dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Доклад для воскресного заседания клуба:


За здравие: Фома Аквинский - Бык Ученья.

Фома Аквинский (Аквинат) (1225 – 1274) – один из выдающихся мыслителей средневековой Европы, философ и теолог, доминиканский монах, систематизатор средневековой схоластики и учения Аристотеля.
Родился в конце 1225 или начале 1226 года в замке Роккасекка, родовом замке близ Аквино, в Неаполитанском королевстве.

Фома Аквинский был сыном графа Ландольфо д’Аквино и племянником графа Томмазо д’Ачерра, великого юстициария Сицилийского королевства (то есть первого из королевских советников, ведающего судом и финансами), а также троюродным братом Фридриха II Штауфена. Родство с императором, который, стремясь подчинить своему влиянию всю Италию, постоянно боролся с римскими папами, не могло не сослужить дурную службу молодому богослову — несмотря на открытый и даже демонстративный конфликт Аквината с семьей и на то, что он вступил в верный папству орден доминиканцев.

Фома получил прекрасное образование. Сначала в монастыре бенедиктинцев в Монте-Кассиноон проходит курс классической школы, давшей ему превосходное знание латинского языка. Затем он отправляется в Неаполь, где обучается в университете под руководством наставников Мартина и Петра Ирландского.

В 1244 г. Аквинат принимает решение вступить в орден доминиканцев, отказавшись от должности аббата Монте-Кассино, что вызвало решительный протест семьи. Приняв постриг в монахи, он отправляется учиться в Парижский университет, где слушает лекции Альберта Больштедта, прозванного Альбертом Великим, который оказал на него огромное влияние. Следуя за Альбертом, Фома четыре года посещает лекции в Кёльнском университете. Во время занятий он не проявлял особой активности, редко принимал участие в диспутах, за что коллеги прозвали его Немым Быком.



По возвращении в Парижский университет Фома последовательно проходит все ступени, необходимые для получения степени магистра теологии и лиценциата, после чего преподает в Париже теологию до 1259г. Начался наиболее плодотворный период в его жизни. Он выпускает ряд теологических трудов, комментариев к Священному писанию и начинает работу над «Суммой философии».

В 1259г. папа Урбан IV вызвал его в Рим, так как Святой престол усмотрел в нем человека, который должен был выполнить важную для церкви миссию, а именно дать трактовку «аристотелизма» в духе католицизма. Здесь Фома завершает «Сумму философии», пишет другие научные работы и приступает к написанию главного труда своей жизни «Суммы теологии».

В этот период он ведет полемику против консервативных католических теологов, яростно отстаивая основы христианско-католической веры, защита которой стала главным смыслом всей жизни Аквинского.

Во время поездки для участия в созванном папой Григорием Х соборе, проходившем в Лионе, он тяжело заболевает и умирает 7 марта 1274г. в монастыре бернардинцев в Фоссануове.

В 1323г., во время понтификата папы Иоанна XXII, Фома был причислен к лику святых. В 1567г. он был признан пятым «Учителем церкви», а в 1879 г. специальной энцикликой Папы римского учение Фомы Аквинского объявлено «единственно истинной философией католицизма».

 В 1277 году часть тезисов Фомы была осуждена епископом Парижа и церковью — видимо, в основном по политическим причинам. Впоследствии эти тезисы стали общепринятыми.

Фома Аквинский отличался высоким ростом, грузностью и неповоротливостью. Считается также, что ему была присуща кротость, чрезмерная даже для монашеского смирения.
Во время дискуссий, которые проводил его наставник, теолог и доминиканец Альберт Великий, Фома высказывался редко, и другие студенты посмеивались над ним, называя Сицилийским Быком (хотя родом он был из Неаполя, а не с Сицилии). Альберту Великому приписывается пророческая реплика, якобы произнесенная, чтобы усмирить дразнивших Фому студентов: «Вы называете его быком? Говорю вам, этот бык взревет так громко, что рев его оглушит мир».
Посмертно Аквинат был удостоен множества других, более лестных прозвищ: его называют «ангельским наставником», «всеобщим наставником» и «князем философов».

Основные произведения

1.    «Сумма философии» (1259-1269).

2.    «Сумма теологии» (1273).

3.    «О правлении государей».


Фома Аквинский был одним из самых умных представителей Средневековья, некоторые его принципы не устарели и сегодня. Хоть большая часть его работ сейчас не актуальна. Вот пример того, что выдержало испытание временем:

О мнемонических приемах

Ранние биографы Фомы Аквинского утверждают, что он обладал изумительной памятью. Еще в школьные годы он запоминал все, что говорил учитель, а позже, в Кельне, развивал свою память под руководством того же Альберта Великого. Собрание изречений отцов церкви о четырех Евангелиях, подготовленное им для папы Урбана, было составлено из того, что он запомнил, просматривая, но не переписывая рукописи в различных монастырях. Его память, по мнению современников, обладала такой силой и цепкостью, что в ней сохранялось все, что ему доводилось прочитать.

Память для Фомы Аквинского, как и для Альберта Великого, была частью добродетели благоразумия, которую следовало пестовать и развивать. Для этого Фома сформулировал ряд мнемонических правил, которые описал в комментарии к трактату Аристотеля «О памяти и припоминании» и в «Сумме теологии»:

— Способность к запоминанию расположена в «чувствительной» части души и связана с телом. Поэтому «чувственные вещи более доступны человеческому познанию». Знания, не связанные «с какими-либо телесными подобиями», легко забываются. Поэтому следует искать «символы, присущие тем вещам, которые нужно запомнить. Они не должны быть слишком известными, поскольку нас более интересуют непривычные вещи, они более глубоко и четко запечатлеваются в душе. <…> Следуя этому, необходимо придумать подобия и образы»  Summa Theologiae, II, II, quaestio XLVIII, De partibus Prudentiae..

— Память подконтрольна рассудку, поэтому второй мнемонический принцип Фомы — «расположить вещи [в памяти] в определенном порядке, чтобы, припомнив одну какую-то черту, можно было бы легко перейти к следующей».

— Память связана с вниманием, поэтому нужно «испытывать привязанность к тому, что нужно запомнить, ведь то, что сильно запечатлелось в душе, не так легко из нее ускользает».

— И наконец, последнее правило — регулярно размышлять о том, что нужно запомнить.

Вы убийцы, иудеи,
О народ -- жестокий мститель!
Тот, кто вами был замучен,
К нам явился как Спаситель.

Весь твой род еврейский -- плевел,
И в тебе ютятся бесы.
А твои тела -- обитель,
Где свершают черти мессы.

Так сказал Фома Аквинский,
 Он недаром "бык ученья",
 Как зовут его за то, что
 Он лампада просвещенья.
   ("Диспут". Генрих Гейне.)


За упокой: Фома Аквинский - теоретик антисемитизма..

Христианская церковь, начиная с 4-го века Нашей Эры (Иоан Златоуст), когда она стала основной церквью Рима, а затем и Византии в лице своих мыслителей создавала как философские, так и юридические основы антисемитизма.
Частью этих усилий была теория "вечного рабства" евреев.
Церковные концепции постепенно проникают в светское законодательство. К тому же именно в XIII столетии они находят свое окончательное выражение в "Декреталиях" Григория IX (1234 г.) и особенно в сочинениях Фомы Аквинского. Речь еще идет о достаточно тонкой доктрине, которая формулирует принцип принадлежности всего еврейского достояния князьям, но одновременно требует "не лишать их жизненно необходимых вещей" и не требовать от них "вещей, противоречащих их обычаям". Вот как это сказано у Фомы Аквинского в его "Сумме теологий":

"...Было бы справедливым в соответствии с законом держать евреев из-за их преступления в вечном рабстве, и поэтому монархи могли рассматривать собственность евреев как государственную принадлежность; тем не менее они должны были использовать ее с умеренностью и не лишать евреев вещей, необходимых для жизни... и пусть никто не требует от них силой никаких услуг, которые у них не были приняты до этого, поскольку непривычные вещи обычно вызывают больше смятения в умах".

Что же касается еврейских ростовщиков, то в "Сумме теологии" Фома Аквинский сначала делает общее замечание, что "из-за несовершенства людей... человеческие законы допускают отдачу денег в рост, но не потому, что они считались соответствующими правосудию, но чтобы не навредить большему числу людей". Поскольку люди нуждаются в этом, выполнение этой функции евреями является наименьшим злом, тем более, что Моисей уже разрешил им переступать через некоторые запреты, учитывая их темперамент или их пороки.

Но еврейское ростовщичество подлежит осуждению:
"Лучше всего было бы заставить евреев работать, чтобы обеспечивать свою жизнь, подобно тому, как это происходит в некоторых областях Италии, вместо того чтобы позволять им жить в праздности и обогащаться только благодаря ростовщичеству."

Цитирую отрывок из сочинения ученицы 10-го класса Кловского лицея № 77 г. Киева Александры Андрусик.

Полностью сочинение здесь:
http://www.jerusalem-korczak-home.com/konkorcz/andrusik/andrusik.itog.html

Доминиканцы кроме Торквемады дали миру ещё одного великого схоластика-антисемита. Им был Фома Аквинский. Именно благодаря ему рабство евреев получило систематическое философское и теоретическое оформление. Фома объявил евреев врагами и светской власти и духовной. Следовательно, обеим принадлежит еврейское имущество. Кроме того, оно должно возвращаться тем, кого евреи обобрали ростовщичеством (евреи взимали ссуду 10-15%, ростовщики-христиане – от 100 до 400%). (3, с.173)
Великий богослов авторитетно благословил кровавый грандиозный грабёж евреев, который с тех пор стал наиболее характерной чертой их совместной жизни с христианами. При этом три хозяина еврейского добра – церковь, монархи и дебиторы – беспрестанно конфликтовали между собой, поскольку Фома не дал себе труда уточнить, кто из них главнее. Церковь тягялась с монархами за «своих евреев» и их деньги; города изгоняли евреев, чтобы избавиться от долгов; короли считали своими долговые обязательства горожан евреям и требовали уплаты. Мало того, увидев, что за счёт изгнанных евреев обогащаются соседи, короли отменяли декреты об изгнании и требовали возвращения своих евреев, соседям предьявляли иск за то, что те получали доход от аременного пребывания евреев у них.

Нередко евреям предоставлялась «привилегия» на выжимание из христиан жестоких процентов и обеспечивалась защита властями, в чьи карманы потом шли добытые евреями деньги. А в минуты народного возмущения церковь и власть, умывая руки, ссылались на еврейскую жадность, превращая классовую борьбу в религиозную и национальную.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments