dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Случайно наткнулся


Чебби Чеккер, девочки шестьдесят первого года и Твист эгейн.

А это я написал десять лет назад. Может даже кто-то помнит этот кусок из моего проекта того времени.

Так я впервые услышал это имя в августе 1961-го. Как только я услышал совершенно новый ритм, ритм твиста, да еще в таком шикарном исполнении, рок на время был забыт. Я бредил твистом и все время мурлыкал мелодии напетые Чебби Чеккером.


Потом я выпросил у Адика разрешение погонять его чудо техники туда-сюда и в таком режиме на слух переписал русскими буквами английские слова лучшего твиста бобины. Дал их прочесть знакомой девочке, которая занималась в английской, 121-й школе, той, что на Соборной Площади. Она ничего не поняла. Тогда я притащил ее к Адику и заставил ее послушать весь твист, заглядывая в переписанные мною слова. Она сказала, что поют как будто бы действительно на английском, но это явно не тот английский, которому ее учат в ее школе, так что она половину слов не уловила. Те, что уловила, она сравнила с тем, что я написал, чуть подправила и на этом ее консультация закончилась. Но я был готов, готов петь знаменитый твист сам.


Не забывайте, что я запасся не только словами твиста, а еще и алой нейлоновой рубашкой.
Так что выход на благодарную публику был неизбежен. И он состоялся.



Лайк ви дид ласт саммар...
Бульвар начинается памятником Пушкину, а заканчивается дворцом графа Воронцова-Таврического, человека, который, судя по эпиграмме, был врагом Пушкина. (...полумилорд, полукупец..., а дальше вы помните). Мы всегда начинали свои походы по Бульвару с Пушкина, а заканчивaли... Воронцовым. Вернее двадцатиколонной колоннадой дворца полумилорда. Именно на ступенях, ведущих к колоннаде, другой Пушкин, которого звали Марик, выбивал для меня почти такую же барабанную дробь, как в оригинале на перевёрнутой гитаре в начале сентября 1961-го года. Марика назвали Пушкиным за полностью пушкинские бакенбарды, которые тот носил вне зависимости от моды. Жил он в большом четырёхэтажном доме в начале Госпитальной. Дом этот занимал небольшой квартал от Костецкой до Мясоедовской. Кроме Марика в этом же доме раньше жил... нет не Пушкин, Пушкин жил на Пушкинской в центре, Впрочем, когда Пушкин жил на Пушкинской, она называлась Итальянской. До 1880 года. Именно о ней А.С. писал:

Язык Италии златой

Звучит по улице весёлой, -

Хотел бы объяснить, что улица Госпитальная принадлежала к легендарной Молдаванке. А в этом доме, о котором идет речь жил человек по имени Михаил Винницкий. История его сохранила под именем "Мишки-Япончика", а литература - под именем Бени Крика.
Черт, я снова выпал из главного времени моего рассказа, отправившись в гораздо более ранние годы. Вернемся снова в 1961-й год, на лестницу, ведущую к Воронцовской колоннаде. Итак, Марик Пушкин барабанил: Та-та-та-та, та-та-та-та... А я, в моей уникальной алой нейлоновой рубашке, начинал, сразу включая нечеловеческое форте.
Моё форте поднимало в воздух всех ворон в радиусе километра:



Come on everybody

clap your hands

Now youґre looking good

Iґm gonna sing my song

and you wonґt take long

We gotta do the twist and it goes like this


Но это была только присказка, я это всё выкрикивал, а не пел, как и Чебби Чеккер. А сказка, то есть песня, начиналась здесь:



Come on let's twist again,

Like we did last summer

Yea, let's twist again

Llike we did last year

Do you remember when

Things were really humminґ

Yea, let's twist again,

Twistinґ time is here



Yeah round ґn around ґn up ґn down

We go again,

Oh, baby make me know you love me so then



Come on let's twist again

Like we did last summer

Yea, letґs twist again, twistinґ time is here



В середине пения, я предлагал своим слушателям сделать выбор, что они хотят танцевать:

Вальс?

Толпа в пятьдесят глоток ревела: Ноу!

Танго? Ноу!

Твист?

Йеееесссс!!!!

И снова,

Камон летс твист эгейн, лайк ви дид ласт саммар.

Йее, летс твист эгейн, лайк ви дид ласт иер...

Ду ю римемба вэн...



Старушки с бульварных скамеек, слушая мои вопли, считали что кого-то убивают, и до них доносятся последние крики жертвы.
Они искали милицию и даже находили её. Вот почему к концу исполнения появлялся милицейский патруль. Так что все ценители моего таланта вынуждены были очень быстро покидать своего кумира. Я сам делал ноги не менее быстро. Провести ночь в отделении, где, как правило, сильно били, мне не улыбалось...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments