dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

"Пасти народы". И о Веллере, но без скандала на "Эхе"


О Михаиле Веллере - из непозабытого

"Говорят, что писатель перестал быть сегодня властителем дум. А я обычно отвечаю, что это смотря, мол, какой писатель.

Вот Михаил Иосифович Веллер несколько лет назад позвал меня на свой юбилей. Я поинтересовался, где дело будет, и, узнав, что встреча назначена в Большом (и действительно, очень большом) зале Дома литераторов, аж языком прицокнул: "А что ты там делать будешь? Чем людей займешь?" На что старый мой товарищ ответил не с...лишком определенно: "Поговорим сначала немножко, а потом, как полагается, для своих фуршетик".

Ну, его праздник - его и риски, думаю. А сам движусь потихоньку от "Баррикадной" к Большой Никитской, путь многим известный, и где-то уже в районе Садового все чаще начинаю встречать людей с букетиками и букетищами. Непосредственно же перед входом в ЦДЛ толпа, и оттуда, едва не растерзанный, вырывается Сергей Александрович Филатов. "Даже и не пытайтесь, - на бегу советует он мне. - Просто подарок передайте - и всё".

Заинтригованные донельзя, мы с женою ныряем в фойе и - о боже! Лестница наверх, где Большой зал, запружена, как река льдинами. Гвалт немолчный, и по отдельным репликам я понимаю, что кто-то на встречу с любимым писателем приехал из Рязани, кто-то из Тулы, а кто-то очередь, чтобы попасть сюда, занимал с восьми утра. Слава Богу, опытная Наталья Алексеевна Познанская нас и Эдуарда Николаевича Успенского со спутницей сумела каким-то волшебным образом втиснуть в ложу, а сама, пока мы продирались сквозь толпу, этой же толпе внушала: "Не беспокойтесь, все всё услышат. Фойе радиофицируем, а может и на улицу звук пустим".

В зале же... - я много где бывал, но такого столпотворения еще не видел. Что за люди? Самые обычные - "бабы, слобожане, учащиеся, слесаря"... А на сцену выходит Веллер вместе с Владимиром Молчановым, популярным в конце XX века телевизионным ведущим, который не то чтобы управляет течением вечера, а ассистирует Михаилу Иосифовичу, передает ему поступающие от публики записки с вопросами.

И Веллер - его, наверное, все хотя бы раз, но видели по телевизору, - не теряя несгибаемой уверенности, отвечает. И о своем отношении к Григорию Распутину, и о том, чем хорош постмодернизм, и надо ли смотреть сериалы, и как нам обустроить Россию. Зал внимает, при самых удачных репризах писателя разражаясь долгими, не смолкающими, как говорили в нашей с Мишей юности, аплодисментами.

И вот кода. Молчанов из вороха на столике выуживает последнюю записку и громко читает: "Михаил Иосифович, скажите, а есть ли Бог?"

И Веллер ответил. На этот вопрос он ответил тоже.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments