dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Это черновик моего нового доклада на следующем заседании клуба

Тема доклада - Крестовые походы. Все походы, а не какие-то отдельные.



Раньше я сделал два доклада, по второму и по третьему походам. Они есть в ЖЖ.

Использовал я в основном книгу профессора Эдинбургского Университета Кэрол Хилленбранд и предисловие к этой книге.
Мне был интересен взгляд мусульман на крестовые походы, поэтому я ее прочел.
Полностью она - здесь:
http://jhist.org/lessons_07/k_h_00.htm

Сначала я цитирую Роберта Ирвинга, а потом уже основного автора - Кэрол Хилленбранд.


Роберт Ирвин родился в 1946 году. Окончил Оксфордский университет, писал выпускную работу в Школе востоковедения и африканистики (SOAS) при Лондонском университете. С 1972 года преподавал историю Средних веков в Сент-Эндрюсском университете.
Внешняя война тоже бывает двух видов: наступательная и оборонительная. Наступательная – это наложенная на всех мусульман обязанность расширять мусульманские территории. В борьбе против неверных участвуют добровольцы, но все мусульмане обязаны поддерживать ее морально и давать средства на ее ведение. Оборонительная же война ведется в случае вторжения агрессоров на мусульманские территории, и в борьбе с ними обязаны принимать участие все взрослые мусульмане.
Лишь постепенно, начиная с 1140 года, под влиянием таких лидеров, как Занги, Нур ад-Дин и Салах-ад-Дин, начала формироваться идеология и практика борьбы против крестоносцев. Этому способствовала и развернувшаяся пропаганда джихада - в стихах и прозе, - призывавшая мусульман к моральному обновлению.
Изменение морального климата, вызванное проповедью Священной войны против франков, можно проследить по отношению мусульманских лидеров к крепким напиткам.
Ил-Гази, правитель Мардина, праздновал победу над Роджером Антиохийским, "предаваясь неумеренным возлияниям". Занги был убит рабом, находясь в пьяном обмороке. Его сын, Нур ад-Дин, также имел пристрастие к алкоголю, однако после ряда поражений в боях с франками он одумался и стал вести аскетический образ жизни. Его преемник Салах-ад-Дин уже не употреблял ничего крепче шербета. Позднее, в 1260-х годах, мамлюкский султан Бейбарс принял особые меры, чтобы не допустить пьянства среди своих солдат.

Кэрол Хилленбранд

Carole Hillenbrand OBE is professor of Islamic History at the University of Edinburgh. She is the Vice-President of the British Society for Middle Eastern Studies and a Member of the Council for Assisting Refugee Academics. Wikipedia

Первое столкновение Европы с исламом было результатом активной завоевательной политики молодого мусульманского государства, основанного после смерти пророка Мухаммада в 632 г. Столетие спустя мусульмане пересекли Пиренеи, завершив завоевание земель, простиравшихся от Северной Индии до Южной Франции. В течение последующих 200 лет перевес сил в отношениях между Европой и мусульманским миром целиком и полностью был на стороне мусульман, которые переживали период колоссального экономического подъема и впечатляющего культурного расцвета. Начиная с 750 г. государство Аббасидов формировалось на базе персидско-мусульманской культуры и системы управления, а в военном отношении все больше опиралось на армии тюркских невольников.

Однако к X-XI вв. процесс распада великого Аббасидского халифата с центром в Багдаде зашел уже достаточно далеко; ситуация благоприятствовала возвращению европейцев в Восточное Средиземноморье и началу восстановления христианского господства в Испании. Развитие торговых связей шло рука об руку с успехами в морских сражениях против мусульман. Норманны отняли у мусульман Сицилию, а христиане Северной Испании отвоевали Толедо и начали неумолимое продвижение на юг. Близкий сосед мусульманского мира, Византия, в конце X в. предпринимала успешные набеги на Северную Сирию и на некоторое время установила контроль над целым рядом сирийских городов.

В первые века мусульманского господства христианские паломники из Европы, как правило, имели возможность посещать святые места в Иерусалиме и Святой земле; они путешествовали по суше через Балканы, Анатолию и Сирию или выбирали морской путь в Египет или Палестину. Так в Европу поступали сведения об утонченном образе жизни и высоких культурных достижениях мусульманского мира.

В XI в. папа и европейские монархи узнали об ослаблении и децентрализации мусульманской политической и военной власти. Достигла Европы, впрочем, и дурная слава одного из мусульманских правителей, а именно шестого фатимидского халифа ал-Хакима. Кульминацией его преследований христиан на территории своего государства, которое включало также Сирию и Палестину, стало разрушение церкви Гроба Господня в Иерусалиме в 1009-1010 гг.

Обычно считается, что действия ал-Хакима стали дополнительным фактором, который способствовал постепенному нарастанию в христианской Европе стремления отправиться в Крестовый поход и спасти то, что европейские христиане воспринимали как священные места христианского мира, находящиеся под угрозой.

Во второй половине XI в. Сирия и Палестина стали ареной ожесточенной борьбы между тюрками-сельджуками, которые господствовали на востоке мусульманского мира, и Фатимидской империей с центром в Египте. Фатимиды, которые были шиитами-исмаилитами, придерживались идеологии, которая была проклятием для суннитов, в особенности по той причине, что фатимидская идеология - динамичная и экспансионистская по своим целям - угрожала даже уничтожить суннитский халифат Аббасидов в Багдаде. Тюрки-сельджуки, недавно обращенные в ислам, стали сторонниками аббасидских халифов и суннитского ислама и начали длительные военные действия против Фатимидов.

В военном отношении сельджукские правители все еще опирались на поддержку своих кочевых сородичей. У тюркских кочевников были сложные отношения с городами Ближнего Востока. Их вожди собирали с этих городов налоги и, вступая таким образом в контакты с оседлой культурой, часто прельщались некоторыми, по крайней мере, внешними атрибутами оседлых правителей. Отношение городского населения к кочевникам было противоречивым: горожане часто нуждались в них для военной защиты, но их чуждые обычаи вызывали раздражение и казались им разрушительными.

В целом, недавнее вторжение множества кочевников-тюрок, вероятно, рассматривалось в рамках общемусульманской политики как необходимое зло, оправданное непревзойденным военным искусством пришельцев и их религиозным рвением. Известный мусульманский интеллектуал ал-Газали (ум. в 1111 г.) утверждает:

"В этот наш век среди различных видов человеческих существ именно тюрки обладают силой... Если случится в любой области земли какой мятеж против этого блистательного государства [Сельджуков], не сыщется среди них [тюрок] ни одного, кто, видя раздор за его границами, не стал бы сражаться на Божьем пути, ведя джихад против неверных".

Однако на деле переносить присутствие кочевых тюрок часто бывало непросто, города и сельские районы Сирии и Палестины, которым вскоре предстояло подвергнуться нападениям крестоносцев, уже немало пострадали от рук туркменов (то есть тюрок-кочевников) и успели также послужить ареной для продолжительных военных конфликтов между армиями Сельджуков и Фатимидов.

Политическая ситуация в соседней Анатолии (современная Турция) в этот период также была нестабильной вследствие потери Византией своих буферных территорий на востоке, которые прежде контролировались армянами, а теперь постепенно захватывались тюрками-сельджуками. Престижу Византийской империи был нанесен сокрушительный удар: она в 1071 г. потерпела поражение в битве при Манцикерте (Малазгирд) от тюрок-сельджуков под предводительством султана Арслана.

Это знаменитое сражение историки обычно принимают за отправную точку, после которой волны тюрок-кочевников, непрочно связанных с империей Сельджуков либо вовсе независимых от нее, ускорили начавшееся ранее проникновение на армянскую и византийскую территорию и ее оккупацию.

Последнее десятилетие XI в. стало свидетелем все увеличивающейся политической слабости, нестабильности и разобщенности мусульман. В 1092 г. один за другим ушли из жизни сельджукский главный министр (вазир) Низам ал-мулк и сельджукский султан Малик-шах, затем в 1094 г. аббасидский халиф ал-Муктади и фатимидский халиф ал-Мустансир, что создало чудовищный политический вакуум.

Как на востоке мусульманского мира, так и в Египте разразилась ожесточенная борьба за власть, участники которой не задумывались о средствах. Братоубийственные междоусобицы среди Сельджуков лишили суннитов какого-либо эффективного руководства и привели к дальнейшей децентрализации Сирии и появлению там небольших, часто враждующих между собой городов-государств. Западнее, в Египте, Фатимидской империи уже не суждено было вернуть то превосходство, которым она обладала в первой половине XI в. Увязнув в охвативших ее внутренних распрях, она полностью сосредоточилась на внутренних проблемах.

Таким образом, мусульманский мир был не в состоянии отразить совершенно неожиданное и поистине беспрецедентное нападение со стороны Западной Европы, которое было уже не за горами.

Первые призывы о помощи со стороны Византии достигли Западной Европы после битвы при Манцикерте в 1071 г., когда византийский император стал молить о военной поддержке в борьбе против тюрок-сельджуков, чтобы защитить восточные границы империи.

В 90-х гг. XI в. византийский император Алексий Комнин вновь обратился за помощью к Европе, которая была тронута рассказами о том, как Сельджуки угнетают ближневосточных христиан. Были у папства и свои причины желать похода против мусульман.

27 ноября 1095 г. в Клермоне папа Урбан II произнес судьбоносную проповедь, призвав христиан выступить в поход, чтобы освободить святой город Иерусалим от мусульманского гнета. К 1097 г. объединенная христианская армия, возглавляемая лидерами из различных областей Западной Европы, достигла Константинополя и выступила в поход по суше через Анатолию к Иерусалиму.

Так началась длинная цепь западноевропейских военных кампаний, направленных против мусульманского Ближнего Востоку которая получила известность как Крестовые походы.

Первый Крестовый поход

Первый Крестовый поход, невзирая на разношерстное руководство, включавшее в себя столь разных предводителей, как Раймунд Тулузский, Боэмунд Сицилийский и Готфрид Бульонский, достиг значительных военных успехов еще на пути через Анатолию.

В июне 1097 г. франки взяли столицу Сельджуков Никею (Изник) и нанесли тяжелое поражение сельджукской армии во главе с султаном Килидж (Кылыч)33Арсланом в битве при Дорилее в июле того же года. Достигнув Антиохии в Северной Сирии, войска крестоносцев начали её осаду в октябре 1097 г. Отделившиеся отряды крестоносцев под предводительством Балдуина Булонского двинулись к христианскому армянскому городу Эдессе и 10 марта 1098 г. захватили его, основав таким образом первое государство крестоносцев на Ближнем Востоке, известное как графство Эдесское.

Антиохия пала в июне 1098 г.; в январе следующего года было положено начало княжеству Антиохийскому под управлением норманнского предводителя Боэмунда из Сицилии. Главный приз, Иерусалим, был взят 15 июля 1099 г., и его первым правителем стал Готфрид Бульонский.

Последнее крестоносное государство, графство Триполийское, было основано в 1109 г., когда после длительной осады этот город попал в руки франков.

На Ближнем Востоке возникло четыре государства крестоносцев: Иерусалим, Эдесса, Антиохия и Триполи. Характерно, однако, что даже на первой волне успеха крестоносцы не смогли захватить ни один из главных городов региона - ни Алеппо, ни Дамаск.

Первое десятилетие XII в. стало свидетелем того, как франки взяли большинство левантийских морских портов, обеспечив себе, таким образом, возможность получать по морю подкрепления и снаряжение. Территория, которую с этого времени стали занимать крестоносцы, представляла собой длинную узкую полосу суши, растянутую вдоль средиземноморского побережья. Их попытки продвинуться в восточном направлении были менее успешны; только далекому графству Эдесскому удалось проникнуть в долину Евфрата и Тигра. Характерно также, что из крестоносных государств именно Эдессе было суждено погибнуть первой. Крестоносцы так и не овладели ключевыми городами Алеппо и Дамаском и не смогли установить контроль над Сирией.

Первые заметные признаки того, что мусульмане оправились от удара, можно увидеть в деятельности грозного Занги, чьи усилия, по крайней мере отчасти, были направлены на борьбу с франками. Именно ему удалось отвоевать территорию первого крестоносного государства, когда он в 1144 г. взял Эдессу. Падение Эдессы можно рассматривать как первую важную веху мусульманского возрождения. Занги был убит рабом в 1146 г.; едва ли могут возникнуть сомнения в том, что смерть Занги дала крестоносцам значительную передышку.

Мусульманская реакция на Крестовые походы: первый этап

Первой мусульманской реакцией на приход крестоносцев было безразличие, стремление к компромиссу и озабоченность своими внутренними проблемами. Первые десятилетия XII в. были периодом полной разобщенности в стане мусульман. Надвигающаяся опасность франкской экспансии встретила очень слабый военный отпор, и в этот период мусульманам не удалось добиться никаких заметных территориальных приобретений. Вместо того чтобы противостоять крестоносной угрозе, разобщенные мелкие мусульманские правители Сирии заключали с франками перемирия и постоянно участвовали в мелких междоусобных столкновениях из-за земель, часто в составе союзов между мусульманами и крестоносцами.

В противоположность мусульманскому миру, раздробленному и ослабленному, франки в те годы показали себя сильными и целеустремленными, они горели фанатизмом и остро осознавали необходимость создания оборонительной системы, которая обеспечила бы им длительное пребывание в Леванте.

В начале XII в. мусульмане периодически предпринимали попытки воевать с крестоносцами, но их действия не были согласованы между собой. Несколько экспедиций под командованием правителя Мосула Маудуда и по инициативе сельджукского султана Мухаммада были направлены с востока (в 1108,1111 и 1113 гг.) Эти экспедиции получили мало поддержки со стороны правителей Алеппо и Дамаска, которые не приветствовали вмешательства Сельджуков.

И. действительно, очередная экспедиционная армия, направленная Мухаммедом в Сирию в 1115 г., была наголову разбита объединенными войсками крестоносцев и мусульман в битве при Данисе.

В июне 1119 г. туркменский правитель далекого Mapдина из династии Артукидов, призванный жителями Алеппо, чтобы защитить их от франков, нанес поражение Роджеру Антиохийскому в битве при Балате (это сражение также известно под названием "Кровавое поле"). Это была великая, но единственная мусульманская победа такого масштаба: достигнутый успех не получил дальнейшего развития.

Hyp ад-дин и Второй Крестовый поход

Во время следующей фазы мусульманского возрождения сын Занги, Hyp ад-дин (ум. в 1174 г.), сочетал политику сильной руки с весьма искусной религиозной пропагандой. Стремясь возвысить себя и свой род, он медленно, но верно двигался к объединению Египта и Сирии и к тому, чтобы окружить оставшиеся франкские государства, в первую очередь - Антиохию.

После того как Эдесса была потеряна, а Антиохия оказалась под угрозой, в Европе началась новая проповедь, положившая начало Второму Крестовому походу 1147 - 1148 гг. во главе с германским императором Конрадом III и французским королем Людовиком VII.

Этот Крестовый поход потерпел полное фиаско. Крестоносцы дошли до Дамаска, который в тот период находился под контролем губернатора Унура, и предприняли его безуспешную осаду (причем Дамаск в это время состоял в союзе с королевством Иерусалимским). После этого Второй Крестовый поход окончательно провалился, не удалось вернуть Эдессу, сдержать растущую мощь Hyp ад-дина.

В 1154 г. Hyp ад-дин завоевал Дамаск, после чего стал главным мусульманским правителем Сирии. Затем внимание как Hyp ад-дина, так и крестоносцев обратилось на Египет и ослабевший Фатимидский халифат, разрываемый внутренними распрями.

В 1153 г. под ударами франков пал Аскалон, и некоторые группировки при фатимидском дворе стали склоняться в пользу соглашения с крестоносцами, другие же обратились за помощью к Hyp ад-дину.

Посланная им в 1168-1169 гг. мусульманская армия под командованием курдского полководца Ширкуха сумела предотвратить завоевание Египта крестоносцами. Салах ад-дин (Саладин) бен Айюб, племянник Ширкуха, принял на себя командование мусульманской армией в Египте после смерти дяди в марте 1169 г.

Действуя как официальный представитель Hyp ад-дина, Саладин захватил власть в Фатимидском халифате, который был им упразднен в 1171 г. Hyp ад-дин заложил основы нового мусульманского объединения и возродил роль суннитского халифата Аббасидов как единственно легитимного. Конфликт между Саладином и Hyp ад-дином, становившийся все более вероятным, предотвратила смерть Hyp ад-дина в 1174 г.

Саладин стал следующим и самым известным мусульманским лидером, возглавившим борьбу с крестоносцами. Он позиционировал себя как законного преемника Hyp ад-дина.

С 1174 по 1187 гг. значительная часть усилий Саладина была направлена на подчинение своих мусульманских соперников и создание в Сирии и Египте единого фронта против крестоносцев. В 1187 г. он дал сражение крестоносцам под командованием иерусалимского короля Гвидо де Лузиньяна и 4 июля в решающей битве при Хиттине одержал над ними знаменитую победу. За этим последовало отвоевание целого ряда важных владений крестоносцев, таких как, Акра. Триумф Саладина увенчался возвращением Иерусалима 2 октября 1187 г.

К концу 1187 г. в руках крестоносцев оставались лишь несколько осколков Иерусалимского королевства, наиболее важным из которых был Тир. Саладин создал систему коллективного семейного правления, передав своим родственникам власть над главными городами и областями, которые он завоевал, и создав, таким образом, достаточно свободную конфедерацию государств, во главе которой стоял он сам. Эта система продолжала существовать и при его преемниках Аййубидах - династии его рода.

ТРЕТИЙ И ЧЕТВЕРТЫЙ КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ

Поражение при Хиттине и падение Иерусалима вызвали к жизни еще одно крестоносное мероприятие. Три самых могущественных монарха Западной Европы: император Священной Римской империи Фридрих Барбаросса, Филипп Французский и Ричард Львиное Сердце - отправились в Третий Крестовый поход.

Фактически он начался с осады крестоносцами Акры, которая капитулировала в 1191 г. Невзирая на эту и другие победы крестоносцев над Саладином, поход окончился в 1192 г. перемирием, по которому была достигнута договоренность о том, что франки будут владеть большей частью прибрежной полосы, в то время как Иерусалим останется в руках мусульман.

Спустя год Саладин умер. И хотя он одержал победу при Хиттине, вернул мусульманам Иерусалим и объединил Египет с остальным мусульманским Левантом, он не сумел захватить Триполи и окончательно избавить Левант от крестоносцев.

Успех Саладина в упразднении шиитского халифата Фатимидов в Каире ликвидировал древнюю суннитско-шиитскую вражду между владыками Египта, с одной стороны, и суннитскими правителями Сирии, с другой, - раскол, от которого крестоносцы только выигрывали.

С 1193 г. и позднее крестоносцы гораздо больше внимания уделяли нападениям на Египет, считая, что именно там находится ключ к возвращению Иерусалима.

В 1202 г. Египет был декларируемой целью Четвертого Крестового похода, во главе которого стояли Бонифаций Монферратский и Балдуин IX Фландрский. Однако во время этого печально известного Крестового похода не произошло ни одного сражения с мусульманами, вместо этого он завершился завоеванием Константинополя в апреле 1204 г. и основанием Латинской империи с центром в Константинополе (1204-1261 гг.).

Айюбиды, династия рода Саладина, 589-648/1193-1250 гг.

На момент смерти Саладина преимущество все еще было на стороне мусульман, а государства крестоносцев были серьезно ослаблены. У последних осталось несколько портов и узкая полоска земли вдоль побережья. И все же, несмотря на свое превосходство, мусульмане не вытеснили крестоносцев окончательно. Они предпочли рассматривать франков как правителей, с которыми можно заключать политические союзы и торговые соглашения.

Курды-Айюбиды, члены рода Саладина, унаследовали его земли в Египте, Сирии и Месопотамии. Их традиции управления основывались на сельджукских, и, кроме того, они были наследниками фатимидской администрации Египта. Аййубидские правители отдельных областей управляли своими землями скорее как конфедерацией, чем централизованным государством, тем самым обеспечивая выживание крестоносных государств.

Айюбидские эмиры растрачивали силы, отбирая города и крепости друг у друга, вместо того чтобы вести джихад против франков. Как правило, они были заинтересованы не в открытых военных действиях, а скорее в "ослаблении напряженности" в отношениях с колониями крестоносцев на сирийском побережье для того, чтобы пожинать экономические плоды от бесперебойного функционирования торговых путей, проходивших через франкские территории к морю.

Вторая половина айюбидского периода изобиловала семейными конфликтами, и политическое равновесие достигалось редко.

Последующие Крестовые походы во времена Айюбидов направлялись против Египта. В тот период, когда монголы с востока представляли гораздо большую угрозу для мусульманского мира, некоторые христианские монархи искали союза с ними против мусульман. Брат Саладина, ал-Адил, все еще был султаном Египта, когда в 1218 г. в дельте Нила начали высаживаться участники Пятого Крестового похода, которые уже на следующий год взяли Дамиетту. В том же году ал-Адил умер, и его сын, ал-Камил, который наследовал ему, вернул Дамиетту в 1221 г.

В 1228 г. Фридрих II Сицилийский прибыл для участия в Крестовом походе в Палестину. Айюбидский султан ал-Камил, в условиях угрозы возникновения внутрисемейного конфликта, предпочел войне переговоры и годом позже заключил с Фридрихом соглашение, по которому уступал крестоносцам Иерусалим, Вифлеем, Назарет и ряд других областей.

Сдача Иерусалима вызвала среди мусульман широкую критику в адрес ал-Камила.

Сокрушительный удар был нанесен Иерусалиму в 1244 г., когда воины из далекого Хорезма в Средней Азии, вытесненные монгольским вторжением, двинулись на запад, сметая все на своем пути, захватили и разграбили город, воспользовавшись его слабостью. После этого Иерусалим вернулся под контроль мусульман.

Ослабление позиций франков в Леванте продолжалось, несмотря на крестовый поход Людовика IX Французского, который взял Дамиетту в 1249 г. и затем двинулся к Каиру. Он был окружен в ал-Мансуре и вынужден был сдаться.

В XIII в. территориальные владения франков достигали своего максимального размера именно в айюбидский период, особенно в 1240-е гг.

Стало очевидно, до какой степени франки являются неотъемлемой частью политической карты Ближнего Востока. Они были одной из "квазитуземных" групп, боровшихся за власть в регионе, и именно так их и рассматривали мусульманские соседи. Франки все еще могли полагаться на Европу в плане обеспечения людьми и снаряжением, но политически они уже были элементом ближневосточной политической мозаики.

В айюбдское время франки наслаждались периодом затишья между активными военными кампаниями последних лет правления Саладина и беспощадными операциями по уничтожению крестоносных государств, предпринятыми Мамлюками во второй половине XIII в.

Во время этой краткой передышки для крестноносцев франки во многом выглядели просто как одна из воюющих сторон в ближневосточной политике.

Мамлюки: изгнание франков из Леванта

После свержения Айюбидов и воцарения в 1250 г. новой династии - воинственных египетских Мамлюков - мусульманское сопротивление крестоносцам вновь активизировалось; теперь могли быть предприняты шаги, необходимые, чтобы навсегда изгнать крестоносцев с Ближнего Востока. Мамлюкские султаны были заинтересованы в религиозной легитимизации своей власти и с готовностью облачились в мантию лидеров суннитского мира. Давление со стороны нового противника, монголов, и продолжающееся присутствие крестоносцев были обширным полем для приложения сил новой династии. Монгольская армия под предводительством Хулагухана выступила в поход с ясными целями: уничтожить Аббасидский халифат, истребить ассасинов Аламута и двинуться на Египет.

Однако последняя из этих целей так и не была достигнута. Обеспокоенные монгольской угрозой, мамлюкские султаны, тем не менее, уделяли первоочередное внимание искоренению крестоносных владений, в особенности после своей прославленной победы над дотоле непобедимыми монголами в битве при Айн Джалуте в 1260 году.

Мамлюкский султан Бейбарс (ум. в 1277 г.), правитель, отличавшийся железной волей и беспощадностью, стал главной фигурой этой борьбы, положив начало процессу изгнания франков. После того как он объединил Сирию и Палестину, крестоносцы уже мало что могли ему противопоставить. Бейбарс предпринял три большие кампании против крестоносцев.

В 1265-1271 гг. он захватил многие франкские владения, в том числе Антиохию в 1268 г. Эти успехи были закреплены последующими мамлюкскими султанами.

Султан Калаун (ум. в 1290 г.) захватил Маркаб и Мараклею в 1285 г. и Триполи в 1289 г.

Султан ал-Ашраф (ум. в 1293 г.) завоевал или разрушил последние оставшиеся города крестоносцев.

Кульминацией его походов стало падение Акры 18 мая 1291 г., событие, которым принято обозначать конец франкского владычества в Леванте, а также уход франков из тех портов, которые еще оставались в их руках, таких как Тир, Сидон и Бейрут.

Израиль они считают плацдармом колониализма, с помощью которого Америка и Европа хотят увековечить свой контроль над мусульманским миром и его экономическую эксплуатацию.
Израиль - это "отравленный кинжал, глубоко вонзившийся в грудь"
мусульманского мира.
Создание государства Израиль, с точки зрения мусульман было инспирировано Крестовыми походами. Они рассматривают отвоевание Иерусалима Саладином, воплотившим чаяния всех мусульман, как мощный психологический удар, нанесенный миру неверных. С тех самых пор Запад одержим желанием отомстить, и история последних восьми веков представляет собой реакцию на битву при Хиттине и ее непосредственные результаты:

"Злоба крестоносцев оставалась сокрытой в их сердцах, пока они не проявили ее, сначала преуспев в уничтожении Османского халифского государства, а потом основав еврейское государство в Палестине. Так, по их мнению, они совершили двойную месть за свое поражение от рук героического мусульманского вождя Салах ад-дина".
Связи между Крестовыми походами и европейским колониализмом также подчеркиваются. Колониализм рассматривается как стратегия для эксплуатации мусульманского мира в отместку за неудачи Крестовых походов. Согласно взглядам мусульман существуют свидетельства существования "крестоносных" взглядов среди жителей Запада, что следует из замечания, якобы сделанного во время Первой мировой войны генералом Алленби после оккупации Иерусалима в декабре 1917 г.:
"Только сейчас Крестовые походы завершились ".
В пропагандистской войне совершенно неважно, что Алленби не делал этого знаменитого "замечания". На самом деле британское правительство стремилось с уважением относиться к исламу. В действительности Алленби хотел войти в Иерусалим более культурно и деликатно, чем немецкий император Вильгельм II, двадцатью годами раньше въехавший в него верхом на коне и одетый как средневековый крестоносец. И все-таки приписываемое Алленби высказывание было распропагандировано Сейидом Кутбом и другими мусульманскими писателями. Оно в сжатой форме выражает то, как современный мусульманский мир воспринимает фантом Крестовых походов.
Откликом на неокрестовые походы и явилось мусульманское решение проблемы джихада: мусульмане должны сражаться, пока не будет изгнан последний захватчик, сколько бы мучеников ни пало и сколько бы времени это ни заняло. За образец берутся Крестовые походы: мусульманам напоминают, что их предки сражались почти два столетия, пока крестоносцы не были изгнаны и мусульманская территориальная целостность не была восстановлена. Ликвидация Израиля и восстановление Палестины должны быть достигнуты с помощью джихада в точности так же, как мусульмане отвоевали Палестину с помощью джихада во времена Крестовых походов. Победа придет если не сегодня, то в будущем:

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments