dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Я о ней ничего не знал. Первый раз слышу это имя.

Царица роскоши Тамара

29.05.2018

Купаясь в шампанском, она и не заметила революции. Опомнилась, когда в дом явились чекисты. Но сбежав в Париж нищенкой, она быстро вернула себе светский блеск.

В платьях, подаренных Коко Шанель, и под руку с Пабло Пикассо – такой запомнили художницу Тамару де Лемпицки, чьи полотна стоят сегодня миллионы долларов.

Мария Гурвич родилась в Москве в мае 1898 года. Ее отец был евреем и работал адвокатом во французской торговой компании, а мать происходила из зажиточной польской семьи. Мария с детства увлекалась рисованием, но родители воспринимали это просто как хобби – мало ли чем интересуется ребенок?! Когда девочке было десять лет, мать заказала ее портрет местному художнику. Увидев готовую картину, Мария пришла в ярость – настолько ее огорчил результат. Тогда она сама взяла краски и нарисовала свою первую работу – портрет младшей сестры.

Отрицать, что у Марии есть талант к рисованию, родители не стали, но такого нестабильного будущего для дочери не хотели. «Востребованность художника во многом зависит от его харизмы. Быть гением, но без огонька – значит оставаться без работы», – впоследствии говорила Мария. В 1911 году девочку отправили в швейцарскую школу-интернат, но учиться там было жутко скучно, и Мария, притворившись, что серьезно болеет, устроила себе персональные каникулы. Вместе с бабушкой, которая занималась ее воспитанием куда больше, чем родная мать, она отправилась в путешествие по Италии. Именно в то время, как говорила художница, она поняла, что хочет посвятить свою жизнь искусству.

Вскоре родители девочки расстались, и мать решила повторно выйти замуж. Причину ухода отца Мария всю жизнь держала в секрете, но относилась к его роли в семье очень ревностно. Она всячески противилась появлению в жизни мамы нового мужчины и в итоге даже отказалась возвращаться домой. Вместо этого Мария отправилась в Петербург, где жили ее богатые родственники. Здесь она стала посещать курсы рисунка в Императорской академии художеств. Но Марию влекло не одно лишь искусство – юная миловидная особа любила появляться на светских приемах. На одном из балов она встретила первую любовь. Ее избранником стал Тадеуш Лемпицки, который только что получил диплом адвоката, был хорош собой и очень перспективен. В 1916 году они поженились, вскоре у них родилась дочь Кизетта.

Молодые жили в достатке, посещали светские мероприятия и не обращали внимания на то, что творилось в стране. Даже революция 1917 года не смутила супругов – они продолжали распивать самое дорогое шампанское и катались по полупустым улицам на собственном авто. Все изменилось в декабре, когда посреди ночи в дом молодоженов ворвались чекисты. Тадеуша взяли под арест. В стремлении спасти обожаемого мужа Мария ответила на ухаживания шведского консула, и тот поспособствовал его освобождению из застенков. Понимая, что в Петербурге оставаться опасно, пара переехала в Париж.

Мария надеялась, что после переезда они заживут лучше прежнего, но несколько месяцев, проведенных в тюрьме, сделали Тадеуша другим человеком. Из красноречивого красавца он превратился в вечно ворчащего лентяя, который мог сутками не выходить на улицу. В тот момент Мария почувствовала себя беспомощной девочкой. Она продавала драгоценности в надежде, что муж очнется, но деньги таяли, а Тадеуш продолжал жалеть себя, лежа на диване. Тогда предприимчивая Мария вспомнила, что вообще-то она неплохо управляется с кистями и красками. Чтобы развить навыки и выработать собственный стиль, она начала брать уроки у Мориса Дени и Андре Лота. Уже в середине 20-х ее стали просить писать первые портреты на заказ.

Лот называл ее стиль «мягким кубизмом». «Я работала по 10 часов подряд, а во время коротких перерывов позволяла себе выпить бокал шампанского или принять расслабляющую ванну», – рассказывала художница. Она была талантлива и эксцентрична, поэтому вскоре и ее работами, и ею самой восхищалась вся богема Парижа. Героями портретов Марии были и люди из высшего общества, и просто случайные прохожие. Например, работу «Розовая туника» и две картины «Прекрасная Рафаэлла» Мария писала с красивой незнакомки, встреченной на улице.

Как говорила сама художница, 20-е были временем ее «чувственности, свободы и головокружительного успеха». Она водила дружбу с Жаном Кокто и Пабло Пикассо, крутила романы направо и налево и часто не бывала дома по несколько дней. Но пока Мария наслаждалась жизнью, Тадеуш тоже даром времени не терял. В поездке по Польше он познакомился с Иреной – дочерью владельца фармацевтической фабрики Людвика Шписса – и уехал в Варшаву. Мария, которая не привыкла сдаваться, пыталась вернуть мужа, ездила к нему в Польшу, но безрезультатно. В 1928 году они развелись. 30-летняя художница глубоко переживала развод, горевала и жаловалась друзьям на свою беспомощность, но опускать руки была не намерена. Она взяла псевдоним Тамара де Лемпицка, внесла в свою биографию пункт, что якобы родилась в Варшаве, и начала работать с удвоенной силой. В 1929 году художница создала свою самую знаменитую картину «Тамара в зеленом “Бугатти”», которая появилась на обложке немецкого журнала Die Dame.

Полностью погруженная в искусство и социальную жизнь, Тамара все реже вспоминала о дочери. Кизетта, которая часто появлялась на портретах матери, в реальной жизни была далека от нее. Впрочем, сама Тамара ничего плохого в этом не видела. «Я стремлюсь попробовать в жизни все и полученный опыт вкладываю в свои работы», – говорила она. У многих яркая жизнь художницы вызывала зависть и скрытую ненависть. Служительница искусства ходила в нарядах, подаренных Коко Шанель и Эльзой Скиапарелли, покупала роскошные шубы и шутила, что на некоторых фотоснимках ее можно принять за сестру Греты Гарбо.

В жизни Тамары было много мужчин и женщин, но эти краткосрочные романы вскоре надоели художнице, ей хотелось семьи и стабильности. Поскольку любая мечта для нее автоматически становилась целью, вскоре она обольстила богатого барона Рауля Куффнера. Художницу не смутило даже то, что барон пришел к ней, чтобы заказать портрет своей любовницы, танцовщицы Наны де Эрреры. В 1934 году влюбленные сыграли свадьбу в Цюрихе, но спустя несколько лет решили покинуть Европу. «Мы завтракали на балконе роскошного австрийского отеля и внезапно услышали странную и пугающую песню, – рассказывала художница. – В городе проходил парад гитлерюгенда. Тогда я поняла, что пора уезжать».

В 1939 году Куффнер продал свои венгерские владения, и семья перебралась в США. Сначала Тамару приняли восторженно: она писала портреты голливудских звезд и блистала на светских мероприятиях. Однако успех был недолгим: в те годы в Америке набирал популярность абстрактный экспрессионизм, и работы художницы казались критикам всего лишь пошлыми картинками для журналов. Лемпицка пыталась переключиться на новую волну, но к тому моменту за ней уже прочно закрепился образ гламурной дивы, которая только притворяется художницей. В 1941 году из оккупированной Франции в США перебралась и дочь художницы. Кизетте было уже 25 лет, и несмотря на то, что отношения с мамой наладились, она хотела обрести собственную семью. Так и вышло: спустя два года Кизетта вышла замуж и вскоре уехала в Хьюстон. Но если дочь полюбила Америку и осталась в ней жить, то Тамара вернулась в Париж сразу, как закончилась война. Однако вернуть былую славу ей уже не удалось. Художница перестала писать откровенно эпатажные картины и переключилась на натюрморты, пейзажи и абстрактные композиции.

В 1960-е годы о Лемпицке заговорили вновь. Ее картины уходили с молотка за большие деньги, а сама она стала живым классиком. Но и это счастье было недолгим: в 1962-м у Рауля случился сердечный приступ, в результате которого он скончался. «Человека, который безумно любил меня и поддерживал, который боготворил мои картины, больше нет. Я потеряла все!» – говорила художница. После смерти мужа Лемпицка потеряла интерес к жизни и уехала жить к дочери, которая с радостью приняла ее.

Но провести остаток жизни в тихом американском городе Тамара не смогла – ей, почти разменявшей девятый десяток, не хватало новых впечатлений. В итоге в 1978 году пожилая художница отправилась в Мексику. Через год к ней переехала и дочь, которая очень боялась за здоровье мамы. Сама же Тамара горевала не о своих болезнях, а об увядшей красоте: не подходила к зеркалам и старалась как можно больше времени проводить с молодыми мужчинами. Впрочем, время художнице обманусь не удалось – она умерла во сне 18 марта 1980 года, а ее прах, согласно завещанию, был развеян над мексиканским вулканом Попокатепетль.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment