dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

А вот здесь - из раннего. Про овчарок. Это было в 2016-м.

А я такой поэтический взрыв пропустил. Наверстываю.



Да, скифы мы, но паспорт правильный имеем.
И если надо - косим под евреев.



Сначала оглашаю список поэтов-участников:

Стихи Аллы Боссарт читаю впервые.
Стихи Алекса Тарна раньше не читал, зато хорошо знаю его публицистику и прозу.
Стихи Наума Сагаловского хорошо знаю и очень люблю.
Стихи Игоря Иртеньева конечно читал. Могу сказать как про помидоры из известного анекдота: Кушать - люблю, а так - нет.

Эпиграф про скифов - мой собственный, хоть я - не поэт, но, говоря словами Василия Алибабаевича, "все сочинили и я сочинил".


Если кто не в курсе, Игорь Иртеньев и его супруга Алла Боcсарт оформили израильское гражданство и прилетают в Израиль лечиться.
А потом улетают обратно в Москву, где постоянно живут, с удовольствием разоблачая ужасы сионо-фашистского образования в гениальных стихах. Дальше - Алекс Тарн (Алексей Тарновский):


Алла Боссарт  и  супруг  ея поэт   ИГ- нет - не террористы- просто люди  далеко не молодые -приехали в нашу страну. Прошли курс лечения- как израильтяне, но решили уехать назад,

что  не возбраняется , но...
Вот про "но " будут стихи !
... только шикса может куснуть руку дающего!
ПРО НАС
Два старых мудака
приехали в Израиль,
не зная языка
и букв не разбирая...
Приехали лечить
свой стариковский ливер.
Не могут отличить
маслины от оливы,
в башке не держат цифр,
глухие, как тетери,
кредитной карты шифр
немедленно потерян,
стоят два старых пня,
о чем-то злобно споря...
Такая вот хуйня.
Зато какое море!
АЛЛА БОССАРТ
***
Игорь Иртеньев А. Тарну
Привет тебе, кибуцный Данте,
Незнамо взявшийся откель,
За неименьем секунданта,
Не буду посылать картель.
Тебе отпущено немного,
Так задирай, лови момент,
Свою завистливую ногу
На мой гранитный постамент.
Игорь Иртеньев

****

Aleks Tarn: Игорь Иртеньев, вот уж срезал, так срезал. Едва опомнился. Что ж, каков вопрос, таков ответ:
И. Иртеньеву
Привет и Вам, пиит Иртеньев,
Увы, не смог поймать момент:
Из Вашей мутной хренотени
Хреновый вышел постамент.
Простите нас, овчарок, дядя,
Вы тут и впрямь уже картель:
Московской выделки кремляди,

Пустышек дутых канитель.
Aleks Tarn:     Устал читать про эту пару

гламур-колхозных масквичей.

Устал читать про эту пару
гламур-колхозных масквичей.
Всё тот же бред и та же хара -
ни холодней, ни горячей.

Оставьте их в покое. Точка.
У них там Путин и обком,
и путешествия в Опочку,
и фортепьяно вечерком.

А мы тут, блин, дичее дичи,
по нам пуляет каждый шкет…
Что им там наша Беатриче?
Что нам тут ихний этикет?

Пройдя только сегодня по ссылке на относительно давнюю поэзу г-жи Боссарт ( http://magazines.russ.ru/arion/2014/2/7b.html ), я был, среди прочего, приятно поражен незабываемой по силе строкой «Ощупывают мне штаны». Честно говоря, до знакомства с этой поэзой я полагал, что ничто не может соперничать с другой строкой другого знакомого мне графомана «Ухо со стуком падает на пол» (из драмы, посвященной жизни и творчеству Ван-Гога). Зато теперь я точно знаю, что именитые московские гости могут еще многому научить нас, закосневших в ничтожестве провинциалов.

Тем не менее, я задушил в себе прекрасный порыв немедленно обыграть блестящую лингвистическую находку г-жи Боссарт, тем более, что, как выяснилось, Наум Сагаловский уже превосходно сделал это до меня (https://www.stihi.ru/2014/06/25/1785 )

Алла Боссарт

НА ВЫЛЕТ

Аэропорт Бен-Гурион
нас безучастно провожает,
здесь ты чужой и я чужая,
и это понимает он,
аэропорт Бен-Гурион.

На крепостной стене страны
стоят девчонки, как овчарки.
Брезгливо натянув перчатки,
ощупывают мне штаны
на крепостной стене страны.

Я сражена и сожжена
охранницы библейским зраком,
она дает понять мне знаком:
ты никому здесь не нужна!
Я сражена и сожжена.

Ничтожная величина! —
сигнализирует очами, —
и не таких разоблачали.
Считай, ты разоблачена,
ничтожная величина.

Всё про тебя известно мне —
что ты везёшь, где ты ночуешь,
и что хотя косишь под jewish, —
ты шикса! Встань лицом к стене!
Всё про тебя известно мне.

Да, шикса я. Мы не родня,
дочь хитроумного еврея.
Но все же я тебя хитрее:
есть контрабанда у меня!
Да, шикса я. Мы — не родня.

Ты не нащупаешь мой схрон,
он у меня в надежном месте.
И хватит пялиться на крестик,
он золотой со всех сторон.
Ты не нащупаешь мой схрон.

Я прячу там один февраль,
хруст перламутра под ногами,
качает длинными серьгами
глициния, метёт миндаль...
я прячу там один февраль.

Я прячу дальнозоркий март,
когда обзор меняет ракурс,
сквозь изумруд сияет крокус
и просыпается комар.
Я прячу дальнозоркий март.

Я прячу дымчатый апрель
за мутной кисеёй хамсина,
изрытый ствол оливы сивой
и сойки утреннюю трель.
Я прячу дымчатый апрель.

Я прячу яростный январь,
когда выламывает рамы,
и шторм, как космы Авраама,
сметает жертвенный алтарь.
Я прячу яростный январь.

А там ещё, под слоем зим,
когда земле дается роздых, —
там август. Истекают грозди
на днищах ивовых корзин —
там, глубоко, под слоем зим.

Ну что, смешная травести?
Не плачь, секьюрити младая.
Прощай! От декабря до мая
я все сумела провезти.
Не плачь, смешная травести.

Я улетаю на закат.
Уже объявлена посадка.
Не ожидаются осадки,
и я, счастливая солдатка,
навьючив автомат и скатку,
я говорю тебе — пока! —
и улетаю на закат.

Не вянут странные цветы,
их стебли голубы и строги,
как вечер, что в горах застыл
по обе стороны дороги.
По обе стороны дороги
не вянут синие цветы.

                     "Арион" №2, 2014



Наум Сагаловский

НАВЫЛЕТ

Я улетаю на закат,
пришла в таможню на заре я.
Дочь хитроумного еврея,
возьми мой крестик напрокат.
Я улетаю на закат.

Мы, слава богу, не родня,
девчонка, сука, из овчарок,
и слова доброго в подарок
ты не дождёшься от меня.
Мы, слава богу, не родня.

Позор на весь Бен-Гурион,
тебя, овчарку, не обжулишь:
лишь потому, что я не jewish,
найти пытаешься мой схрон!
Позор на весь Бен-Гурион.

Неумолим библейский зрак,
в нём шторм и космы Авраама,
и приговор, как эпиграмма:
я шикса - значит, злейший враг.
Неумолим библейский зрак.

Ты жди,  я вставлю вам фитиль!
Не плачь, секьюрити младая,
клянусь, что больше никогда я
к вам не приеду в Израиль.
Но жди,  я вставлю вам фитиль.

Чтоб с вашей чуждой стороны
мне не навлечь вослед каменьев,
чтоб только муж - И.М.Иртеньев -
мои б общупывал штаны.
В родной российской стороне
штаны общупывал бы мне.

© Copyright: Наум Сагаловский, 2014
Свидетельство о публикации №114062501785

В конце концов, бедняжка и так схлопотала немало в ходе бушующего ныне холивара. Так оно и случилось бы, если бы не г-н Боссарт, который вдруг, ни с того, ни с сего, набежал на меня со своей унылой и до последней зпт предсказуемой телеграммой (эпиграммой это творение, увы, не назовешь: см. предыдущий пост, в ответах на комментарий г-на Шприца).

Тут уже прекрасный порыв воскрес сам собой, и я осмелился пуститься по стопам Сагаловского. Пародия так и называется:

Ощупывают мне штаны

Ощупывают мне штаны
Овчарки у контрольной рамы…
А там – лишь космы Авраама
И теудат оле Страны.
Не мните мне мои штаны!

Ощупывают мне филей
Охранницы с библейским зраком…
Читатель ждет уж рифмы «раком» –
На, вот – лови ее скорей!
Но, чур, не щупай мне филей!

Ощупывают мне грудя
Волчицы злые сионизма…
А там – приверженность к трюизмам
И крест, большой, как у вождя.
Не трожь, Сион, мои грудя!

Ощупывают мне башку
Менты занюханного ханства…
А там – лишь чванство,
Там – лишь хамство,
Лишь страсть к убогому стишку.
Оставьте мне мою башку!


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments