dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Репортаж из Нью-Йорка. Часть Четвертая: "Бродвей и чуток загорелая Наташа Ростова"


Бродвейские Наташа Ростова и Пьер Безухов.

Ну а теперь, любезные мои френды, продолжу свой рассказ по возникшей ассоциации.
Сначала, об ассоциации. Бродвей, это место, где идут мюзиклы. Мюзикл, это самый американский из всех театральных жанров и в какой-то степени, гордость нашей страны.
Лучше американцев мюзиклы никто сочинять и ставить не умеет. И когда мы проезжали по Бродвею, то видели рекламу разных бродвейских постановок в этом жанре.
Как я уже написал в предыдущей части, в кадр попала реклама мюзикла "Книга мормона".
https://www.newyork-online.us/ru/broadway/64-the-book-of-mormon
Но в газете "Вечерний Нью-Йорк", это таблоид на русском языке, я прочел рецензию на мюзикл, который идет на Бродвее всего две недели и пользуется успехом. Удивительно то, что мюзикл этот - по "Войне и миру".
Я сейчас с некоторыми сокращениями изложу текст этой рецензии. Автор ее в целом хвалит постановку. Я же "пастернака не читал, но осуждаю". Мюзикл я не видел, но даже по описанию его, я понимаю, что наивным американцам показывают развесистую клюкву, почему-то ссылаясь на Толстого. Мне лично на такое смотреть было бы "больно и странно". Кроме самой рецензии, я покажу пару видео, которые рассказывают о мюзикле по мотивам "Войны и Мира".



На этом видео есть самое начало и темнокожая Наташа и Пьер Безухов, он в основном рассказывает, и Лукас Стил, (Анатоль Курагин), это блондин в конце видео.


Лев Толстой - звезда Бродвея.
(Александр Сиротин)

В Нью-Йорке с большим успехом идёт новый мюзикл под названием «Наташа, Пьер и Большая Комета 1812 года» — по мотивам романа Толстого «Война и мир».

В основе мюзикла — клубок отношений между Наташей Ростовой, Андреем Болконским, Анатолем Курагиным и Пьером Безуховым. Сразу можно сказать, что спектакль необычный.
Он ломает установившиеся правила музыкального театра, кинематографический по темпу событий, захватывает внимание и не отпускает ни на минуту.
Зрители рассаживаются на разных уровнях не только зала, но и сцены. Всюду столики. Театр превращен в зал ресторана с программой в стиле кабаре. Актеры играют, двигаясь рядом со зрителями и даже присаживаются рядом с ними. С потолка свисают роскошные люстры - центральная в конце спектакля падает превращаясь в комету.
Звучат залихватские песни в стиле "А ля рюсс". Артисты появляются в зрительном зале неся плетеные корзинки, из которых достают жареные пирожки и бросают их публике, повторяя по-русски: "ПирОжки, пирОжки". Действие разворачиваеся стремительно, его темп не ослабевает до самого конца спектакля. Русский зритель может быть шокирован темнокожей Наташей (американцы к этому давно привыкли) Но игра Дене Бентон заставляет забыть о её цвете кожи, его перестаешь замечать.
Весь о великолепном спектакле разошлась по Нью-Йорку. На улице при подходе к театру длинная очередь за билеты, несмотря на высокие цены премьерной постановки, от ста, до двухсот семидесяти долларов. Театралы говорят, что этот мюзикл не уступает "Гамильтону", ставшему гвоздём сезона. При том, что история Александра Гамильтона, одного из отцов-основателей, погибшего на дуэли, которая состоялась по политическим причинам, близка и хорошо известна американца, а тема русских дворян, Пьера, Наташи, Курагина - очень далека.

Я взял интервью у автора мюзикла, Дейва Маллоя и Лукаса Стила, исполнителя роли Анатолия Курагина. Мы встречались в ресторане "Русский самовар", недалеко от театра Imperial, где идет мюзикл.
Дэйв Маллой — обладатель нескольких театральных премий.

Я спросил, как он сам определяет жанр спектак­ля: мюзикл, рок-опера, кабаре?

— Мы называем это электорал-поп-опера. Мы сами придумали такое определение. Отчасти это мюзикл в традиционном понимании слова, но поскольку здесь нет диалогов, а только пение, то это ближе к поп-опере вроде «Мисс Сайгон». В музыкальной ткани мы отталкивались от разных источников. Вдохновение мы черпали в русской классике XIX века: в музыке Чайковского, Бородина, из более поздних — Рахманинова... К этому прибавилась традиция рок-оперы и авангардная музыка. Такими музыкальными средствами мы попытались выразить эпическую историю, описанную Львом Толстым: человеческие отношения на фоне войны.

— В вашем мюзик­ле нет диалогов. Действительно, всё выражено вокалом. Даже авторский текст, повествующие авторские реплики. Музыка умолкает только один раз, когда Пьер признаётся Наташе в любви. Это производит сильное впечатление. Вам кто-то подсказал такой ход?

— Это была моя идея. Чем оправдывают в мюзикле, в оперетте, что человек сначала говорит, а потом поёт? Эмоциональным нарастанием, когда словесные возможности исчерпаны и герой может выразить чувства только песней. Я решил сделать наоборот: самое сокровенное, давно подавляемое чувство выплёскивается наружу очень тихо, словом.

— Перед началом спектакля и после его окончания звучат записи песен в исполнении Реброва, Рубашкина, Высоцкого, Шульженко... Кто подбирал записи?

— Я. В процессе работы над мюзиклом я прослушал массу записей не только русской классики, но и русских песен, романсов, шансона, а также русской рок-музыки, русского джаза, электронной музыки. И, чтобы настроить зрителей, так сказать, на «русскую волну» до спектакля, а потом продлить это настроение после спектакля, я отобрал записи, которые мне понравились. Ещё один «русский» момент подсказал нам сам Толстой. Когда Анатоля Курагина провожают на фронт, то по русской традиции всё присаживаются на дорожку и умолкают.


На этом видео, репетиция мюзикла, где главный герой - Джош Гробан, исполнитель роли Пьера Безухова. Ну и рассказ о самом Гробане.Там же в начальных кадрах виден Лукас Стил (Анатоль Курагин), блондин в майке и чернокожая девуша, Денe Бентон (Наташа)


В роли Анатоля Курагина — Лукас Стил. Он уже играл на Бродвее в спектакле «Трёхгрошёвая опера» по Брехту с актёрами Синди Лопер и Аланом Каммингом. Играл он и на внебродвейской сцене. У него очень богатые вокальные данные. Как далась ему роль Анатоля?

— Прежде всего, хочу признаться: я не читал «Войну и мир» Толстого до того, как получил эту роль. Я не прочитал весь роман, даже получив роль. Я прочитал лишь те главы, в которых говорится о Курагине. Их я прочитал несколько раз. Вообще-то русскую литературу я изучал и знаю, насколько насыщена мыслью и подтекстом русская классическая проза. В процессе работы над ролью Анатоля я больше погрузился в русскую культуру, в национальный характер молодого русского офицера-гуляки, баловня судьбы. Кто в этом возрасте не любит повеселиться, выпить, пофлиртовать! Так было в 1812-м, в 1912-м, в 2012-м... Особенно в годы войны, ибо никто не знает, сколько ещё осталось жить. И хочется успеть как можно больше. Этим я объясняю многие действия Анатоля Курагина. Я считаю, что мне, как актёру, очень повезло с ролью и повезло работать с таким творчески одарённым человеком как Дэйв Маллой. Думаю, лет через 40 он будет как новый Стивен Сондхайм. Я многому учусь у него. Особенно актёрской органике. Он написал очень трудную партию Анатоля просто в порядке эксперимента, не веря, что кто-нибудь сможет это спеть. Он был готов облегчить партитуру. Но для меня это был вызов. Я не хотел отступать. В общем, говорят, справился. Даже кое-что прибавил.

На мой взгляд, главное достижение в том, что после этого мюзикла хочется перечитать роман, или хотя бы пересмотреть давний фильм «Вой­на и мир».


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments