dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Дэвид Хоровиц: трансформация левого радикала


(окончание)>

Кстати, ярлык «ястреб» в случае Хоровица вряд ли оправдан. В 1999 году он был среди противников клинтоновской операции на Балканах и особенно предупреждал об опасности слепой поддержки Освободительной Армии Косова: «Это военизированная террористическая группировка, руководимая мусульманскими радикалами и марксистами-ленинистами. Они тесно связаны с албанской мафией, наркоторговлей и мечтают о «Великой Албании» на основе отобранных у Сербии, Черногории, Македонии и Греции земель. И мы хотим им помогать?» Другое дело, что военные операции против режимов в Афганистане и Ираке Хоровиц ожидаемо одобрил, так как они были направлены против стран, тесно связанных с исламистскими террористическими группировками. «Саддам был международным преступником. Он нарушил условия перемирия 1991 года и все соглашения по контролю за оружием… Именно эти нарушения – а не пресловутое оружие массового поражения – были легальной, моральной и реальной основой для отправки войск в Ирак».  Да и о странах-противниках войны в Ираке Хоровицу есть что сказать: «Франция, Россия и Китай вложили много денег в иракскую нефть. Захваченные во время войны документы показали: одна Франция могла бы получить десятки миллиардов на нефтяных контрактах. Те же документы напомнили, что Садддам пустил часть украденных с помощью чиновников ООН десяти миллиардов долларов из программы «нефть в обмен на продовольствие», чтобы подкупать французских, российских и британских чиновников и добиться от них антивоенной позиции».


Но одним Ираком мишени Хоровица не ограничиваются. Он всегда защищал Израиль, отмечая среди прочего «В Израиле у арабских граждан больше прав, чем в любой ближневосточной стране». И не прекращает обличать антисемитскую сущность арабских политиков: «Начало конфликтов было связано с отказом Лиги Арабских Государств от плана ООН по разделению земель для создания государств Израиль и Палестина….Отказ был  обусловлен нетерпимостью арабского национализма, усиленного фашистской идеологией,  а также тем, что арабские лидеры были мусульманами и не  могли терпеть независимую демократию рядом с собой… Ближневосточный конфликт – продолжение конфликта радикального ислама с Западом». 


По мнению Хоровица, левые движения, несущие только деструктивное начало и подрывающие основы западной цивилизации, стали идеальным союзником исламистов. Несмотря на ряд внешних различий, они легко находят общий язык: «Коммунисты или фашисты не защищали реальность. Как и сегодняшние радикалы, они руководствовались абстракциями – видением будущего, которого никогда не существовало, но которое, по их мнению, они могли создать… Исламист верит, что путём завоевания народов и насаждения шариата он улучшает мир для правления Аллаха. Социалист верит в использование власти государства и жестоких мер для уничтожения частной собственности… При этом политический радикал не воспринимает религиозную патологию радикального ислама всерьёз. Он верит, что религия является только выражением реальных страданий, виновна в которых капиталистическая собственность… Революция устранит причины страданий и сделает лишней религию. То есть освобождение человечества от частной собственности – поражение Америки и западного капитализма – освободит исламских фанатиков от необходимости быть исламистами и фанатиками». В результате «стоит американскому или британскому правительству атаковать терроризм или государства-спонсоров терроризма, как международные левые движения бросают свои политические силы между враждующими сторонами. Левые стали главными помощниками Саддама и исламистского джихада».


Хоровиц особенно выделяет ненависть к Америке и Израилю как связующее звено между левыми и исламистами. И привычно атакует своих прежних знакомых из левого движения. Например, известного поклонника Пол Пота и крайне модного среди радикалов Ноама Хомского, который не унимается и в XXI веке:  «Хомский – скучнейший оратор и средний писатель. Феномен его популярности – это проявление антиамериканского культа. Он  становится выходом примитивной ненависти этого культа». В потоке антизападных, антиамериканских и антиизраильских тирад Хомского Хоровиц с лёгкостью находит самые бестолковые, полностью дискредитирующие «скучного оратора и среднего писателя». Например, заявление «У Пёрл-Харбора были положительные последствия. Европейцы ушли из Азии, что спасло десятки миллионов жизней только в Индии». Всем, кто в отличие от Хомского, живёт в реальном мире, Хоровиц напоминает: уход англичан из Индии привёл к кровавой войне между индуистами и мусульманами (около миллиона жертв). С компетентностью Хомского всё становится понятно.


Адвокат Линн Стюарт не так известна, как Хомский. Однако левые ею восхищаются, особенно после того, как стало известно, что Стюарт помогала своему подзащитному (обвиняемому в терроризме шейху Омару Абдель Раману) поддерживать контакт с сообщниками в Египте. Стюарт была осуждена, но левые не уставали петь ей дифирамбы за смелость и приглашать на различные мероприятия. Сама адвокат до тюремного заключения раздала  много интервью, обличающих американскую систему и прославляла её врагов. Хоровиц же предлагает вспомнить такую реплику Стюарт: «Не вижу ничего страшного  в  том, что Мао, Сталин, вьетнамские лидеры или Фидель сажают в тюрьмы опасных людей. Диссидентов используют вражеские силы, чтобы помешать революции».


Дискуссия с профессором Мари Мацуда для Хоровица стала поводом напомнить, что для левых риторика о правах человека удобна только тогда, когда служит их интересам. Мацуда в 80-е устанавливала правила политкорректного поведения в университетах. В 2000-е она выступала с обвинениями американской администрации в притеснении иммигрантов, особенно после терактов 9\11. При этом Мацуда восхищалась деятельностью функционировавшего в 40-е Американского Комитета по Защите Рождённых вне США. Хоровиц же охотно сообщает, что Комитет активно поддерживал насильственное выселение американцев японского происхождения в годы Второй Мировой (сама Мацуда выселение гневно осуждает).


Между прочим, достаётся от Хоровица и некоторым деятелям правого крыла. Про республиканца Рона Пола он писал: «В своё время Билл Бакли выгнал антисемитов из консервативного движения. Это пошло движению только на пользу. Уже долгие годы техасский сумасшедший Рон Пол нападает на Америку и Израиль как на империалистические державы и призывает нас прекратить борьбу с тоталитаризмом. Для него приоритетом стало прекращение помощи Израилю – единственной демократической стране на Ближнем Востоке и единственному верному союзнику США».


А для всех бессвязных антиамериканских обвинений у Хоровица простой ответ: «Америка освободилась от рабства и освободила миллионы людей от тоталитарных режимов. Она известна терпимостью и открытостью».


В обзоре речь шла о Хоровице-вечном бойце с конформизмом. Но постоянным читателям автора известен и другой Хоровиц. Автобиографические книги «Конец света» (2005), «Трещина в сердце» (2009), «Точка во времени» (2011) рассказывают о внутреннем мире Хоровица, его отношениях с умершей в 2008 в возрасте 44 лет дочери или собственной борьбе с раком. Но для большинства людей Хоровиц остаётся именно бойцом. На него  могут обрушиваться тяжкие беды и ужасные испытания.


Однако он снова и снова выходит на общественно-политический ринг и продолжает отстаивать индивидуальную свободу и ценности западной цивилизации.


Следующая книга Хоровица будет называться «Новый Левиафан: Как финансовая машина левых определяет американскую политику и определяет американское будущее».         





Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments