dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Снова о "трудном ребенке"


Два года назад я рекомендовал вам книгу Эллендеи Проффер "Бродский среди нас".
Вот здесь запись об этой книге:
https://dandorfman.livejournal.com/1023768.html

Назвал я её "Трудный ребенок". Вот почему (цитирую оттуда):

Когда Эллиндея описывает первые месяцы Бродского в Америке, я всё время ловил себя на каком-то дежа вю. И наконец понял. Именно так описывали американские родители в тех материалах, которые мне попадались, трудных российских детей, которых они усыновили, взяв из детдомов. Отсюда и название моей записи.
Впрочем и сам Бродский признает, что Профферы с ним возились, как с четвёртым ребенком, у них было трое своих. Прочтите в начале записи слова Бродского на задней обложке.
Но обязательно прочтите всю книжку, очень интересно.
http://flibusta.is/b/405692/read

Я со своей Японией отстал от местной культурной жизни и даже не знал, что автор этой книжки приехала в Бостон и на вполне приличном русском языке беседовала с бостонскими читателями.
Ольшевский практически всю встречу снял на свой телефон, хоть Эллиндея по его признанию, просила это не делать.
Он её не послушался, но снимал на фоне чьей-то лысины, которая меня лично сильно раздражает. Тем не менее, кроме лысины, интересна и Эллендея Проффер и даже наш местный придурок - Марговский.
Короче, я поставлю пару отрывков из этой записи здесь. Но все мне лень выгружать с фейсбук, а потом загружать в YouTube. Eсли захотите посмотреть, остальное - сами:
https://www.facebook.com/vadim.ol/videos/10216484796855037/







Да, вот еще мнение Ольшевского об этой встрече:

ЭЛЛЕНДЕЯ ПРОФФЕР О РАЗНИЦЕ МЕЖДУ ДЕМОКРАТАМИ-АМЕРИКАНЦАМИ И НЕДЕМОКРАТАМИ-РУССКИМИ.

Вчера я поместил несколько видео со встречи Эллендеи Проффер с нами, с бостонскими русскими провинциалами. Эллендея мне дико, ужасно понравилась. Я ее снимал на мобильник, она было махнула мне рукой, мол, не надо. Я вначале застеснялся и опустил свой телефон. Но потом, по чисто русской нахальной привычке, все же продолжил свою тайную замаскированную съемку. Тем более она говорила о том, что она любит «тихий завтрак». А ведь я тоже люблю тихий завтрак. Чтобы меня утром полчаса никто не трогал. Пока в топке моего головного мозга не разгорится пламя. Как же можно было не задокументировать эти эллендеины слова об этом важном феномене?

Потом Эллендея заговорила о том, что русские любят сотваривать себе кумиров. Что для них поэт – больше, чем поэт. И что они перестают относиться к своим поэтам по-человечески, как к живым людям. Со всеми их достоинствами и недостатками. И поэтому не могут их любить.
- Какое же огромное вам спасибо! – истово перебила ее какая-то посетительница в фиолетовом берете с прикрепленной к последнему декоративной желтой розой. – То, что вы с Карлом сделали – это неимоверно!
- Вот видите, - ответила Эллендея. – Вы сейчас хотите сотворить кумира уже из меня. Не надо! Я – простой человек.
- Вообще, - продолжала Эллендея. – Я эту тему много обсуждала с Бродским. Он мог поговорить с человеком 30 секунд, и сразу определить его социальный уровень. И образование его, и из какой он семьи. А для нас американцев-демократов это все неважно. Мы из того, что человек, скажем, стекольщик, не делаем никаких выводов о том, какие он книги прочитал. Он же такой же человек, как и все мы. А русские чувствуют иначе. И смотрят свысока. А если у него еще и другие мнения, то вообще.

- А вот скажите, - перебил ее худой взволнованный человек, стоящий у дверей.

(Это Гриша Марговский, наш местный городской сумасшедший и, по совместительсву, большой поэт по его собственному мнению. Ольшевский боится называть его по имени, т.к. Гриша неоднократно грозился ему набить морду. Впрочем, меня он грозился убить, Это было года три назад, но я жив до сих пор.)

Он пришел поздно и ему не хватило сидячего места.
- Скажите, - оживленно жестикулируя, продолжал взволнованный. – Как Бродский относился к этой мерзкой России, начавшей вторую мировую войну, не раскаявшейся до сих пор, к этому презренному русскому народу, предвидел ли Бродский это современное низменное грехопадение и в перспективе – исчезновение России?
Зал ответил на сбивчивую речь спрашивающего бимодально. Кто захихикал, а кто издал совместный недовольный гул.
- Не будем об этом, - пробормотали двое или трое. Негромко пробормотали, видимо, немного опасаясь задавшего вопрос.
- Не предвидел, - спокойно ответила Эллендея, с уважением и доброжелательно глядя на жестикулировавшего. – Нет не предвидел.

Мне кажется, что эта ситуация и вежливый ответ очень точно характеризуют разницу между американцами эллендеевской закваски и нами.
- Самое последнее, что характеризует человека, - позже заметила Эллендея, - это его мнение.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments