dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Почему столько ляпов?


Это наслушавшийся канторов (по Беленькому) Соловьев-Седой.
А вот здесь про результат того, что услышал у них композитор:

https://samsud.ru/blogs/ih-znali-milliony/segodnja-ispolnjaetsja-110-let-so-dnja-r-40211.html

Большим событием в жизни Василий Павлович считал встречу в 1942 году с поэтом Алексеем Фатьяновым. В его стихах, говорил композитор, он слышал русскую речь и русскую природу. Видел и чувствовал близкий ему русский советский уклад жизни. Фатьянов, родившийся в старинном городе Вязники, и выросший в Мстерских лесах, был, как и Есенин, поэтом русской души и русской лиричности. Фатьянов сочинял стихи также, как Соловьёв-Седой — музыку. Вместе они создали сорок песен, многие их них вошли в золотой фонд советской и мировой песенной культуры. Вершиной их творчества можно назвать самую знаменитую песню "Соловьи", созданную в 1943 году.

Мне во френд-ленте попался давний текст Марьяна Беленького. Бывшего писателя-юмориста, ныне израильского получателя социального пособия по старости.
Я людей, которые кое-как пишут на еврейские темы, высасывая половину фактов из пальца, называю профессиональными евреями.
В данном случае я вижу еще один текст профессионального, но очень невежественного еврея.
Практически в самом начале Беленький сообщает, что советский юмор был еврейским. Если речь идет о текстах для куплетистов и шуток конферансье, может быть.
Но в том что касается литературы.
Очень смешные страницы великой дилогии Ильфа и Петрова, написаны русским и евреем совместно.
Но "Собачье сердце" и глава "Мастера и Маргариты", где все поют "Славное море, священный Байкал", а пустой костюм отдает распоряжения (когда я впервые читал это, я чуть сознание не потерял от дикого хохота) написаны Михаилом Булгаковым.
Он же писал фельетоны в "Гудке". Самым талантливым автором рассказов, на которыми смеялась вся страна был штабс-капитан Михаил Зощенко. Очень смешной "Город Градов" написал Андрей Платонов.
Ну я думаю, что Евгения Петрова, Михаила Булгакова, Михаила Зощенко и Андрея Платонова Беленький знает? Может не читал, но такие фамилии слыша? Но он вспоминает только авторов куплетов.
Теперь пойдем в музыку:

Цитирую перл Беленького:

«Русские» в Израиле поначалу очень удивляются, услышав в синагоге кантора (хазана), который славит Господа на мотив «Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат». А чего тут удивляться. Источник-то один.

Итак, по Беленькому Василий Павлович Соловьев-Седой подслушал мелодию "Соловьев" посещая синагогу, там где эту мелодию пел кантор.
Врут значит все биографы композитора:

Вот что написано во всех источниках:

Василий Павлович Соловьёв родился 12 (25) апреля 1907 года в Санкт-Петербурге в семье выходцев из крестьян. Отец, Павел Павлович Соловьёв, служил в должности Главного дворника Невского проспекта. Мать, Анна Фёдоровна, работала горничной у знаменитой певицы А. Д. Вяльцевой, которая подарила ей граммофон и грампластинки со своими песнями.

Хотел бы я узнать у Беленького, где Соловьев-Седой мог слушать кантора?
Если в синангоге, чего его туда понесло?

Беленький мне не ответить, т.к. он этот абзац высосал из пальца.

Следующая цитата:

Советская эстрадная песня начиналась с народных еврейских мелодий: слушать тут и тут.
Товарищу Сталину все это очень нравилось. Утесова он в обиду не давал и защищал его от нападок рапповцев и других ревнителей русской культуры.


Ссылка ведет на куплеты и песню, которые поет Утесов. Да эти мелодии восходят к клезмерам.
В том, что касается Утесова, можно с Беленьким согласиться. Но в целом, эта мысль несколько спорная. Впрочем, я привел эту цитату ради ее второй фразы.
Итак, по Беленькому, рапповцы, руководителем РАПП были Леопольд Авербах, были ревнителями русской культуры.
На самом деле, не по Беленькому, ничего подобного. И дело даже не в том, что Леопольд Авербах был евреем.
Дело в том, что они считали, что создают новую литературу и искусство, литературу и искусство пролетарской революции.
А русскую культуру, в том числе и русскую литературу они считали пережитком феодализма.
Ни в одной своей работе Леопольд Авербах не выступал как ревнитель русской культуры.

Ещё одна цитата.

А теперь вот вам задание: найдите разницу в мелодиях: первая, вторая, третья, четвертая.

Нашли? Приз – в студию!

Среди четырех перечисленных ссылок работают сейчас только две:
"Bei Mir Bistu Shein", её поют Сестры Берри
"В неапольском порту", поет Лариса Долина.

Остальные ссылки не работают, много времени прошло.
Написанное Беленьким не имеет никакого смысла. Потому что прямо под видеоклипом Ларисы Долиной указан автор - Шолом Секунда.
Можете сами убедиться:


Никто никогда не скрывал, что довольно многочисленные российские версии этой песни поются на мелодию Bei Mir Bistu Shein.
Поэтому совершенно непонятно, что хотел сказать Беленький этими ссылками?
Ну может быть вам, мои читатели - понятно. Мне - нет.
Ну и наконец, самое главное с чем я не могу согласиться, когда дело касается советских песен, сочиненных евреями.
Больше половины советских композиторов-евреев, всех, кто родился в сороковых и позже, никогда не были в синагоге и никогда не слышали кантора.
Предположить, что Дунаевский-старший слушал в синагоге кантора, учитывая его год рождения, я могу.
Но я уверен, что прекрасный композитор-песенник Максим Дунаевский, его сын, ни в какую синагогу не ходил и никакого кантора не слушал. Кстати, Дунаевский-сын, вообще не еврей по галахе, мама у него была русской женщиной. Её звали Зинаида Иванова Пашкова.

Поэтому советские композиторы, которые были этническими евреями или полуевреями, как Максим Дунаевский, рожденные после ВОВ были по своей культуре, в том числе и по своей музыкальной культуре, русскими, не знающими ни идиш, ни еврейских мелодий, за исключением нескольких, типа Тум-Балалайки. Тех, кого знали все, в том числе и те, кто никакого отношения к евреям не имеет.
И еще.
Он восхищается покойным Евдокимовым, как главным российским юмористом.
Михаил Евдокимов был талантливым человеком, но даже при его жизни авторы "Нашей Раши" и "Камеди-Клаб" были намного смешнее.
Насколько я знаю, сейчас это главные юмористы России:
Вот список всех участников Камеди-Клаба, и авторов и исполнителей:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Comedy_Club#Нынешние
Может среди них и есть евреи или полуевреи, но те, имена которых знает вся Россия, Харламов, Воля, Рева, Мартиросян, Галустян, никакие не евреи.
Не знаю, как кому, но мне кажется, что эти ребята пишут свои тексты гораздо талантливей, чем писал свои тексты Беленький. Только талант Клары Новиковой как исполнительницы превращал их в что-то удобоваримое.
И еще. В одном я должен согласиться с Беленьким. Никаких типичных евреев из старых еврейских анекдотов уже давно нет.
Те, кто живет сейчас, идиша не знали никогда, а еврейские мелодии слушали в СССР только благодаря сестрам Берри, а не канторам в синагоге.
И когда авторы какого-нибудь российского сериала дают персонажу-еврею, человеку лет сорока-пятидести-шестидесяти, не говоря уже о более молодых, имя Соломон, Исаак или Абрам, меня передергивает от лжи такого именования.
Тем, кто рождался уже после войны родители типичных еврейских имен не давали. Тогда это было не модно и могло испортить ребенку жизнь. Тогда боролись с "космополитами"
Потом, эти имена стали неактуальными, как неактуальны были для них и их собственные уже русские имена. Анатолии в Израиле становились Авигдорами, а Наташи - Авиталями.
Георгии и Фёдоры становились в Америке Джоржами и Фредами. И т.д. и т.п.

Сам текст Беленького:


"Еврейское господство (в русской культуре) закончилось"
Марьян Беленький, эстрадный драматург, автор монологов Клары Новиковой, Геннадия Хазанова, Яна Арлазорова, переводчик, журналист
2 февраля 2012, 18::29
Фото: с личной странички на livejournal.com

Говорить об этом не принято. Русские об этом не говорят из опасения прослыть антисемитами, евреи – из-за возможных обвинений в нарушении корпоративной этики. Советский юмор был еврейским. Советская массовая песня была еврейской. Увы, из песни, как из анекдота, слов не выкинешь.

Говорить об этом не принято. Русские об этом не говорят из опасения прослыть антисемитами, евреи – из-за возможных обвинений в нарушении корпоративной этики.

Советский юмор был еврейским. Советская массовая песня была еврейской. Увы, из песни, как из анекдота, слов не выкинешь.

«Много песен над Волгой пропето, да напев был у песен не тот». Правильный напев был у братьев Покрасс, Матвея Блантера, Исаака Дунаевского, Сигизмунда Каца, Александра Цфасмана, Леонида Утесова, Марка Бернеса, Аркадия Островского, Оскара Фельцмана, Марка Фрадкина, Яна Френкеля, Владимира Шаинского, Яна Гальперина, Аркадия Хаславского... Список придется оборвать, иначе он займет весь этот очерк.

«Русское поле». Слова Инны Гофф, музыка Яна Френкеля, исполняет Иосиф Кобзон в сопровождении оркестра Всесоюзного радио под упр. Вильгельма Гаука. Музыкальный редактор радиопередачи «С добрым утром!» Лев Штейнрайх.

Хасидские мелодии в Израиле человек русской культуры узнает сходу. Это «блатняк», или, как сейчас говорят, «русский шансон». Правда, тексты другие. Тоника-доминанта-субдоминанта. Блатной квадрат. Сюда вписываются мелодии всех песен Высоцкого. «Русские» в Израиле поначалу очень удивляются, услышав в синагоге кантора (хазана), который славит Господа на мотив «Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат». А чего тут удивляться. Источник-то один.

Советская эстрадная песня начиналась с народных еврейских мелодий: слушать тут и тут.

Товарищу Сталину все это очень нравилось. Утесова он в обиду не давал и защищал его от нападок рапповцев и других ревнителей русской культуры.

А теперь вот вам задание: найдите разницу в мелодиях: первая, вторая, третья, четвертая.

Нашли? Приз – в студию!

Шолом-алейхемовский посыл «Мне хорошо, я сирота» стал основным приемом советской юмористики. «А в отдельных магазинах нет отдельной колбасы». «В магазинах нету ваты – выступают акробаты».  По сути, и сегодня все монологи Жванецкого и Задорнова – на тему «Как мы с вами плохо живем».

Вспомним 50-е. Дыховичный и Слободской, Масс и Червинский, Райкин, Виккерс и Каневский, Миронова и Менакер, Миров и Новицкий, Виктор Ардов, Александр Израилевич Шуров (куплетист, партнер Рыкунина); основатель московского театра миниатюр Владимир Соломонович Поляков; авторы Райкина Марк Азов и Владимир Тихвинский... Впрочем, в семье не без урода. Как-то затесался в эту компанию Николай Павлович Смирнов-Сокольский.

Единственный  райкинский автор – не еврей, который мне известен, – это Вениамин Сквирский. В 60-х годах через передачу «С добрым утром!» отдела сатиры и юмора Всесоюзного радио в советскую эстрадную юмористику пришло новое поколение: Горин, Арканов, Измайлов, Лившиц и Левенбук. 70-е – Хазанов, Шифрин, Клара Новикова. В Питере начали писать Семен Альтов и Михаил Мишин.

На телевидении появились передачи «Веселый мажордом», «Терем-теремок», которые, как говорят, закрыли из-за обилия лиц некоренной национальности среди авторов и актеров.

Немногие представители нацменьшинств (Трушкин, Коклюшкин, Задорнов) подделывались под тот же стиль: «Ой, как нам плохо!».

У  истоков КВН стояли три еврея: режиссер Марк Розовский, врач Альберт Аксельрод, ведущий первых КВН, актер Илья Рутберг (отец Юлии).

Вы будете смеяться, но  первый советский телевизор КВН-49 тоже придумали три еврея: Кенигсон, Варшавский, Николаевский.

70-е годы я уже застал. Куда бы я ни приходил, на юморе везде сидели евреи – концертные администраторы, режиссеры, редакторы рубрик юмора в радиопередачах, авторы, актеры, кассиры. В Киеве был еще украинский юмор, который писали украинские авторы и исполняли украинские актеры. А в Москве в те годы господство евреев в этом жанре было почти 100%. Я не даю оценок этому явлению, я лишь констатирую то, чему был свидетелем.  Единственный еврей в заполярном городке Лабытнанги, куда нас привезли на гастроли, оказался администратором местной филармонии по фамилии Островский. Это о нем ходила легенда:

«В далекий северный город с единственным концертом приезжает Рихтер. По окончании концерта Островский вручает ему билет... В плацкартный вагон. Двое суток до Москвы.

– Простите, я ведь все-таки Рихтер, – возмутился великий музыкант.

– Ай, не морочьте голову. Рихтерóв много, а Островский один».

Помню, еще в 80-х я подошел к Лиону Измайлову – я, мол, эстрадный автор, возьмите меня в концерты. Он посмотрел на меня, как на таракана: «Нам своих нужно устраивать». Своих? Но я  ведь – тоже еврей и тоже автор... Он имел в виду московских...

Все это напоминало детскую игру – члены одной команды крепко берутся за руки, другой – пытаются эту оборону прорвать. Прорвать мало кому удавалось.

Тематика скетчей и монологов оставалась той же и в 80-х. Главное – держать дулю в кармане, обмануть цензуру, сыграть на паузе.

Вот классический ход, с помощью которого мы обманывали цензуру. Эту фишку придумал актер Павел Муравский еще в 30-е годы:

«Жить в нашей стране с каждым днем становится все хуже и хуже...

(Зал ахает)

Сказал мне знакомый спекулянт...

(Вздох облегчения)

И он прав...

(Зал ахает)

Потому что спекулянтам в нашей стране действительно с каждым днем все хуже...»

Три поворота в одной фразе. Когда это пишется всплошную, без пауз, цензор не сечет фишку.

Этот прием и сегодня работает:

«Путин – сволочь...

Сказал мне один  бандит.

И он прав:

«В 90-е годы мы делали, что хотели, – говорит он.

– А он всех посадил».

Тут главное – паузы выдерживать.

«И тут поперли недостатки всей системы... научной организации труда» (Жванецкий).

В начале 90-х появилась новая команда.  Лев Новоженов был редактором отдела юмора «Московского комсомольца», где публиковались Шендерович, Игорь Иртеньев, Владимир Вишневский (и ваш покорный слуга, если кто помнит).

Парадокс в том, что от образа «Тети Сони», созданного Кларой Новиковой, я – автор этого образа – далеко не в восторге. Я никогда не был сторонником «еврейщины» – педалирования еврейского акцента, усиленного жестикулирования, больших пальцев подмышки и прочих утрированных знаков изображения еврея.  Тети Сони и дяди Яши остались в далеком прошлом. Их время безвозвратно ушло. Мы, жители больших городов, евреи по национальности  и русские по культуре, уже не имеем никакого отношения к той навсегда ушедшей местечковой жизни. И я категорически против того, чтобы нас туда насильно впихивали.

Это потом я узнал, что на самом деле еврейский юмор – это вовсе не анекдоты про Сару и Абрама. Но кто в России слышал имена великих еврейских юмористов Дзигана и Шумахера, всю жизнь смешивших публику на идише? Но это – тема отдельного разговора.

В 1988 году в одном из первых «Аншлагов» (которые тогда шли раз в месяц, а не три раза в день по всем каналам) на советской эстраде впервые за 70 лет появился русский человек. Простой парень из алтайской деревни. «Морда красная» запомнилась всем. Манера исполнения, тематика текстов, внешний вид  Михаила Евдокимова – все это разительно отличалось от традиционного еврейского нытья на тему «Как нам здесь плохо живется». Первые свои монологи Евдокимов писал сам, в том числе и «Морда красная». Затем у русского актера появился и русский автор – Евгений Шестаков.

Стилистика текстов Шестакова, тематика, парадоксальный юмор разительно отличаются от стилистики его предшественников. Классического еврейского нытья на тему «Ой, как нам плохо» нет вообще. Шестаков использует элементы русского фольклора и абсурда, присущего западной эстраде. Даже мат в его текстах выглядит народным, а не надуманно интеллигентским. Я подозреваю, что цветистые выражения, которые он в изобилии использует в своем журнале, он сам же и придумывает.

Сегодня на смену евреям в российский юмор приходят армяне и, вы будете смеяться, даже русские. Еврейское господство в этом жанре закончилось. К счастью или к сожалению – это вам судить.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments