dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Дедушку-чекиста действительно можно было ввести в заблуждение

Когда я впервые приехал в Иерусалим, первое, что мне пришло в голову - "Белый город".
И старый Иерусалим и новое строительство, все это белого цвета:




Ну а это - Кишинев. Кстати, я взял эту подборку фотографий с песней Софии Ротару о Кишинёве из аккаунта израильтянки Раи Школьник, которая родилась в Кишиневе.

Получается, что Александр Каневский описал случай, который вполне мог произойти в реальности.
Кстати, Александр Каневский, если кто не знает, родной брат "Майора Томина" Леонида Каневского и основатель израильской версии "Крокодила" журнала "Бэседер".


На родину, в Кишинёв!
Александр Каневский
Семья Рисманов привезла с собой деда Мишу, бывшего чекиста, уже в маразме.

Ехать в Израиль он бы никогда не согласился, ибо всю жизнь слово "сионист" использовал как ругательство, а в последние годы, в минуты просветления, пугал им своих правнуков. Поэтому ему сказали, что семья переезжает из Ленинграда в Кишинев: дед там родился, там производил первые обыски и аресты, отчего сохранил о городе самые теплые воспоминания и мечтал в нем побывать перед смертью. Маленький, сморщенный, дед был уже за пределами возраста, и очень похож на пришельца.
— Дети, это уже Кишинев? — приставал он ко всем в шереметьевском аэропорту, а потом в Будапеште.
В самолете он тихо дремал. Но обед не пропустил. Потом снова дал храпака. Когда подлетали к Тель-Авиву, дед открыл глаза, увидел сквозь иллюминатор синюю гладь и удивился:
— Разве в Кишиневе есть море?
— Есть, есть, — успокоил его внук. — Это искусственное море.
— А, Братская ГЭС! — догадался дед и блаженно закрыл глаза.
Когда приземлились, деда разбудил гром оркестра.
— Чего это они? — удивился он.
— Это тебя встречают, — объяснила дочь.
Дед растрогался.
— Еще не забыли! — он вспомнил сотни обысканных квартир, тысячи арестованных им врагов народа и гордо улыбнулся. - Хорошее не забывается!
Когда спустились с трапа, к деду подскочил репортер телевидения.
— Вы довольны, что вернулись на свою родину?
— Я счастлив! — ответил дед, от умиления заплакал, рухнул на колени и стал целовать родную землю.
Этот эпизод отсняли и показывали по телевидению. Дед был счастлив и горд, вслушиваясь в слова «саба», «оле хадаш», «савланут», и вздыхал, что уже окончательно забыл молдавский язык.
— А ты смотри Москву, — посоветовал ему внук и включил русский канал. Шла передача «Время». На экране показывали очередь у израильского консульства на Ордынке.
— Куда это они? — подозрительно спросил дед.
— Тоже в Кишинев, — ответила дочь.
— Кишинев не резиновый! — заволновался дед. — Что, для них других городов нет? Свердловск или Якутск, например...
— Они торопятся в Кишинев, чтобы не попасть в Якутск, — съязвил внук.
Но дед Рисман долго не мог успокоиться.
— Сидели, понимаешь, сидели, а теперь — все ко мне, в Кишинев! Раньше надо было думать!
С утра до вечера он дремал на балконе, наблюдал, прислушивался, фиксировал, снова дремал. Ничто не вызывало его подозрений: звучала русская речь, продавались русские газеты, из открытых окон гремели русские песни.
— Румынов много, — обобщил дед, увидев толпу арабов. — Надо границу закрыть.
— Вот только ты еще на эту тему не высказывался! — огорчился внук.
Раздражали деда и вывески на иврите:
— Почему на русском не пишут? Сплошная молдаванщина!
— Это их республика, их язык, — втолковывала ему дочь. — Зачем им русский?
— Как это зачем?! — возмутился дед. — Затем, что им разговаривал Ленин! Что, они об этом не знают?
— Наверное, нет, — утихомиривала его дочь.
— А, тогда понятно, — дед сменил гнев на милость. — Но ты им обязательно об этом расскажи — они сразу заговорят.
— Скоро все по-русски заговорят, — успокоил его внук. — Даже они, — внук указал на трех эфиопских евреев, сидевших на скамейке перед их подъездом.
— А это кто такие? — испуганно спросил дед.
— Тоже молдаване.
— Почему такие черные?
— Жертвы Чернобыля, — открыл внук военную тайну. — Прибыли на лечение.
— Да, сюда теперь все едут! — произнес дед с гордостью за свой родной Кишинев. — Не зря мы для вас старались! Нет пьяниц — вот вам результат антиалкогольного указа! Воспитательная работа на высоте — нигде не дерутся. Витрины полны — это плоды Продовольственной программы. А вы все ругаете КПСС, все недовольны!..
Дед разволновался и стал выкрикивать лозунги:
— Вот она, Советская власть плюс электрификация всей страны! Мы наш, мы новый мир построим! Правильным путем идете, товарищи!.. — От волнения всхлипнул. — Дожил я, дожил. На родной земле!
Снова пал на колени и стал целовать кафельные плитки балкона.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments