dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Две школьных истории


Вчера меня не было дома, потому, что у нас было заседание клуба и мы уехали на Кейп-Код.
Обычно, я ставлю самый интересный доклад с этого заседания в свой ЖЖ. Когда наша главная, Юля, пошлет нам всем по ё-mail-у тексты докладов, я пожалуй поставлю здесь рассказ Ирины про Бали.
Я ничего из того, что она рассказала - не знал.
Но зато вне докладов сразу две учительницы рассказали свои истории, которые с темой докладов связаны не были.
Обе истории, схожие, но они меня потрясли, только услышав их я осознал, что нас ждала фашистко-коммунистическая диктатура и страна каким-то чудом её избежала. Пока её избежала.
Я не буду называть имена рассказчиц и школы, где происходили описываемые события. Скажу только что это разные школы в разных городах нашего штата.
Хоть события сходные. К сожалению я не запомнил точно обе истории, поэтому я могу что-то опустить, а что-то наврать.
Рассказываю то, что вспомнил.


Первый рассказ:

У нас как и почти во всех американских государственных школах, есть традиция подъёма флага под американский гимн.
Все, кто на при этом присутствуют, стоят, а не сидят и кладут правую руку на сердце, слушая гимн и подпевая ему.
И вот в один из этим моментов я вижу, что моя ученица из Бразилии, не встала, а демонстративно осталась сидеть, продолжая делать домашнее задание.
Я совершенно точно знаю, что именно эта ученица - из семьи нелегалов.
Я разумеется к ней, после того, как закончился подъём флага и отзвучал гимн, спросила у неё, почему она не встает.
Привела свой собственный пример, сказала, что я - тоже иммигрантка, но я благодарна Америке за все, что она для меня сделала и я бы так никогда не поступила.
На что она мне ответила, что это её право, не вставать. А у меня за мои вопросы к ней будут неприятности.
Тогда я немедленно написала e-mail директору школы, описав ситуацию. Директор мне ответил, что у неё действительно есть право не вставать при гимне и подъме флага.
Тогда я решила уточнить, а как с выполнением домашнего задания в этот момент.
На что ответ был, что по школьному распорядку этого как раз нелегалка из Бразилии делать не должна была. После этого, я снова поговорила с этой девочкой и объяснила ей, что она действительно имеет право не вставать, но она не должна была при этом делать домашнее задание.
Потом оказалось, что я просто опередила её, что на несколько минут позже, после моего еmail-a, oна уже обратилась сама к директору школы с жалобой на меня.
Вот такая история.

Второй рассказ:

Назовем рассказчицу Лидией.
Преподает она тоже в государственной школе математику.

Случилось это в 2016-м году, когда шла предвыборная кампания. На уроке её спросилa одна из учениц, как она относится к предложению Трампа построить стену на границе.
Девочка эта была из арабской семьи, но вполне благополучной, занималась хорошо и у Лидии были хорошие отношения и с ней и с её родителями.
Лидия, соблюдая максимальную политкорректность и конечно не упоминая Забор Безопасности на границе с Израилем, сказала, что сама она иммигрантка, но она - легальная иммигрантка.
Что она за иммигранцию, но за легальную. А нелегальная - это уголовное преступление и поэтому она за строительство стены. Эта девочка больше у неё ничего не спрашивала, удовлетворившись её ответом.
И вдруг, через несколько дней к ней прибегает директрисса и истерическим тоном вопит:
- Что ты наговорила на уроке? Да как ты смела?
Лидия ничего не понимая, начала её распрашивать.
Оказалось, что другой ученик, который присутствовал при разговоре, назовем его Родригес, хоть у него была другая, но тоже латиноамериканская фамилия, пожаловался своему отцу.
Его отец - большая шишка, один из руководителей одного из самых крупных госпиталей в Longwood Medical Aria:
https://dandorfman.livejournal.com/1359612.html
Перечисление его титулов под письмами, которые он слал в школу, занимали полстраницы. Хоть сам он - не медик, но ответственный работник.
И вот отец Родригеса послал гневное письмо директриссе, где было сказано, что Лидия - расистка, что она ненавидит иммигрантов, занимается подстрекательскими речами против эмигрантов на уроках и требовал её увольнения. Директрисса попросила её немедленно извиниться перед учениками. На что Лидия ответила, что извиняться она не собирается и все написанное в письме - ложь.
После этого, класс, в котором это произошло у неё забрали, но не уволили.
Директрисса смотрела на неё волком, потому что Родригес-старший продолжал забрасывать её гневными письмами. Кроме того, он, узнав где-то е-mail Лидии начал писать письма и ей самой.
Тогда в дело включился муж Лидии. Он написал обстоятельное длинное письмо с точным описанием того, что произошло на самом деле и с юридическими вставками, доказывающими, что все, что пишет Родригес-старший со слов своего сына - ложь. И он собрался отправить это письмо и самому Родригесу-старшему и руководству госпиталя.
Но Лидия все-таки показала директриссе это письмо и та начала просить ее его не отправлять.
Она его охарактеризовала как слишком длинное и слишком умное.
Когда были распределены часы для преподавания на следующий учебный год, Лидия была уверена, что ей дадут только несколько часов, a нe полную учительскую ставку с полной загрузкой.
Дадут, чтобы она сама ушла и так от неё избавятся. К ее удивлению, ей дали полную нагрузку и полную ставку.
В сентябре 2016-го года Родригес-старший сам появился в школе по поводу какого-то торжественного мероприятия. И обнаружил там Лидию среди учителей. Он разозлился и стал писать письма с угрозами с новыми силами и гораздо чаще. И вдруг, после 9 ноября, когда избрали Трампа, как отрезало. Все прекратилось, больше писем никто не писал и никто не угрожал, Родригес-старший понял что время Родригесов пока закончено.

Такая вторая история. После того, как мы прослушали эти обе истории, уже за накрытым столом, когда мы наполнили бокалы вином, я предложил тост за того, кто спас страну от Родригесов.
Надолго ли?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments