dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

"Ба, знакомые все лица"

Роман "Лестница Якова" я дочитать не смог. На редкость занудное чтение. И оно абсолютно не добавляет ничего нового к тому, что я читал раньше в десятках других книг на подобную тему. Другие две книги я не читал, поэтому не осуждаю. Может быть и шедевры.
Водолазкина правда попробую прочесть, потому что люблю читать про попаданцев, грешен.
Но дело не в этом. Автор публикации сам пишет, что они уже получали раньше премию. Т.е., это снова те же и там же.
Что ж, получается, что в России хорошую литературу пишут одни и те же люди и их так немного?
Тем более, что "Лестницу Якова", которую я читать пытался, мне очень сложно назвать хорошей литературой.
Я вот сразу две хороших книжки прочел на неделе. Одна из их, сборник рассказов Степновой. Вторая, роман Золотухи "Последний коммунист".
По-моему, на их фоне Людмиле Евгеньене стоит завязывать с писательством.

UPDATE:

Водолазкина я уже скачал. На Флибусте, откуда скачал, написано, что книга зело нудная. Ну что ж, если не смогу дочитать до конца, тогда о своих впечатлениях писать не буду. Потому как Людмилу Евгеньевну не дочитал, а осуждаю. Нехорошо это.

Лауреатами «Большой книги» стали Леонид Юзефович, Евгений Водолазкин и Людмила Улицкая
Все трое уже получали эту премию прежде.



Выбор самого многолюдного жюри (более 100 человек) самой состоятельной национальной премии как будто вполне безупречен. Каждый из призеров написал действительно крупную, умную прозу, профессионально сделанную, пробуждающую в читателе и мысль, и чувство.

Людмила Улицкая, завоевавшая 3-е место (денежный приз – 1 млн руб.) с романом «Лестница Якова», рассказала трагическую историю жизни своего деда – полиглота, эрудита, соединившего с интеллектуальной одаренностью редкое душевное благородство. Его дневники, переписка, преимущественно письма к жене Марусе, любовь к которой не разрушили годы разлуки – основную часть жизни Яков Осецкий провел в лагерях и ссылках, – оправлены в раму семейной истории театральной художницы Норы, нашей современницы. В «Авиаторе» Евгения Водолазкина (2-е место, 1,5 млн руб.), получившего «Большую книгу» за новаторский роман «Лавр» три года назад, используется похожий композиционный прием: прошлое прорастает в настоящее, потому что главный герой, Иннокентий Платонов, ровесник XX века, волей фантастических обстоятельств оказывается перенесен из соловецкого лагеря 1930-х в 1990-е и судит эту эпоху глазами человека из прошлого.

Исторический сюжет, похоже, стал в этом году, а впрочем, и в прошлом, и в позапрошлом, ключом к успеху, потому что и «Зимняя дорога» Леонида Юзефовича, получившая первый приз (3 млн руб.), отсылает нас в начало 1920-х, в Сибирь, где разыгрался последний акт Гражданской войны – поход из Владивостока в Якутию Сибирской добровольческой дружины.

Финалисты

За призы премии в этом году помимо упомянутых авторов также сражались «Крепость» Петра Алешковского, «Автохтоны» Марии Галиной, «Песни драконов» Владимира Динца, сборник эссе Александра Иличевского «Справа налево», «Завидное чувство Веры Стениной» Анны Матвеевой, «Рассказы о животных» Сергея Солоуха, «Травля» Саши Филипенко.

«Зимняя дорога» – основанное на архивных данных документальное повествование о судьбе белого генерала Анатолия Пепеляева, поэта, утописта, верившего, что сибирское крестьянство «из глубины своей выдвинет те силы, которые создадут действительно народную власть», и противостоящего ему красного командира Ивана Строда, который мечтал о власти народа с сопоставимой жаждой. Между антиподами немало общего: оба идеалисты, рыцари, умевшие вопреки законам военного времени проявлять гуманность, в итоге и погибли они друг за другом, от руки одной и той же власти (Строда расстреляли в 1937-м, Пепеляева – в 1938-м). Об ужасах Гражданской войны, неоправданных жестокостях, людоедстве, голоде и сибирском морозе, от которого останавливаются часы, Леонид Юзефович повествует словно бы обескровленными губами. Обледенелые трупы, обгорелые человеческие кости, череп ребенка на пепелище – чувства тут действительно застывают. Это понятный и совершенно оправданный формой документального сочинения прием. Он, разумеется, никак не означает, что все счета обнулены, что вопрос о том, кто прав и виноват, снят; хочется надеяться, что и присуждение первой премии подобной книге не продиктовано попыткой занять похожую позицию, отказаться от оценок и, наконец, снять с себя ответственность за дела давно минувших дней.

Кроме того, в списке победителей недостает по меньшей мере еще одного романа – «Ненастья» Алексея Иванова, истории бывшего афганца, вышедшего из суровой шинели 1990-х и решившего в 2008-м резко изменить свою жизнь. В лице Алексея Иванова свободно можно было бы наградить и высокое литературное мастерство, и умение соединить массовый жанр (гангстерскую сагу) и глубокую психологическую драму, причем драму героя из провинции, обычного водителя, человека без имени, который в нашей словесности голоса практически лишен. Пряников не хватает часто, это верно, но к трем призовым местам всегда можно добавить спецприз; нашли же возможность организаторы «Просветителя» наградить в этом году выдающуюся, но не попавшую в официальные победители монографию Андрея Зорина «Появление героя» отдельной спецпремией. А может быть, дело просто в том, что литературных премий у нас страшно мало. Давно исчезла премия за лучший рассказ (Юрия Казакова) и за лучшую повесть (Ивана Белкина). Тогда как «Большая книга» по-прежнему держит курс, с одной стороны, на респектабельность и литературное качество, с другой – на коммерческую перспективность книг-лауреатов, с третьей – на их конвертируемость и на язык кино, а заодно на любой европейский язык. Что вовсе не плохо, просто недостаточно – для того чтобы отметить всех достойных


Вот про тех же и ту же, но из другого издания цитата:
https://godliteratury.ru/projects/o-bolshoy-knige
Вечер "вторых куриц"
Известна шутка, что, какое бы дизайнерское изделие ни проектировали на российском заводе, выходит все равно автомат Калашникова. Так и здесь: сколько ни поощряй на словах (и даже на деле — грантами на издание книг) «независимое книгоиздание», все равно система самособирается в «Гослитиздат». В котором выстроена четкая иерархия: есть писатели-генералы, всегда получающие главные премии, есть писатели-полковники, получающие вторые премии, и есть писатели-лейтенанты, до внуков ходящие в «молодых» и «подающих надежды». Так что нас ждут и вторые, и третьи курицы — безусловно, качественные и достойные: издателям проще с раскрученными брендами. Но все-таки хочется, чтобы к ним и дальше залетала порой не пойми откуда непонятная, взъерошенная птица.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments