
В каких-то пунктах этой полемики я согласен с одним из корреспондентов, в каких-то с другим.
Например, критику Бродского считаю оправданной, хоть Бродский разумеется, остается для меня большим поэтом.
Лосев, насколько я понял, обиделся на Колкера прежде всего из-за Бродского. Еще я терпеть не могу всяких измов, и поэтому слова Колкера о модернизме и авангардизме, а так же о революционерах тоже поддерживаю и одобряю полностью. Тем не менее, меня  привлек и абзац написанный Лосевым в ответ на позицию Колкера,  с ним я тоже согласен.
Я кстати об этом всегда писал, когда писал о литературе.
Я повторял и повторяю, литература, это когда интересно. А когда неинтересно, это что угодно, но уже не литература.
Т.е., это необходимое условие литературного явления, читателю должно быть интересно читать книжку. Разумеется, не всякому, читатели они очень разные, но если та группа читателей, на которую расчитывает данный автор, читает текст с интересом, значит текст этот имеет к литературе прямое отношение.

Перехожу к выборочному цитированию этой интересной полемики поставив здесь две самых интересных для меня цитаты в переписке Лосева и Колкера.

Привожу формальные данные для тех, кто захочет полностью прочесть эту очень любопытную переписку.
Журнал "Время и место". Нью-Йорк. Номер 1 за этот год. Страницы 110-155. Вся публикация называется "Не только о Бродском".
Переписка эта давняя - середина 80-х.
Ну а теперь... "Выбранные места из переписки поэтов"....

Сначала - Юрий Колкер: (Cтр. 123)

Здесь, в Иерусалиме, я подружился с Мишей Хейфецом, а вот с Милославским пожалуй и не стану знакомиться: так мне несимпатичны его сочинения. О нем говорят как о талантливом прозаике, я же не могу судить об этом, ибо физически не в состоянии читать книги, написанные таким языком.
Так же я отношусь и к Солженицыну с Вашей оценкой которого я не могу согласиться. Когда автор говорит "засматривает", вместо "заглядывает" (это Милославский) или "покинул попытки", "разгарчивый восход", "бесколебно", "укорно", "душилась от смеха",
"челоприхмуренное", (Солженицын), я откладываю книгу и только что не бегу к раковине. Человек, кощунственно уродующий родной язык не может быть писателем. Язык обладает бесконечным набором выразительных средств из которых важнейшее - интонация: ни Милославский, ни Солженицын не понимают этого и не владеют ею. Кажется о них эпиграмма Боратынского 150-тилетней давности:
"Увы! Творец не первых сил..."

Пожалуй я процитирую полностью Боратынского, т.к. вряд ли все мои читатели ее знают, во всяком случае, я ее не знал.

Увы! Творец не первых сил!
На двух статейках утомил
Ты кой-какое дарованье!
Лишенный творческой мечты,
Уже, в жару нездравом, ты
Коверкать стал правописанье!
Неаполь возмутил рыбарь,
И, власть прияв, как мудрый царь,
Двенадцать дней он градом правил;
Но что же? — непривычный ум,
Устав от венценосных дум,
Его в тринадцатый оставил.

Чтобы закончить с этим невольным отступлением и до конца отрекомендоваться, добавлю, что по своим литературным (и не только) убеждениям, я - консерватор и ретроград, т.е. сторонник естественного хода вещей и слов.
Думаю, что левизна в политике (революционеры) и левизна в искусстве (модернизм, авангард) имеют одну и ту же темную деструктивную, энтропийную природу, направленную против человека. И еще: новизна присуща таланту, как его неотъемлимая компонента, но сознательно ищет новизны только бездарность. Все эти изыски не нужны талантливому человеку.

Весь последний абазц, тот который после Боратынского, это и мои убеждения, т.е. я - на стороне Колкера.

 Тем не менее, Лосев ему отвечает вот как: (страницы 129-130):

 Мое любимое суждение, строится, прежде всего остального, включая и формальный анализ, к коему как филолог я отношусь с большим уважением, на честной проверке своей первой реакции. Старо - ново, сильно - слабо, изящно - неряшливо, натуральный язык, обстоятельства или все искуственно, выдумано: все это для меня вторично. Перво-наперво: ИНТЕРЕРЕСНО - НЕИНТЕРЕСНО.
И, возвращаясь к универсалиям, я знаю, почему мне интересно или неинтересно: и проза и поэзия мне интересна, если автор одарен даром воображения, ВЫМЫСЛА, того самого, над которым мы обливаемся слезами.
Проявляется этот дар и в прозе и в поэзии по-разному. Вымысел в прозе, это способность рассказать историю, т.е. протащить читателя через приключения: житейские, эмоциональные, интеллектуальные (в главных случаях и то, и другое, и третье) на которые он сам, по недостаточности этого дара, не отважился бы,  а то просто не догадался бы, что такое возможно
.

 Дальше мне лень цитировать, там дальше про поэзию, Солженицына, Сашу Соколова, обериутов. Впрочем, если кто-то действительно заинтересуется тем, что дальше, я тогда и дальше кое-что процитирую. Но вот это: "ИНТЕРЕСНО - НЕИНТЕРЕСНО" и "Над вымыслом слезами обольюсь...",- полностью мое.
Здесь я согласен с Лосевым. И мне действительно наплевать на неряшливость языка, если мне ИНТЕРЕСНО.
Впрочем, по мнению пуристов одесситы ни говорить ни писать на правильном русском языке не умеют.
Вот и я не умею. Уверен, что люди с филологическим образованием могут объяснить прямо на примере этого постинга, что я русского языка не знаю. А я даже спорить не буду. Не знаю, конечно.

Дополняю по просьбе Ирины.

Ой, Ирина, там ведь много чего написано, что же Вам будет интересно, даже не знаю.

Ладно, процитирую то письмо Колкера, где он громит Бродского. После этого письма Лосев с ним порвал всяческие отношения.
Такие вот страсти. (Страница 150)

Вы могли догадаться, что негативная привязанность Бродского к советской власти, к системе, которую поэту уже пора бы не замечать, кажется мне чрезмерной до забавности. Конечно, мы все - продукты тоталитаризма, когда-нибудь по этому признаку нас и объединят.
Но в следующем за Вами поколения многим кажется застылостью, позитивную привязанностью к этой власти три вещи:ваша и Бродского приверженность к соприродному ей авангарду, ваша потребность господствовать в сегодняшней литературе посредством внешних регалий, владеть ею на правах нового литературного гениралитета и ваша нетерпимость к инакомыслию. Вы непрозвольно перенесли в свободный мир модель советского мышления. О вашей неумеренной привязанности к прошлому следует сказать отдельно. Вы засвидетельствовали ее уже в самой первой фразе вашего введения к сборнику 1986-го года:
"Иосиф Бродский занимает исключительное положение первого поэта в стране, где к поэзии относятся как к значительному искусству".
Оба содержащихся в ней утверждения не просто не верны, они - карикатурны. Вы в ней одновременно подражаете и Ленину и Сталину.
Подобно первому вы провозглашаете "важнейшее из искусств", подобно второму, называете "лучшего, талантливейшего поэта Эпохи".
Но смешна она и потому, что вы в ней престаете этаким школьным учителем лит-ры, не только утверждающим, но и верящим, что Чернышевский был вершителем судеб России.
Между тем, Россия - не Исландия, и не только Бродский, но и вся поэзия за пределами школьного учебника не занимает в ней никакого места. О тамошнем месте Бродского дает представление тот факт, что у него неизмеримо меньше читателей, чем у неудачно высмеянного им Андрея Вознесенского. А о месте поэзии среди искусств, то, что в народном сознании поэт, либо шут во князьях на правительственном довольствии, (Евтушенко, Вознесенский) либо отщепенец, продавшийся западным спецслужбам. (Галич). Ваши слова не выглядели бы смешно, если бы вы уточнили о какой аудитории идет речь, если бы вы сказали: "Россия - это я и круг близких мне людей." На такое заявление вы имеете право, как поэт. Вас, может быть интересуют, что думают обо всем этом в России?
А думают там по-разному. Например так: "Конкретные эпохи в культуре часто проходят под знаком одного определяющего рода искусства. Вторая половина 20-го века - время музыки. А точнее - рок-музыки. Почему рок определил развитие культуры последних 25 лет - тема отдельного разговора."
Что определил, сомнений у автора высказывания нет. По своему построению это авторитетное свидетельство в точности совпадает с вашим. Количественная недостаточность критики Бродского вызвана молчанием тех, кому он просто скучен. Будучи вызванным вами на разговор, я высказался за них, закрепив мое отношение к Бродскому, разделяемое многими. До этой работы Бродский значился на отделенной окраине моих интересов. Я признаю, что как политическая фигура он очень сильно повлиял на русскую интеллигенцию.


Ладно, хватит, а то я совсем замучился бить по клаве.
А вот, напоследок, еще одна песня в помощь массовику-затейнику.
Из-за острова на стрежень. (в стиле Кантри-мюзик)

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments