dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Долго думал, а я - кто?

В сущности, сбылась мечта Некрасова - крестьяне-сисадмины
несут с ярмарки, конечно, не Белинского и Гоголя, но Улицкую и Пелевина.


Я сейчас не читаю ни Улицкую, ни Пелевина. Когда-то читал, а сейчас не могу.
Не идет.  A кто такой Снегирев понятия не имею и не читал его букеровскую "Веру".
Читаю я в основном историческую литературу, а не художественную.
И Вам об этом рассказываю. Про марранов читал и рассказал. Про Бродского.
Посмотрел, какую же книжку художественную я прочёл недавно? Оказывается, книжку канадца.
Написал о ней здесь:
http://dandorfman.livejournal.com/1004110.html
Но теперь думаю, она авторская или не авторская?
Там автор пишет практически о себе, только имя заменил. Но с другой стороны, просто ведь написана, язык приличный, но ничего лишнего, никаких завитушек. А значит, как я понял из мыслей критика, не авторская.
Тем не менее, окончательно решил для себя, что я из крестьян, которые раньше были интеллигентами и читали Улицкую и Пелевина. А теперь, нет.
Тем более, что я стер себе руки в мозоли, пока вырывал сорняки на бек-ярде. И руки были при этом коричневого цвета, как у настоящего крестьянина.
Т.е. у меня - обратный эффект тому что описала Андреева. Там сказано, что крестьяне начали читать Пелевина и Улицкую. Правда, у нее там какие-то особые крестьяне-сисадмины. Не знаю, что это такое.
"Бытиё определяет сознание". Из-за прополки, сбора урожая и других крестьянских работ, перестал читать Улицкую и Пелевина.


Есть и бурно развивается у нас особого рода литература, в которой наш российский мир отражается самым специфическим образом - точечно и с той строго научной избирательностью, которая свойственна скорее социологическому опросу, нежели произведению художественному.
Сам метод был сформулирован еще Лениным.
Люди за сорок помнят детские конспекты статей "Партийная литература" и "Лев Тoлстой в зеркале русской революции".
Тогда речь шла о критике. В тмо смысле, что продвинутый рабоч...ий класс смотрел в глаза отечественной словесности неподкупным глазом носителя базовых общественных ценностей.
Класс смотрел и требовал соответствовать.
Словесность смущалась, но глаз не отводила, хоть соответствовать и не всегда получалось.
Теперь столь же пристальный взгляд в глаза стал свойственен самой литературе.
Улицкая, Пелевин, Сорокин, Снегирев и его букеровская "Вера", Дина Рубина - и так далее.
Литература очевидно классовая, очевидно внелитературная, являющая собой голос масс, какими бы замкнутыми в самих себе эти массы ни были.
Это литература полностью лишена авторства.
Она глубоко партийна по природе и механике создания.
Она выражает ценности и интересы, не выражая искусства.
Ленин ошибся только в одном.
Он-то наивно призывал выражать интересы рабочего класса. Но история распорядилаьс его идеями по иному.
Эта литература, взяв на вооружение метод, выражает интересы другой сословной группы.
Литература для авиаперелетов, скрашивающая часы ожидания в салоне эконом-класса. Литература, которая тут же растаскивается на анекдоты и цитаты.
Литература сословия, писомая от лица сословия, читаемая сословием и восхваляемая сословием.
В этом отношении идеи Ленина одержали полную и безоговорочную победу. Безымянная сословная масса заняла прочное место в кульутрном контексте. Она диктует ценности, она создает шедевры, она их потребляет и навязывает это потребление всему обществу в целом.
В сущности, подобная литература имеет чрезвычайно важное значение для соцологического исследования отдельных групп российской общественности.
Читая Улицкую, можно построить четкую шкалу ценностей гуманитарной интеллигенции. Читая пелевина - интеллигенции технической.
Каждый автор - не личность, но клуб.
Родоначальником жанра был, скорее всего, Довлатов.
Именно он ввел принцип - найди своего читателя и говори ему то, что он хочет услышать. Будешь в шоколаде.
Растиражированный принцип Довлатова одержал полную победу.
Литертура авторская издается крошечными тиражами и привлекает разве что знатоков и искренних любителей.
Но лавры отданы исключительно классовой литературе.
В сущности, сбылась мечта Некрасова - крестьяне-сисадмины несут с ярмарки, конечно, не Белинского и Гоголя, но Улицкую и Пелевина. Несут и искренне верят, что приобщаются к сакральному и вот-вот из крестьян перейдут в следующий социальный круг.
Бoюсь только, что их туда не возьмут. Классовая литература она такая.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 23 comments