dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Несмотря на название


Когда мне впервые попалась на глаза в Сети эта книга, мое первое чувство было - возмущение.
Человек, который шел под арабские пули, рисковал погибнуть и сам стрелял, надеюсь, достаточно метко, называет Иудею и Самарию Западным Берегом?
Эту географическую несуразицу придумали англичане вполне намеренно, чтобы побросить лишних дровишек в арабо-израильскую топку.

О странном названии даже написано в предисловии к книге:

Свою рукопись Алон Гук назвал «Мой Западный берег». В этом есть одна не очень политкорректная закавыка. Кому-то термин «Западный берег» очень нравится, кто-то считает его арабской выдумкой, пропагандистской уловкой.

Алон Гук, отслуживший в Армии обороны Израиля на территории Иудеи и Самарии — именно так назван этот регион в Танахе (Ветхом Завете), пишет о своем видении ситуации на Ближнем Востоке, о своем Западном береге, название которого впервые было обозначено в 1949 году соглашением о перемирии между Израилем и Иорданией (английский эквивалент — West Bank). Это название и стало использоваться сначала иорданцами, затем перешло в использование в английском и многих других языках.


Правда, я нигде так и не нашел причин, по которым Алон поставил в заголовок те слова, которые используют враги Израиля.
Может быть дело в том, что писал он ее на своем родном русском языке и считал, что русскоязычные читатели, особенно в России, не поймут о каких территориях идет речь, если он назовет их так, как их называли евреи?
Ну в общем, авторское желание, хоть и необъяснимое, закон.
И в конце концов, я преодолел свою неприязнь к названию и решил почитать эту книгу. Оказалось, что пишет Алон хорошо. И мне были интересны не так описания боев, как описание его отношений с различным начальством. Короче, книга написана талантливым человеком, рекомендую.
Вот начало книги:

Спасибо моему братишке, я больше всего думал о нем, когда был в армии.
Спасибо моим родителям, они очень сильно волновались за меня.
Спасибо моим боевым друзьям, они прикрывали меня от пуль.
Спасибо моим девчонкам, они согревали меня, когда я приходил домой.



Война… Война была всегда, с тех пор как зародилось человечество. И обезьяна взяла в руки палку вовсе не для того, чтобы сбить банан, а чтобы ударить по голове другую обезьяну.

Война всегда ужасна и бесчеловечна, и неважно, ведется ли она за идеалы гуманизма и права человека или с целью геноцида и захвата власти во всем мире. Всегда будут случайные жертвы, раненые, калеки, кровь и слезы.

Война двигает прогресс человечества и развивает технологию, и она же когда-нибудь убьет его, в тот день, когда мы перешагнем черту дозволенного, изобретая все новые и новые средства уничтожения.

Мы… мы тоже были всегда. Мы, искатели приключений, авантюристы, наемники, бойцы в крови. Что-то в один прекрасный день заставляет нас просыпаться и, бросив все, что мы имели, все, что было дорого, родных и друзей, собираться в путь.

Война… Мы ненавидим ее всей душой, ненавидим страдание и боль, ненавидим терять в бою друзей, мы ненавидим зрелище убитых детей и рыдающих матерей, пули и взрывы, трупы и дым.

Мы слились с войной в одно целое; она наша мать; мы живем ею; без нее наша жизнь пуста и сера. И большего развлечения для нас придумать нельзя: ведь нет для мужчины занятия более достойного, чем воевать. Может быть, важнее только созидать и любить…



Прошлое не важно. Эта история началась с того момента, когда я приехал в Израиль с твердым намерением пойти в армию. Пробыв в стране примерно полгода, я понял, что меня никто призвать не стремится и что действовать придется самому. А в армию мне хотелось сильно. Узнать, где в Иерусалиме находится военкомат, не составило проблем, и я пошел.

Четырехэтажное здание армейского серого цвета огорожено забором. Два охранника у входа в будке держат короткоствольные «узи». Сверху на доме сине-белый флаг с магендавидом.

— Паспорт есть? — один из охранников обращается ко мне.

Я достаю, и он сверяет фото с моим лицом.

— С какой целью пришел?

— По поводу призыва в армию, — отвечаю. «Только с этой целью сюда и ходят», — думаю уже про себя.

— Ладно, проходи.

В приемной проверили мой номер паспорта и, узнав, чего я хочу, отправили к одной из многочисленных секретарш. Я шел по коридору к нужному кабинету и разглядывал по дороге плакаты с армейской техникой и солдатами на учениях. Наконец нашел нужный мне кабинет.

В кабинете сидела скучающая девочка в армейской форме, которая, задумчиво накручивая прядь волос на палец, грустно мне сообщила, что в армии солдаты очень нужны и призваться я, конечно, смогу, ну примерно через год-полтора, после того как заполню все бумаги, пройду проверки и они мне пришлют повестку по почте. В общем, не звоните нам, мы позвоним вам сами. Но поскольку я уже тогда был знаком с израильской бюрократией, переплюнуть которую может только советская, да и то они еще поспорят, то так просто не сдался и подошел к вопросу с другой стороны:


— А как можно призваться через месяц-два?

Девочка загрустила еще больше и, оставив свои многострадальные волосы в покое, начала объяснять, что мне надо написать сначала просьбу о добровольном призыве, потом просьбу о досрочном призыве, и, если обе просьбы будут рассмотрены положительно, то я действительно смогу призваться в довольно скором времени.

Использовав ту же девочку в написании мне всех этих бумажек, я начал свою атаку на военкомат и через месяц действительно получил «первый призыв» — повестку на прохождение проверок.

Первая проверка — у врача. Обследование и получение медицинского профиля. Максимум 97. Ниже 72 не берут в боевые части. Если ты ни на что не жалуешься, то 97 тебе дадут без проблем.

Дальше — психотест. Сидишь за компьютером и решаешь задачки на логику, после чего определяют твой IQ. 56 — максимум. 52 и выше — возможность стать офицером. Я получил 54.

Последнее — разговор с психологом. Не куришь ли ты траву, нет ли признаков бесконтрольной агрессии, почему ты хочешь призваться в армию. Последнее очень важно, потому что если сказать, что ты призываешься, чтобы убивать арабов, то у тебя будут серьезные проблемы с призывом. Правильный ответ: защищать Родину.

Через две недели после проверок я получил дату призыва. Осталось ждать совсем немного.

Это кадры из сериала Фауда, который рассказывает о тех, с кем служил Алон, израильком спецназе:

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments