dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

IYI - The Intelletcual Yet Idiot


Шимпанзе среди других приматов, очень обучаемы. По-моему, они вполне могут пройти университетский курс по марксизму-ленинизму.
Впрочем, американские университеты стыдливо называют марксизм-ленинизм - социологией, политологией и, если это марксизм-ленинизм с феминистким уклоном, гендерными науками. Карла Маркса и Ильича в названии курса нет, но зато они обильно присутствуют в самих курсах. Шимпанзе это вполне под силу.

Я неплохо знаю американских либералов, в том числе и среди своих друзей, особенно тех, кто существенно младше меня.
Одна наша хорошая знакомая, чудесная тридцатилетняя женщина, родной язык которой - русский, она приехала в Америку вместе с мамой и папой в возрасте восьми лет, себя именует в ФБ, ultraliberal. Просто либералом ей быть мало.
Но я неплохо знаю и российских либералов, они постоянно на виду и постоянно что-то говорят и пишут.
И те и другие стали неотличимы друг от друга.
Поэтому новый мем, который стремительно завоевал информационное пространство, к ним тоже относится.
Ну а это выдержки из рассказа о том, что этот мем значит и кто его придумал.

https://medium.com/@nntaleb/the-intellectual-yet-idiot-13211e2d0577#.ukkx9b583

Пару недель назад Талеб опубликовал эссе с говорящим названием "Интеллектуал, однако идиот". Думаю, если бы он был знаком с русской литературой, то воспользовался бы уже готовым солженицынским термином "образованщина", смысл которого примерно тот же.

Аббревиатура IYI уже успела укорениться в американской печати: это некий самонадеянный всезнайка, легко жонглирующий псевдонаучными, якобы политологическими или статистическими понятиями, хотя по большому счету он в науке ни хрена не понимает и путает ее с суевериями. Суеверия даже представляются ему более наукообразными. Образованец – типичный продукт нашего времени, когда государственные структуры растут как раковая опухоль. Где-то в середине XX века образованщина стала заметным явлением, но лишь сейчас достигла вершины своей общественной значимости. Образованца можно встретить везде, но особенно часто в таких специализированных институтах, как "мозговые тресты", средства массовой информации и университеты – короче, в экспертных сообществах. На производствах и предприятиях, где занимаются полезным трудом, их мало, там редко объявляют вакансии, которые могут занять IYI.

Не могу удержаться от искушения обильно процитировать памфлет Нассима Талеба, столь убийственно едкий, что любой пересказ его может только испортить: "IYI обычно считает ненормальными тех, кто делает нечто, чего он сам не понимает. По его глубочайшему убеждению, каждый должен руководствоваться прежде всего собственными интересами, а в чем они заключаются, он всем готов бескорыстно разъяснить. Особенно это относится к американским "ватникам" и британским мужланам, голосовавшим за "брекзит"... Политический процесс, по мнению IYI, бывает двух видов: тот, с которым он согласен, является демократическим, тот, с которым он принципиально не согласен, именуется популистским. На выборах, разумеется, будет голосовать за Хиллари, которая в его кругах считается меньшим злом. Любое другое мнение – суть проявление душевного заболевания...

В прошлом IYI свойственно было ошибаться всегда и во всем – в оценке сталинизма, маоизма, генетически модифицированных организмов, относительно Ирака, Ливии, Сирии, лоботомии, городского планирования, углеводородов, линейной регрессии, салафизма, величины "Р" (уровень статистической значимости. – РС). Но удивительным образом он всегда сохранял высокомерную уверенность в том, что его сиюминутное мнение является единственно правильным.


“Америка давно и безоговорочно устала от претензий самозванных властителей дум, запредельных циников, нашедших в холоднокровной Хиллари абсолютное выражение своего принципа"

"Интеллектуал, однако идиот" состоит в многих клубах ради получения членских привилегий; любит общественные науки; часто ссылается на статистические данные, не имея ни малейшего понятия о методах их получения; охотно участвует в литературных фестивалях; знает, что к мясу полагается пить красное вино, и презирает тех, кто пьет белое; раньше верил, что жиры вредны для организма, но недавно был переубежден в обратном; на всякий случай принимает таблетки против холестерина; не постиг смысла эргодической гипотезы, а когда ему ее объясняют, через минуту все забывает; когда разглагольствует о бизнесе, из принципа не пользуется словечками из языка идиш; приступая к изучению иностранного языка, первым делом осваивает грамматику, а не разговорный; у него всегда находится двоюродный брат, который лично знал кого-то, кто был знаком с британской королевой, не понимает, что между "псевдоинтеллектуалом" и "интеллектуалом" нет никакой разницы; если он не готов ответить за свои взгляды судьбой, непременно с важным видом вставляет сентенции о загадках квантовой механики в умные разговоры, никак не связанные с физикой. Простейшая примета, по которой вы легко узнаете этот тип интеллигентного идиота: он всегда вторичен, никогда и ничего не рождается в его собственной голове".

Кто-то скажет, что в этой слишком общей и слишком обидной характеристике может узнать себя практически каждый из нас. Но ведь хлесткое эссэ написано не вообще, а по случаю нынешних американских выборов. Это зеркало, причем совсем не кривое: в нем отражается коллективный портрет тех, кто не в меру горд своим недоказанным интеллектом. Таких можно назвать снобами, и это будет более по-русски, но суть проблемы от этого не меняется: Америка давно и безоговорочно устала от претензий самозванных властителей дум, запредельных циников, нашедших в холоднокровной Хиллари абсолютное выражение своего принципа. Это чувство хорошо выразил Оливер Кромвель, обращаясь к депутатам распущенного парламента: "Вы сидите здесь слишком долго, чтобы от вас можно было ожидать каких-то благих деяний. Мы вами сыты по горло. Ради всего святого, убирайтесь восвояси!" Сказано было в 1653 году, но сказано именно о них, о нынешних бесконечных циниках. Там жизни нет, оттуда мертвечиной пованивает.

А где же Путин в этой невзрачной картине? Путин в России. С Путиным – отдельный разговор. Определять свое отношение к президентским кандидатам, исходя из предполагаемых путинских умыслов – это не только глупость, но и способ, как стать реальным проводником этого самого влияния. Комментатор агентства "Блумберг" Леонид Бершидский вместил эту мысль в одно лишь заглавие своей статьи: "Я – россиянин и противник Путина, но Клинтон меня раздражает".

Но что же прикажете делать разумному существу при таких данностях? Нассим Талеб дает читателям вразумительный, но совсем не простой совет: руководствуйтесь в своем выборе родовым инстинктом, унаследованным от предков, здравым разумом, мнением вашей бабушки, в крайнем случае – мыслями таких авторитетов, как Монтень и другие классики. В отличие от новомодных лжепророков, их истины прошли испытание временем.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments