dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Николай Васильевич Гоголь (1)


Это не оригинальное название материала, это всего лишь портрет Гоголя в контексте написанного отцом моего френда.

Originally posted by kiebitz at Николай Васильевич Гоголь (1)
Недавно, 11 февраля 2017 года на 93-м году жизни ушёл мой отец, Анатолий Еремеевич Коган. Предлагаемую вам, уважаемые читатели, работу он написал в конце 80-х - начале 90-х, потом много переписывал, редактировал, делал это от руки, компьютера тогда у него не было, в мои руки она попала около 2010 года, и я сам перепечатал её в ворде. Он охотно давал читать свою работу многим своим друзьям и знакомым, так что, думаю, против публикации в ЖЖ не имел бы ничего против, даже, наверное, был бы рад. Без его согласия ни редактировать, ни сокращать я ничего не хочу, хотя некоторые его идеи и выводы на сегодняшний день выглядят несколько устаревшими, даже наивными, с некоторыми я и сам не согласен. Собственно, ничего нового он не открыл, никаких сенсационных разоблачений не сделал. Большая часть фактов почерпнута из книг, изданных в СССР и дореволюционной России общедоступными тиражами. Когда он писал всё это, интернета ещё не было. Другое дело, что собранное вместе и поданное под определённым углом зрения, всё это заставляет пересмотреть некоторые привычные взгляды на русскую литературу, в частности, на личность Н. В. Гоголя.

Вот я и решился таки взяться за публикацию по совету взаимного друга dandorfman. Буду выкладывать по частям, посмотрю, будет ли какой-нибудь интерес у публики.

А. Коган
Николай Васильевич Гоголь
Очерки

г. Харьков 1995 г.


Оглавление
Очерк первый.
Происхождение. Предки. Отношение к ним Н. В. Гоголя.

Очерк второй.
Гоголь – помещик.
Гоголь учитель, мыслитель, поборник добрых дел.

Очерк третий.
Гоголь и евреи – жители Украины.
Очерк третий . Часть первая.
Жизнь евреев в Польше и на Украине, изложенная на основании еврейских источников
(а также официальных документов).
Очерк третий. Часть вторая.
Жизнь евреев в Польше и на Украине, изложенная по отзывам их недоброжелателей.
Очерк третий. Часть третья.
Жизнь евреев в Польше и на Украине, изложенная по воззрениям Н.В. Гоголя.

Очерк четвёртый.
Гоголь в наше время.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------
Державин (утверждая, что его следует судить не за слова,
а только за дела) был не прав: слова поэта уже суть его дела.
А. С. Пушкин.
Очерк первый.
Происхождение. Предки. Отношение к ним Н. В. Гоголя

За приверженность к нам ... благородного Гоголя ...
жалуем ему деревню, именуемую Ольховец.
(Грамота короля Яна – Казимира)
Не лжесвидетельствуй!
(Библия. Девятая заповедь декалога)


Я листаю старинную книгу. На обложке лишь одно слово : Н. В. Гоголь. На первом листе – три непонятные буквы : МОВ и дата – 1883 год. А вот и первая текстовая страница. Она начинается так : «Предки творца Мёртвых Душ [пропускаю комплимент в его адрес] ... принадлежали к старинному малороссийскому роду. Как это видно из дворянского протокола Гоголей-Яновских, он относится ко временам известного Евстафия или Остапа Гоголя, сподвижника Богдана Хмельницкого, полковника брацлавского, подольского или поднестрянского, впоследствии получившего от польского правительства титул гетмана, с которым, однако не соединялось действительной власти. Его внук Иван (Ян) Прокопьевич ... поселился в селе Кохановке. В честь этого Яна потомки его и прибавили к своей фамилии прозвание Яновские.»

Свидетельства очевидцев и исследования историков вносят подробности в образ Остапа, [далее цитирую по книге «Гоголь в жизни» В. В. Вересаева. Это – известный труд, наряду с его книгой «Пушкин в жизни», вошедший в сокровищницу отечественного литературоведения]. Вот что сообщает П. А. Кулиш. «Об Остапе Гоголе говорится в летописях ... Он один из полковников остался верен гетману Петру Дорошенку, после которого ещё несколько времени отстаивал подвластную себе часть Украины. Оставшись после Дорошенка ... он не склонился ... а пошёл служить с горстью преданных ему козаков воинственному Яну Собескому и, разгромив с ним под Веною турок, принял от него опасный титул гетмана ...» Славное прошлое! Поэтому как заслуженная воспринимается и следующая запись – выдержка из королевской грамоты, датированной 1674 годом, (также помещённая в книге Вересаева). «За приверженность к нам и к Речи Посполитой благородного Гоголя, могилевского полковника, которую он проявил ... присягнув нам в послушании и передавший (так в подлиннике, АК) Речи Посполитой Могилевскую Крепость, жалуем нашу деревню, именуемую Ольховец, как ему, так и его супруге; по смерти же сын их, благородный Прокоп Гоголь, также будет пользоваться пожизненным правом.»

Так описывает эту ситуацию М. А. Лазаревский, посвятивший много лет изучению вопроса о происхождении Н. В. Гоголя. См Очерки малороссийских фамилий , 1875 г, упомянутого автора.

Здесь, при общем совпадении исторических обстоятельств, начинают появляться некоторые расхождения, а, точнее говоря, странности. «Благородный Гоголь» в королевской грамоте, найденной историками, интересовавшимися истиной, назван полковником могилевским, а книга МОВ, явно предназначенная для прославления Гоголя и его предков, величает его полковником брацлавским, подольским,поднестрянским, словом, каким угодно, только не могилевским. В чём же причина этого расхождения? Объясняется оно просто.

Тем кто через сто лет вспоминал об Остапе-Евстафии Гоголе, хлопоча о признании за его потомками прав на дворянство, видимо, не хотелось отмечать, что он передал вверенную ему могилевскую крепость, (а также город и прилегающую к нему округу – не нужно забывать, что полковник в то время обладал не только военной но и административной властью под суверенитет поляков. Наследникам, претендовавшим на российское дворянство, явно не хотелось афишировать его польские заслуги. О том, где именно подвизался в качестве полковника «благородный Гоголь», чётко сообщил и дед Н. В. Гоголя – Афанасий. В своём ходатайстве на предмет признания за ним дворянства (исследователи нашли и этот документ) он писал: «... предки мои ... польской нации: прапрадед мой Андрей Гоголь был полковником могилевским, прадед Прокоп и дед Ян были польские шляхтичи.» Таким образом, вопрос, каким именно полковником был далёкий предок Н. В. Гоголя, как будто снимается. Но появляется другой вопрос. Если полковника Гоголя звали Остап, то кто же такой Андрей? Может быть был на Украине ещё один Гоголь? Исследователи вновь взялись за поиски. Они пришли к выводу: в Украине середины – конца 17–го века был только один полковник Гоголь – Остап и лишь один сын его – Прокоп (по русски, соответственно, Евстафий и Прокофий). Вот как написал об этом П. А. Кулиш, много лет изучавший эту проблему: «Ни в одном известном документе не встретилось не только полковника Андрея Гоголя, но и никакого другого полковника Гоголя, кроме Остапа». Так и фигурировала бы эта неувязка, как случайная описка, сопровождаемая тайным предположением о намеренном подлоге, если бы через много лет, уже после смерти П. А. Кулиша не появилось поразительное сообщение, которое могло бы произвести сенсацию,если бы его не замалчивали руководители народного просвещения, литературы и культуры. Вот оно: «Юридические акты свидетельствуют, что Ян Гоголь, дед Афанасия по отцу, назывался не Прокофьевичем, а Яковлевичем» (А. М. Лазаревский. Сведения о предках Гоголя. Киев 1902 г.).

Таким образом, тайное предположение о подлоге становится явным и убедительным и влечёт за собой следующие два вывода.
Первое: изыскания о жизни и деятельности Остапа-Евстафия Гоголя, выяснения, где именно и когда он был полковником и даже гетманом, где и с кем сражался и какие получал имения и т. д. и т. п. никакого отношения к родословной Н. В. Гоголя не имеют, так как ни сам Остап, ни его сын, благородный Прокоп предками Гоголя – писателя нне являются.
Второе: в совершенно ином свете выглядит соотношение между действительной фамилией писателя Гоголя и добавленной к ней прибавкой.

Выходит, что, в противоположность написанной для народного употребления популярной биографии, фамилия предков Гоголя была «Яновский», которую они носили «в честь упомянутого Яна», - Ивана Яковлевича, который был сельским священником нескольких сёл Лубенской епархии (почему священника Ивана, забыв его родную веру, дети и внуки называли по-польски Яном мы ещё прочитаем), а «Гоголь» было добавочным прозванием, добавленным его потомками во время хлопот о пожаловании им дворянства.

Таким образом, налицо элементарный подлог. Нужно сказать, что такое поведение в Украине того времени редкостью не являлось. Вот что писал об этом ещё 100 лет тому назад, обобщая ситуацию, знаток украинской старины А. Я. Ефименко в своей статье «Малорусское дворянство и его судьба. Киев 1891 г.». Привожу выписку и прошу прощения за длинную цитату. Она очень интересна.

«Малорусский пан в 18-м столетии не имел ещё государственного признания своих прав. Между тем только дворянское достоинство давало санкцию обладания землёю, а главное – обязательным трудом. Малорусское панство кинулось на отыскание побочных тропинок и лазеек ... Сподручнее всего было доказывать своё непростонародное происхождение через посредство Польши. И вот какой – нибудь козацкий сын Василенко ... начинает называться Базилевским (об этом имени я впоследствии ещё расскажу, а пока что позволю себе заметить: - а сын русского попа Ивана – подписываться Яновским. АК). С течением времени все эти самозванные «Базилевские» ... успевали уверить других, а может быть и себя, в своё польско-шляхетское происхождение. Оставалось это утвердить документом ... На этот случай были под рукой дельцы, которые охотно брались за фабрикацию.» Конец цитаты.

Точное и исчерпывающее разъяснение, изобилующее, к тому же, столь резкими определениями, что я, боясь обвинения в предвзятости, не решился бы их заявить. Хочу сделать лишь одно добавление. В приведенном тексте слишком мягко обозначено то главное, к чему стремились все эти малорусские паны – желание обладать «обязательным трудом». На деле же это означало возможность владения крепостными, в первую очередь, за счёт обращения в рабство живших по соседству «посполитых» крестьян и вольных но «простых» козаков.

Ознакомившись, таким образом, с общей картиной, возвратимся к рассматриваемому нами частному случаю. Не скрою: развивая эту тему, мне очень хотелось вставить несколько крепких эпитетов, привести перечень российских самозванцев, – от Гришки Отрепьева до Балаганова и Паниковского, - бессмертных сыновей лейтенанта Шмидта, - но стремясь в первую очередь к максимальной убедительности, приведу мнение В. В. Вересаева из его книги «Гоголь в жизни». Ознакомившись с приведенными выше и с другими документами, он признал наличие всех этих неувязок и объяснил их таким образом: «... что Гоголь-писатель вовсе не происходил от украинского панства ... Предки его были духовного сословия. Дворянство же впервые получил его дед Афанасий. Он, возможно, слышал о некоем ... полковнике Гоголе, но даже не знал его имени и предъявил наскоро сфабрикованный документ о своём якобы происхождении от могилевского полковника Гоголя и получил дворянство и прибавку «Гоголь» к своей настоящей фамилии Яновский.» Конец цитаты.

Вот как, оказывается, обстояло дело, и главной трудностью в этом деле для Афанасия было найти в украинской истории славного подвигами героя, не оставившего потомства. Им оказался в данном случае благородный полковник Гоголь, род которого прекратился со смертью его сына. Дальнейшее было «делом техники». Не божьей милостью, не даром судьбы, а происками пройдох-чиновников «благочестивый отец» Афанасий сделался потомственным дворянином. Наверное, не один воз, гружёный гусями, курами, разными припасами, не одна бурая свинья попала в утробы «кувшинных рыл» и «чернильных душ», пока был получен документ о дворянстве. Кстати, проживавший рядом родной брат Афанасия, священник Кирилл со своим потомством остался просто Яновским и дворянства не получил. Этот сам по себе кажущийся несущественным факт, воспринимаемый юмористически (видно на всю родню «вещественных доказательств» не хватило!) позволяет сделать два довольно серьёзных вывода.
Первое: он отвергает возможную версию, что всё это делалось для того, чтобы не попасть в крепостную зависимость. Потомки священника Кирилла, - священники, чиновники (духовное образование в то время позволяло нести гражданскую службу) и просто скромные мещане доказывают несостоятельность такого предположения.
Второе: этот факт ещё раз подтверждает, что герои козацкой старины, Остап и Прокоп предками помещиков Гоголь-Яновских не являлись, а были ими «приобретены», ввиду того, что (цитирую по Вересаеву. АК) «... Гоголь-Яновским оказался один Афанасий со своим потомством». Как бы то ни было, но хлопоты оказались успешными. Итогом их явилась грамота следующего содержания: «Рассмотрев предъявленные от Гоголя-Яновского о дворянском его достоинстве доказательства, признали оные согласными с предписанными на то правилами, вследствие коих он и род внесён в дворянскую родословную Киевской губернии книгу ... Октября 15 числа 1792 г.» Этот, действительно, заветный документ решил сразу две задачи : дал семье Яновских славных подвигами предков и обеспечил законное право на помещичьи имения. Речь шла, конечно, не о легендарной деревне Ольховец, которая, как мы с вами понимаем, уже в силу того, что была подарена полковнику Гоголю, не могла быть владением Яновских, а о недавно приобретённых владениях ниже упомянутого Афанасия, которые он получил благодаря удачной женитьбе в качестве приданного. Имения составляли в общей сложности 1091 десятину и 268 крестьянских душ, мужчин и женщин и давали, при условии разумного хозяйствования, ему и его потомкам возможность жить «по-дворянски».

До рождения Н. В. Гоголя оставалось 17 лет ... На этом я заканчиваю первую часть своей истории. Чувствую, что читатель мною недоволен. И связано это не с тем, что я раскрыл столь неприглядные факты из семейной хроники знаменитого писателя, тем более, что я лишь пересказал изложенное серьёзными исследователями, отнюдь не стремившимися шельмовать Гоголя и подытоженное таким вдумчивым автором как В. В. Вересаев. Думаю, что изложенные факты признаны достоверными, а на правду, как говорят, обижаться нечего. Однако в защиту Гоголя читателем может быть выдвинуто следующее возражение. Должен ли кто-нибудь (в данном случае Н. В. Гоголь) нести ответственность за те неблаговидные поступки, которые совершали его предки, если он в них не только не принимал участия, но может быть и не знал? Отвечаю: знал! Знал и продолжал действовать. Чтобы разобраться, ознакомимся со следующей особенностью творчества Гоголя, которую не раз отмечали исследователи. Имена героев его произведений выбирались не «просто так», а что называется, с умыслом. При этом наряду с именами, выражавшими главные черты действующего лица и ставшими нарицательными (Ляпкин-Тяпкин, Держиморда), или юмористическими, очень смешными, но понятными только знающим украинский (Перерепенко, Черевик, Свербыгуз) были и такие, которые имели тайный смысл, известный только самому Гоголю. Рассмотрим же с этой точки зрения повесть «Тарас Бульба» - самое подробное произведение Гоголя, посвящённое воспеванию козацкой старины. Вспомним основные имена. Вот сыновья Бульбы. Бесстрашный, беззаветно сражающийся с врагами суровый Остап. Не менее храбрый, прекрасный, но свихнувшийся и перешедший к полякам Андрий. И в противоположность им, не умеющий владеть оружием, некрасивый и трусливый, заменяющий смелость изворотливостью Янкель. Не будем пересказывать содержание, сопоставим эти имена с известными нам именами предков Н. В. Гоголя, действительными и вымышленными. Благородный Остап, полковник, давший возможность писателю Гоголю гордиться великим предком и считаться дворянином. Полковник Андрий Гоголь, стоящий рядом с ним, словно его родной брат, который согласно документа, составленного его мнимым потомком, был польским шляхтичем. И отец пресловутого Яна, который «по всем правилам» должен бы быть шляхтичем и потомком полковника, а в действительности был поповским сыном и звался Яковом, разве это не жид Янкель, объединивший в себе два имени, - Ян и Яков, - одинаково противных Н. В. Гоголю, так-как из-за них едва не сорвалось мероприятие по пролучению дворянства? Всё вышерассказанное позволяет утверждать, что Гоголю были известны все имена его предков, как действительных, так и мнимых. При таком количестве одинаковых имен и личных свойств случайное совпадение невозможно.

А теперь обратимся к деятельности Н. В. Гоголя на этом «достойном» поприще. Следует
признать, что успехи предков ко дню его рождения были значительны. Было потомственное дворянство, притом не сомнительное польское, а официальное российское. Было поместье, позволявшее ему прокормиться в Петербурге, хотя бы на первых порах. Была фамилия славных подвигами козацких предков, притом, стоявшая в его сложной фамилии на первом месте. Но Гоголь на этом не остановился. Всю свою энергию он направил на борьбу с фамилией «Яновский», которую, как показывают свидетельства, ненавидел всеми силами ещё со школьной скамьи. Да, в своё время очередной выпускник духовного училища, потомок священника Ивана, объявил себя приехавшим из Польши паном Яновским, что давало ему возможность претендовать на дворянство и называться шляхтичем. Но этап был пройден, дворянство получено. Так зачем же ему нужно было «прозвание» Яновский, которое наводило бы обитателей коренной России на мысль, что он и взаправду происходит от польских шляхтичей, этих неисправимых смутьянов, а может быть им тайно сочувствует? Ясно, что с такого рода предположениями нужно было бороться изо всех сил.

Одним из примеров такой борьбы был следующий эпизод, наверное, самый красочный среди всех прочих. Взят он из воспоминаний Н. Лонгинова, младшего современника Н. В. Гоголя. Последний был приглашён для воспитания трёх детей, - автора воспоминаний и его двух братьев, - в качестве домашнего учителя. Гоголю шёл тогда двадцать второй год ... Вот что пишет Лонгинов.

«Двойная фамилия учителя , - Гоголь-Яновский, затруднила нас вначале; почему-то нам казалось сподручнее называть его г. Яновским ... Но он ... запротесровал с первого раза. – Зачем вы называете меня Яновским? ... Моя фамилия Гоголь, а Яновский только так, прибавка. Её поляки выдумали.» Конец цитаты. Желание Гоголя здесь выражено совершенно ясно, а его заключительная реплика про поляков настолько красочна, настолько откровенна в своей наивной лживости, что не хочется её комментировать. Заявления такого рода, как я уже говорил делались Гоголем систематически. Конечно, какое-то время с высказываниями подобного рода нужно было соблюдать определённую осторожность. Ведь жили же на Полтавщине его троюродные и двоюродные родственники Яновские, потомки простого священника Кирилла, ведь носило же родовое поместье Гоголей известное всем в округе название «Яновщина»! Существовала опасность быть разоблачённым и наказанным или просто высмеянным во всю мощь великого украинского юмора. Но с годами, по мере того, как Гоголь отдалялся от родных мест, стал постоянно жить в Петербурге, а потом и вовсе – за границей, в Германии и Италии, опасность эта неуклонно уменьшалась, а претензии Гоголя росли. И наконец всё завершилось поступком, который биография книги «МОВ» сформулировала коротко и ясно: «Прибавку эту наш писатель впоследствии уничтожил». Цель была достигнута. Он мог говорить «на равных» не только как писатель, но и как потомственный дворянин с В. А. Жуковским (к которому, как свидетельствуют письма, Гоголь без церемоний обращался на «ты»), переписываться со столичными сановниками и генерал-губернатором и поучать их. Он полностью присвоил себе славное чужое имя. А отдал совсем немного: отказался «всего лишь» от своей настоящей фамилии и от своих предков ...

Чувствую, что мой читатель снова недоволен. «Почему, - может он сказать, - автор уделяет так много внимания вопросу о недворянском происхождении Гоголя? Неужели так плохо, что среди его предков оказались несколько человек явно неблагородного сословия? А другие великие писатели ... Разве их родословные не отличались подобными же «огрехами»? Разве поступки их предков были всегда безупречны?» Отвечаю: нет, не были! Прапрадед Пушкина был африканским невольником. Жуковский был сыном пленной турчанки. Но они этого не скрывали! И если жена Пушкина Наталия Гончарова по прямой линии происходила от гетмана Дорошенко, который не то что какую-то крепость, а всю подвластную ему Украину отдал туркам, то этого тоже никто не скрывал.

Предок Натальи Гонцаровой - гетман Дорошенко.
А гордые слова Пушкина о его предках по отцовской линии ... Помните? «С Петром мой пращур не поладил и был за то повешен им.» В переводе на простой язык с поэтического это означает, что этот пращур был государственным преступником, подвергнутым позорной казни. Но в том то и дело, что все они от своих предков не отказывались, в этом и заключалось их истинное благородство, честь и достоинство российских дворян. А семья писателя Гоголя, в противоположность им, в каждом своём поколении старалась скрыть, сфальсифицировать, пригладить. Они настолько погрязли в этой лжи, что не только о дворянской чести, но и о простой честности не имели понятия, не исключая и своего последнего отпрыска, Гоголя-писателя.

Проходимец с чужой родословной, старавшийся перед людьми изображать себя истинным русским дворянином, а втайне завидовавший им и боявшийся разоблачения, он так и прожил свою жизнь обманщиком и фигляром.

(Продолжение следует)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments