dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Вот, я нашел.

Я об этом уже написал раньше, но только сейчас нашел речь этой стервы в отдельном видео.

Ее представляют как икону феминизма. Зовут ее - Глория Стайнем. Я не знаток вождей феминизма, не знаю о ней ничего, но кто захочет, посмотрит, кто она такая.
Слушайте на 7-й минуте 58-й секунде:

Если Вы заставите мусульман регистрироваться, мы все зарегистрируетмся как мусульмане.



Регистрацию въезжающих мусульман ввели еще при Буше после 911 и её продолжали при Обаме, никто её не отменял, но раньше, при Обаме, никакие Глории Стайнем не регистрировались, как мусульмане.

Кроме того, в середине речи она объясняет, что психиатры видят, что у Трампа есть все симптомы психического заболевания. Разумеется, раз он больной, его надо выгнать из Белого Дома и упрятать в психушку.

Вы знаете, вечер перестает быть томным. Они все куплены, во всяком случае, все их вожди на содержании у муслимов. Они будут затевать погромы до тех пор, пока их вождям будут за это платить. Они не просто клоуны, они - злобные клоуны.

UPDATE:

Почитал ВИКИ.
Оказывается у Глории были очень тяжелые годы детства и юности. Так что мне её стало жалко:


Семья Стайнем жила и странствовала в трейлере, из которого Лео торговал антиквариатом. Перед тем, как родилась Глория Стайнем, у её матери, которой к тому времени исполнилось 34 года, случился нервный срыв, который оставил её инвалидом, поглощенным бредовыми фантазиями, которые иногда выливались в насилие. Она превратилась «из энергичной, веселой, любительницы книг» в «человека, который боялся оставаться в одиночестве, она не могла держаться за реальность достаточно долго для того, что бы найти работу, и кто редко когда могла сконцентрироваться достаточно для того, чтобы прочитать книгу». Руфь проводила длительные периоды времени в санатории для психически больных. Стайнем было десять лет, когда её родители развелись в 1944 году. Её отец переехал в Калифорнию, чтобы найти работу, в то время как она продолжали жить вместе с матерью в Толидо.

Несмотря на то, что её родители развелись в результате болезни матери, Стайнем не считала это результатом шовинизма со стороны отца, она утверждает, что «поняла и никогда не обвиняла его в разводе». Тем не менее, эти события имели большое влияние на формирование её личности: несмотря на то, что её отец, коммивояжер, никогда не обеспечивал финансовую стабильность в семье, его уход усугубил их положение. Стайнем пришла к выводу, что неспособность её матери продержаться на работе свидетельствует об общей враждебности по отношению к работающим женщинам. Она также пришла к выводу, что общая апатия врачей по отношению к её матери возникла из-за предубеждения по отношению к женщинам. Годы спустя Стайнем описала опыт своей матери как сыгравший решающую роль в её понимании социальной несправедливости. Этот опыт убедил Стайнем, что женщинам не хватает социального и политического равенства.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 27 comments