dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

К семидесятилетию принятия Резолюции ООН №181 (UPDATE)

(Окончание. Начало в предыдущей записи)


Микки Коэн, гангстер-сионист.

Но вернемся в 1947 год.

Вооруженное сопротивление подпольной израильской “армии”, особенно её ревизионистской части (Иргун и “банда Штерна”, более известная вне США под названием — Лехи) британскому мандатному режиму к весне 47 года измотало моральный дух оккупационной (так ее видели все большее число стран) британской 100 тысячной военной группировки.

По существу, в чисто полицейском смысле контроля территории, “война” с евреями была проиграна. Финансовые и материальные возможности Британии после Второй мировой войны в усилении или даже в простой поддержке своих военных в Палестине были исчерпаны. Политическое давление единственного реального союзника и кредитора — США — только усиливалось. Общественное мнение в западных странах после нескольких заявлений Трумэна и — особенно — после фиаско “Эксодуса” было все более антибританским. СССР в своей послевоенной политике, желая поссорить Англию и США и ошибочно полагая, что Еврейское государств на Ближнем Востоке станет советским сателлитом, уже весной 47 года решил выступить заодно с США.

Евреям Палестины чрезвычайно повезло, что все эти факторы совпали в очень удачное время. Уже через год, после начала дикой антисемитской кампании в СССР, позиция Сталина претерпела существенное изменение. Уже к концу 48 года совершенно новая динамика Холодной войны заставила бы Трумэна более внимательно прислушаться к антисионистским доводам Госдепартамента и министерства обороны[2]. Именно это невероятное по одновременному совпадению таких различных факторов стратегическое преимущество, хотя и полностью заработанное непрерывной тяжелой дипломатической, военной и террористической борьбой против Британии, стало фоном, на котором происходила тактическая борьба между странами, Ишувом, еврейскими организациями Запада.

Эта борьба более подробно описана мной в недавней статье в “Еврейской старине № 3“, октябрь 2017

Добавлю несколько деталей.

Свою первую тактическую схватку Ишув и представляющее его Еврейское Агентство, а также американские сионистские организации проиграли вчистую. Речь идет о составе UNSCOP. Еврейское Агентство предложило, чтобы в состав Комиссии вошли “реально” заинтересованные страны, а не второстепенные, независимые, никак не вовлеченные в исторический конфликт в Палестине. Сионисты ожидали, что решение такой не авторитетной Комиссии будет чисто академическим, приведет только к затяжке времени, а практическое решение все равно придется принимать американцам, англичанам и другим “серьезным” странам. Столкнувшись с решительным несогласием США, которые были убеждены, что только решение независимой Комиссии будет иметь авторитет в ООН и получит поддержку мирового общественного мнения, Еврейское Агентство совершило вторую серьезную ошибку.

Не ожидая решения в пользу “партишен”, Агентство предложило для обсуждения на Генеральной Ассамблее резолюцию, обязывающую Британию полностью выполнять положения Мандата. Это были старые требования убрать ограничения иммиграции и продажи земли в Палестине. Опять США категорически не согласились. Дин Ачесон, зам Госсекретаря США, терпеливо объяснял Моше Шертку (Моше Шарету) и другим представителям Ишува, что США бесконечно долго пытались добиться от Британии того же, но Британия никогда не соглашалась и никогда не согласится с этими требованиями. Положительное решения для сионистов, по мнению Ачесона, возможно только если полностью вывести Британию “за скобки” любой резолюции.

Сами англичане очень скоро подтвердили мнение Ачесона. После утверждения состава Комиссии, в которую вошли 11 человек из нейтральных стран на территориальной (географической) основе, представитель Британии в ООН Кадоган (Cadogan) выступил с заявлением: Британия не будет проводить в жизнь любое решение Комиссии, которое она (Британия) не согласует, которое не будет соответствовать ее национальному сознанию (conscience). Кроме того, Британия не будет участвовать в любом “силовом” решении, которое не устроит евреев или арабов.

К счастью, предложение Агентства потеряло всякий смысл после выступления Кадогана, но ещё в большей мере после совместного заявления арабских стран, в котором арабы потребовали в качестве решения Комиссии немедленное прекращение условий Мандата и принятия ООН Декларации Независимости Палестины, то есть, создания арабского Палестинского государства. США в очень резкой форме заявили протест, после чего арабы отказались от какого бы то ни было сотрудничества с Комиссией. В такой нервной обстановке 1 мая 1947 года UNSCOP начала работу, предписанную ей ООН.

Члены Комиссии во время посещения Вены

Члены Комиссии во время посещения Вены

Интересно на полях дипломатической истории вспомнить о сложных отношениях между еврейскими организациями Америки из-за различного отношения к вооруженной борьбе против Англии в Палестине и все более ухудшающихся в то время отношениях между американскими евреями и Англией.

В Палестине 1947 год был пиком активности Иргуна и “банды Штерна” (Лехи), двух ревизионистских групп, которые боролись с англичанами… террором, если называть вещи своими именами. Несмотря на призыв Бен-Гуриона и других руководителей Ишува, Менахем Бегин, руководитель Иргуна, решил не прекращать активность организации во время работы UNSCOP. Его друг и почитатель — Бен Гехт (Ben Gecht), один из самых известных голливудских сценаристов 30-40-х годов, журналист, писатель, яростный сторонник американской радикальной сионистской группы Питера Бергсона (которого по рождению звали — Хилель Кук, он был племянник известного рава Кука)[3], купил целую страницу для рекламы во влиятельной нью-йоркской газете New York Post. 14 мая 1947 года (случайное совпадение — в этот же день А. Громыко выступил с речью в ООН в поддержку суверенного еврейского государства) газета вышла с рекламной страницей “Письмо к террористам в Палестине”. Частичное содержание “письма” было таким:

“Мои бравые друзья, евреи Америки с вами… Каждый раз, когда вы взрываете британский арсенал, или взламываете стены британских тюрем, или посылаете к небесам очередной британский состав, или грабите британский банк, или просто уничтожаете британских предателей и захватчиков вашей земли — каждый раз это праздник сердца для американских евреев…”. (Обычно на этом заканчивают цитирование “письма”, но дальше, после “праздник сердца для американских евреев” шло следующее: “Не для всех евреев, конечно. Многие совершенно безразличны к происходящему. Среди них, к сожалению, практически все богатые евреи Америки, все важные и влиятельные, почти все руководители еврейских организаций, которых американские газеты называют “еврейскими лидерами”. Они — против…. Братья, не вешайте нос, наши деньги уже идут к вам”). Полностью “Письмо” .

Англичане были вне себя. Английский посол протестовал в заявлении Госдепартаменту, утверждая, что это “письмо” прямо призывает к убийству английских солдат.

Страница в Нью-Йорк Пост с “Письмом к террористам Палестины”

Страница в Нью-Йорк Пост с “Письмом к террористам Палестины”

Бен Гехт

Бен Гехт

Бен Гехт, писатель, журналист, самый известный сценарист 30-40- годов, автор сценария культового фильма “Унесенные ветром” и десятка других знаменитых фильмов и пьес, активнейший сионист и спонсор Иргуна, друг Бегина. Один из кораблей, нелегально перевозивший евреев в Палестину, был назван “ Бен Гехт”. Гехт умер в апреле 1964 года, на его похороны из Израиля прилетел Менахем Бегин и выступил с большой прощальной речью.

Не меньше шума в Америке и Англии произвел один случай добровольно-принудительного сбора денег в пользу Иргуна. Это было знаменитое событие в популярном ночном клубе Slapsy Maxie’s на голливудском бульваре Wilshire, где собралась странная компания еврейского бомонда, людей “андерграунда”, игроков, жуликов, политиков, голливудских звезд и других “важных” людей Лос Анджелеса. Инициативу на этот раз — в помощь Гехту — взял известнейший лос анджелесский гангстер Микки Коген (Mickey Cohen), рожденный в религиозной еврейской семье выходцев из Киева, убийца, рэкетир и прочее
[4].

Дело происходило так: после яркой 45-ти минутной речи Гехта в поддержку Еврейского государства, Иргуна и вооруженной борьбы с “оккупационными силами” в Палестине начался сбор денег. Приятные голливудские девушки обнесли всех собравшихся корзиной, куда сбрасывали наличные деньги или записки с обещанием заплатить. Когда процедура была закончена, из-за кулис вышли люди Когена и “предложили” каждому из сидящих в зале, а их было больше тысячи человек, удвоить сумму. За один вечер было собрано 230 тысяч долларов. Англичан особенно разозлило то, что все собранные деньги на “еврейский терроризм в Палестине” по американским законам освобождались от налогов[5].

Мики Коген

Мики Коген

Мики Коген, нью-йоркский, кливлендский, чикагский, лос анджелесский боксёр, гангстер, убийца, рэкетир, игрок, спонсор Иргуна, узник тюрьмы “Алькатрас”, бизнесмен, общественный деятель, приятель многих кинозвезд, телевизионная “персона” — всё в одном флаконе.


(Про Микки Коэна здесь подробно:
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D1%8D%D0%BD,_%D0%9C%D0%B8%D0%BA%D0%BA%D0%B8 )

Похоже, что Гехт и Коген были очень важными спонсорами Бегина и его вооруженной группы Иргун. С триумфом прошедшая по театрам Америки просионистская пьеса “A Flag is Born” (1946 год), написанная Гехтом и поставленная Билли Роузом, собрала среди зрителей больше 400 тысяч долларов в помощь Менахему Бегину и его делу. Пьесу спонсировала Лига за свободную Палестину, “дочерняя” группа Бергсона. В программе спектакля совершенно открыто было сказано: “…Спектакль написан для сбора денег — для сбора денег, чтобы снарядить корабли и доставить евреев в Палестину… и создать общественное мнение в Америке в поддержку борьбы за свободу и независимость, которым сегодня препятствуют в Палестине”. Общественное мнение, несомненно было на стороне евреев. Спонсорами спектакля стали многие знаменитые люди — Леонард Бернштейн, Лион Фейхтвангер, Элеанор Рузвельт, мэр Нью-Йорка О’Двиер. На один из спектаклей — в Балтимор — специальным поездом из Вашингтона приехал в почти полном составе американский Конгресс!

Одну из трёх главных ролей — Дэвида — играл 22-х летний Марлон Брандо, активный сторонник группы Бергсона. По ходу пьесы, когда не добравшись до Палестины умирают двое других главных героев — пожилых евреев, переживших Холокост (их играли суперзвезды нью-йоркской сцены Селиа Адлер и Пол Муни), и когда у Дэвида, в прошлом узника нацистского концлагеря, возникают сомнения в том, что и он когда-либо доберется до Палестины, к нему приходят три ангела, олицетворяющих Хагану, Иргун и Лехи. Они обращаются к Дэвиду со словами:

“Разве ты не слышишь как стреляют наши ружья? Мы сражаемся с англичанами, коварными и могущественными англичанами. Мы разговариваем с ними на новом еврейском языке, языке нашего оружия. Мы больше не вымаливаем свое и не проливаем слёз перед миром. Мы бросаем ему в лицо пули.. Мы обещаем вырвать нашу родину из британских когтей”.

Официальная афиша спектакля; на заднем плане красным цветом выделены фигуры борцов за независимость Соединенных Штатов, связь с событиями 1776 года проходила красной нитью через весь спектакль

Официальная афиша спектакля; на заднем плане красным цветом выделены фигуры борцов за независимость Соединенных Штатов, связь с событиями 1776 года проходила красной нитью через весь спектакль

400 тысяч долларов были большие деньги и очень многие в Ишуве были весьма недовольны тем, что они идут в поддержку воинственному Иргуну, несмотря на решение Бен-Гуриона прекратить вооруженную борьбу против англичан во время работы UNSCOP. Бен-Гурион совершенно справедливо предполагал, что Администрация Трумэна и сам Президент крайне недовольны террористическими методами борьбы против англичан. По его указанию Моше Шерток (Шарет), глава дипломатического отдела Еврейского Агентства, обратился к еврейскому истеблишменту США с просьбой начать контр пропаганду внутри еврейских организаций и даже среди “простых” евреев. “Простые” евреи, в свою очередь, были целиком и полностью за продолжение вооруженной борьбы. Лидером “антитеррористической” пропаганды и главным действующим лицом в сборе денег для “легальных” организаций Ишува был Рудольф Соннеборн (Rudolf G. Sonneborn), американский бизнесмен. Через несколько возглавляемых им организаций было собрано для Хаганы, то есть в основном для помощи в нелегальной иммиграции в Палестину, около полумиллиона долларов. Летом 47 года Соннеборн выступил с опубликованным в газетах резким осуждением Иргуна и “банды Штерна” — “подпольными группами в Палестине, которые своими идиотскими акциями подрывают усилия и жертвы трёх поколений”.

Борьба лидеров Ишува против “ревизионистов”, как мы видим, была зеркально отражена и в борьбе различных течений поддержки Ишува в Соединенных Штатах.

Конечно, приведенные выше истории, как и поддержка вооруженной борьбы с англичанами, не занимала центральное место в отношении американских сионистских еврейских организаций к ситуации, сложившейся в Палестине. Основная работа была направлена на лоббирование Конгресса, прессы и напрямую — Трумэна и его кабинета министров. Целью лоббирования было добиться активного и ясного просионистского участия США в работе ООН и склонить UNSCOP к принятию решения о “партишен”. Надо признать, что успех был только частичным, Госдепартамент и Госсекретарь Маршалл отчаянно сопротивлялись такой роли, в основном придерживаясь одновременно антибританской (антиколониальной) и проарабской позиции. Реакция самого американского Президента тоже была неоднозначной, еврейские террористические акции он искренне отвергал, но не меньше его раздражала чрезмерная настойчивость и отсутствие субординации со стороны американских евреев. В своем дневнике где-то в 20-х числах июля, в самом начале событий, связанных с кораблем “Эксодус”, он записал:

“Евреи, как я вижу, очень, очень эгоистичны. Им все равно, какое количество эстонцев, латышей, финнов, поляков, югославов или греков убито или страдает в лагерях перемещенных лиц, им важно только получить преимущества для себя. Когда же они получают власть, материальную помощь и доступ к деньгам, ни Гитлер, ни Сталин не сравнятся с ними в жестокости и плохом обращении с теми, кто оказывается внизу. Стоит только “нижним” подняться наверх и всё равно как их назвать — русскими, евреями, неграми, бизнесом, рабочим движением, мормонами, баптистами — все становятся наглыми. Я знаю совсем немногих евреев, которые разбогатев помнят, с чего они начинали”.

Раздражение Трумэна, отраженное в дневнике, вышло наружу через несколько недель, когда ситуация с “Эксодусом” стала известна всем и вызвала большое недовольство в Госдепартаменте. Трумэн ответил на чрезвычайно резкое и ставшее широко известным опубликованное в газетах антибританское письмо Элеанор Рузвельт. Трумэн в своем письме Э. Рузвельт, слегка смягчив свое раздражение, писал:

“Ситуация, с какой точки ни посмотри, чрезвычайно затруднительна. Проблема в том, что корабль был загружен беженцами и отправлен в Палестину с американской помощью и на американские деньги — и они прекрасно знали, что нарушают закон… Действия некоторых американских сионистов в конце концов приведет к прямо противоположной реакции той, которой они пытаются добиться. Я боюсь, серьезно боюсь, что евреи, как все долго бывшие внизу, когда оказываются наверху становятся нетерпимыми и грубыми, как люди были по отношению к ним, когда они были внизу. Я сожалею о случившемся, потому что моя симпатия всегда была на их стороне (выделено Трумэном)”.

В итоге, ситуация в “верхах” американской политической системы летом 47 года сложилась крайне неопределенная. Конгресс, еврейские организации, и, говоря штампом, — международное сообщество, не понимали, чего же собственно хочет Президент от Комиссии и предстоящего решения ООН.

Еще одно соображение волновало многих. Если США в очередной раз не покажут миру своей заинтересованности в практических результатах работы ООН, если США не возглавят работу ООН или хотя бы не сфокусируют её работу с бесконечного и бесплодного “процесса” на “результат”, то, вполне очевидно, ООН ждёт печальная судьба Лиги Наций. Сенатор-республиканец Оуэн Брюстер (Owen Brewster), выступая на конвенции сионистских организаций Америки напомнил, что Соединенные Штаты только что в Греции и Турции уже показали пример принятия важных внешнеполитических решений без всяких консультаций с ООН. И это не могло остаться незамеченным в ООН и в отношении к ООН.

30 сенаторов-республиканцев написали резкое письмо Госсекретарю Маршаллу, требуя ясности в отношении Госдепартамента к работе UNSCOP и в еще большей мере — ясности в отношении к созданию независимого еврейского государства в Палестине. В противном случае “Соединенные Штаты оставят ООН в полном неведении, будут ли ее предложения по Палестине одобрены Соединенными Штатами”. Письмо не дало никакого результата; Маршалл привел множество аргументов в свою пользу и не предпринял какого-либо действия. В основе его объяснений был весьма противоречивый тезис о том, что “США не хотят влиять на независимое решение Комиссии”. В конце концов рекомендации UNSCOP, как и опасались сионисты, были доложены Генеральной Ассамблее без “понимания последней, чего же хотят Соединенные Штаты”.

***

Генеральный Секретарь ООН в самом начале работы UNSCOP предложил арабам и евреям назначить по два представителя в качестве “офицеров связи” между UNSCOP и заинтересованными сторонами. Арабы, как обычно, категорически отказались, а Еврейского Агентство выбрало из своих рядов одного ветерана — ведущего экономиста Агентства Дэвида Горовца и сравнительного новичка, восходящую звезду, 32-х летнего британца Обри Эбана, в дальнейшем известного как Абба Эбан. Им были даны инструкции “работать в интересах создания Еврейского государства на подходящем месте в Палестине”.

31 августа 1947 Горовиц, Эбан и Дональд МакГилливрей, офицер связи со стороны Британии, получили указание к 9 вечера явиться в штаб-квартиру ООН (в то время она находилась на Лонг-Айлэнд города Нью-Йорка) для получения на руки копий подписанных членами UNSCOP официальных рекомендаций Генеральной Ассамблее. И евреи и англичане знали предварительное содержание рекомендаций, но редакция текста непрерывно продолжалась до последней минуты и только окончательный, подписанный документ мог расставить все точки над “i”. Потянулось томительное ожидание, все трое нервно сновали по коридору, но никто не спешил выйти к ним навстречу. Где-то после 11 вечера в дверях появился один из членов Комиссии, воскликнул: “О, я вижу отцов ожидаемого ребёнка”, и исчез. Наконец, точно в полночь из комнаты вышли все 11 членов Комиссии и передали офицерам связи официальный документ. У нескольких членов Комиссии на глазах были слезы. Профессор Энрике Фабрегат, представитель Уругвая, обнял Горовца со словами: “Это самый важный момент моей жизни”.

С 1 сентября все дальнейшие решения по Палестине перешли к Генеральной Ассамблее, где в течение следующих трех месяцев и происходила борьба “не на смерть, а за жизнь” Еврейского государства, за жизнь 650 тысяч евреев Палестины и многих миллионов евреев других стран мира, которые выберут для себя и своих детей жизнь в первом со времен античности суверенном Еврейском государстве.

[1] Разделение “по Пилю” предполагало две отдельные, не связанные друг с другом части для еврейского государства. Негев по плану уходил к арабскому государству.

[2] Повторилась редкая временная ситуация совпадения многих благоприятных для сионистов факторов во время написания Декларации Бальфура

[3] Группа Бегсона была главным спонсором и пропагандистом Иргуна в США. Менахем Бегин возглавил Иргун в декабре 1943 года и через несколько месяцев объявил войну британской администрации в Палестине.  Лехи  была крайне радикальной группой, которая считала Иргун недостаточно эффективной военной организацией и в Палестине боролась террористическими методами с Британией, а не британской администрацией, как Иргун.  Только 1 октября 1945 года Бен-Гурион решил объединить Хагану и Иргун в Еврейское Сопротивление для совместной борьбы с английскими военными в Палестине.  Но даже в 1947 году Иргун и Хагана понимали эту борьбу по-разному.  Также по-разному относились к ним  и различные еврейские организации в США.

[4] Летом 1947 Коген получил приглашение на обед в доме Гехта, до этого они не были знакомы. На обеде кроме Гехта и телохранителя гангстера был еще один человек — представитель Иргуна. “Этот парень рассказал о борьбе (в Палестине) и сильно повлиял на меня, после чего я решил заняться сбором денег для Иргуна”, писал Коген в автобиографии.

[5] Как ни странно, точная дата этого собрания неизвестна. Скорее всего, оно произошло в июне 1947 года. Но есть не менее авторитетное мнение, что в мае 1948-го.



UPDATE:

31 августа 1947 Горовиц, Эбан и Дональд МакГилливрей, офицер связи со стороны Британии, получили указание к 9 вечера явиться в штаб-квартиру ООН (в то время она находилась на Лонг-Айлэнд города Нью-Йорка) для получения на руки копий подписанных членами UNSCOP официальных рекомендаций Генеральной Ассамблее.

Эта загадочная фраза Игоря про географическое расположение штаб-квартиры ООН никак не объясняла, где именно находилась эта штаб-квартира. Остров Лонг-Айленд - большой, на нем находится довольно много небольших городов. Т.е. название "Лонг" - длинный вполне соответствует его величине. Написать "в то время она находилась на Лонг-Айлэнд города Нью-Йорка", это почти нулевая информация и даже в чем-то неверная, потому что тот, город, где находилась штаб-квартира ООН, не в входит в город Нью-Йорк, это всего лишь штат Нью-Йорк. В город Нью-Йорк входит только западная часть Лонг-Айленда. Таким образом, эта фраза всего лишь указывает, что штаб-квартира находилась где-то на Лонг-Айленде.

Вот почему мне пришлось самому разобраться. Город на Лонг-Айленде, где находилась штаб-квартира ООН, называется North Hempstead. Этот город располагается северо-восточнее всем известного Квинса, одного из боро Нью-Йорка.
Район города Северный Хемстэд, где она конкретно располагалась, называется Lake Success Village
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 14 comments