dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Кто снарядил одно удачное плаванье?


http://www.pdfarchive.info/pdf/R/Ro/Roth_Cecil_-_A_history_of_the_Marranos.pdf

Благодаря моему одноклубнику с Кейп-Кода Оскару Хуторянскому, я прочёл очень интересную книгу, которую он порекомендовал.
Книга называется "История марранов".
Марраны, если кто не знает, это испанские и португальские евреи, которые перешли в христианство.
Неожиданно для меня, книга оказалась актуальной. Она написана, по-моему, для всех евреев, не только испанских и португальских. Для всех евреев, которые считали и считают сейчас, что им достаточно перейти в христиансто, принять ислам, вступить в КПСС, поменять фамилию и т.д. и т.п., короче сделаться как бы не евреями и их будущее, а так же будущее их детей и более далёких потомков, окажется безоблачным и счастливым.
В Хайянисе на Кейп-Коде есть синагога, куда ходит часть наших однoклубников, которые живут здесь постоянно. Они выросли в СССР и их вера в Б-га весьма проблематична.
Проще говоря, они - атеисты (во всяком случае, большинство из них). Но, при этом, они начали они посещать синагогу, рассматривая её как клуб для общения.
Представьте себе, общение получается очень неудачным. Все прихожане кроме них, что обычно для американских евреев, левые либералы. Дружно и без сомнений голосуют за Демократическую Партию. Часть из этих прогрессивных евреев осуждает Израиль за оккупацию Иудеи и Самарии, которые они конечно называют Западным Берегом.
Весьма осторожная политика нынешнего израильского руководства их не устраивает. Они считают нынешних израильтян оккупантами и очень прохладно относятся к Израилю.
Хоть, казалось бы, верующие люди должны заканчивать свою молитву словами "На следующий год - в Иерусалиме", реальный Иерусалим их не устраивает.
Они хотят быть верными ленинцами-сталинцами, обамовцами - клинтоновцами, настоящими советскими людьми принадлежать к прогрессивной Америке, а не к реакционной. Сегодня это значит: к Америке анти-израильской, анти-сионистской, и, давайте называть всё это прямо, Америке антисемитской. Когда один из моих одноклубников, которому всё это не понравилось, попытался с ними спорить, прогрессивная прихожанка прогрессивной синагоги на Кейп-Коде сказалa ему:

"Если Вам так нравится Израиль, почему Вы не уезжаете туда, а живёте в Америке?"

Почти все мы в СССР слышали так или иначе, в разных обстоятельствах примерно те же слова, которые, если отбросить варианты, звучали как:

Убирайся в свой ИзраИль!


А теперь "Убирайся в свой ИзраИль!" мы слышим от прогрессивных американских евреев, правда в вежливой форме. Не такой прямой, как в СССР.
Так вот, книга профессора Рота именно об этом. О том, что марраны чуть ли не полтысячи лет, с тех пор, как они перешли в христианство, оставались и для окружающих и для властей "жидовствующими". Более того, отношение к "жидовствующимся" было в чём-то хуже, чем отношение к тем, кто остался евреем. Тех, кто остался обычными евреями, по крайней мере не жгли на кострах Инквизиции.
Увы, эта основная мысль книги актуальна и в наше время.

Конечно, эту книгу надо было бы обязательно перевести с английского на русский. Всю, целиком. Но почему-то ни российские еврейские издательства, ни русскоязычные издательства в Израиле эту книгу не замечают. А зря. Если кто-то из российских евреев или израильтян, прочтёт эти мои строки и сможет поговорить с теми, кто имеет отношение к подобным издательствам, это стоит сделать. Я бы мог найти людей и деньги, чтобы напечатать эту книгу в Америке на русском языке, но мне самому не под силу полный перевод на русский, это для меня слишком большая работа. "Нету того энтузиазма." Поэтому я предлагаю только начало одной части этой книги. Этот кусочек я перевел.

Текст скопирован со страниц, начиная со 106-й:

CHAPTER XI

THE MARRANOS IN THE NEW WORLD

"In the same month in which Their Majesties issued the edict that all Jews should be driven out

of the kingdom and its territories in that same month they gave me the order to undertake

with sufficient men my expedition of discovery to the Indies."

WITH this significant passage, Christopher Columbus began his account of the expedition which led to the discovery of the New World.
He might have added, had t
he thought it worth-while, that he actually set sail within a day or two of the departure of the last of the Jewish exiles, and that the vessels which conveyed them were lying in the roadstead of Seville in close proximity, to his own little squadron.

The connection between the Jews and the discovery of America was not, however, merely a question of fortuitous coincidence. That epoch-making expedition of 1492 was as a matter of fact very largely a Jewish, or rather a Marrano, enterprise. There are grounds for believing that Columbus was himself a member of a New Christian family. It is, indeed, highly ironical that the patriotic attempts made today to claim him as' a Spaniard are mostly based upon an assumption that he was .a furtive member of the race which Spain was even then chasing from her shores. Less hypothetical is the case of others who participated in the great expedition. It was made possible by a loan which Luis de Santángel, Chancellor and Comptroller of the royal household, a great-grandson of Noah Chinillo, advanced (though not out of his own purse) to his royal master and mistress.
He was, as a matter of fact, the first person to listen to Columbus'
dreams seriously, and it is highly doubtful whether the Queen would have displayed any interest but for his intervention. Gabriel Sanchez, the High Treasurer of Aragon, who was another of the explorer's most fervent patrons, was of full Jewish blood, being a son of a con-verso couple, and a nephew of Alazar Ussuf, of Saragossa. It was to these two that Columbus addressed the famous letter first announcing the news of his discoveries.

Among Columbus's other patrons was Alfonso
de la Caballeria, member of a famous Marrano family, Vice Chancellor of Aragon. The only one of the high officials intimately concerned with the genesis of the expedition belonging to an Old Christian house was the royal secretary, Juan de Coloma, whose wife was however
descended
from the Jewish clan of De is Caballeria.

The personnel of the expedition was very similar in composition. There was Alonso de la Calle, whose very name denoted that he was born in the Jewish quarter. Rodrigo Sanches, a relative of the High Treasurer, joined the party as Superintendent at the personal request of the Queen. One Marco was the ship-surgeon; Mestre Bernal, who had been reconciled in 1490 for Judaizing, served as physician; and Luis de Torres, who accompanied the expedition as interpreter, was baptized just before sailing. The latter was, as a matter of fact, the first European to set foot in the new land (which had been first sighted by the Marrano sailor, Rodrigo de Triana), and is worth recording also as the first to make use of tobacco. [Recent research necessitates a modification of this statement.

Only Torres was assuredly of Jewish origin.] Those who had
favoured the enterprise naturally reaped some of the rewards. The first royal grant to export grain and horses to America was made in favor of Luis de Santángel, who may thus be reckoned the founder of two great American industries.[1] The Marranos (possibly, in part, in order to escape the attentions of the Inquisition) were quick to realize the possibilities of the New World and to transfer themselves thither as colonists. Thus Luis de Torres, the interpreter to the expedition, received large grants of land in Cuba, where he died.

Many others of his race followed him. Attempts were repeatedly made in after-years to
prevent New Christians and those penanced by the Inquisition, as also their descendants, from emigrating to the Indies. This was at the best difficult to enforce; while suspension was occasionally secured for financial considerations. Thus in 1509, in the composition arrived at in Seville between the conversos and the Crown, it was specifically stipulated that, in return for a payment of 20,000 ducats, the former were at liberty to go to the colonies for the purpose of trade for periods not exceeding two years. In 1518, Charles V, with characteristic zeal for the faith, ordered the royal officers at Seville to prevent them from embarking. After a prolonged struggle, they gained their point, and were again allowed to leave freely.
Among the
conquistadores who accompanied Cortes to the conquest of Mexico, there was at least one MarranoHernando Alonso, a smith by trade, of whom we have a picturesque glimpse, "hammering nails into the brigantines which served to recapture the city of Mexico," taking a personal share in the assault, and subsequently swaggering about in a belt of refined gold which he had exacted from the natives.

The nightmare of the Inquisition was not long in following the Marranos to the new home, the discovery of which had owed so much to their energy and enterprise. As early as 1515, a Marrano, Pedro de Leon, was brought back with his family from Hispañola to face his trial at Seville. Four years later, Apostolic Inquisitors for the American colonies were appointed by the Supreme Tribunal in Spain.

Among the earliest batch of victims was Hernando Alonso, the conquistador,
who was burned at the stake with another Judaizer in 1528, at the first auto held in the New World, a third person being reconciled at the same time. In 1539, a New Christian named Francisco Milian was penanced for the same offence.




Часть IХ. Марраны в Новом Свете.


"B том же месяце, в котором их величества издали свой эдикт об изгнании евреев из королевства и всех его территорий - в том же месяце они отдали мне приказ предпринять с достойными людьми экспедицию для открытия нового пути в Индию".


С этого знаменательного абзаца Христофор Колумб начал свой рассказ о экспедиции, которая привела к открытию Нового Света.

Он мог бы добавить, что связь этих событий имеет какой-то смысл, и что он на самом деле отправился в плавание в течение дня или двух после того, как Испанию покинул последний из еврейских изгнанников, а суда, на которых они уплыли, до этого находились на рейде Севильи в непосредственной близости к его собственной маленькой эскадре.

Связи между евреями и открытие Америки не было, однако совпадение во времени случайным не было.
Эта эпохальная экспедиция 1492-го года была на самом деле в значительной степени еврейским, или, вернее, марранским предприятием.

Есть основания полагать, что Колумб сам был из семьи новых христиан.
Ирония состоит в том, что патриотические попытки сегодня считать его испанецем в основном основаны на предположении, что он был именно новым христианином, т.е. маранном, тем, кого Испания продолжала преследовать, даже когда они её покинули.

(Здесь я уточню мысль автора следующим образом, общепринятое генуэзское происхождение Колумба испанскими исследователями оспаривается, они доказывают что родным языком Колумба был не итальянский, а испанский и что он - из семьи новых христиан. Вот цитата из другого источника:

"Целый ряд испанских исследователей, в числе которых Хосе Эруго, Цельсо Гарсиа де ла Риега, Отеро Санчес и Николас Диас Перес, пришли к выводу, что Колумб также был по происхождению марраном, скрывавшим свое происхождение, чтобы избежать репрессий".
Фердинанд и Изабелла деньги на экспедицию не давали. На самом деле кредит на эти цели на сумму 17 тысяч дукатов выделили два маррана и один еврей, сохранивший верность иудаизму: Луис Сантангель, Габриэль Санчес и дон Ицхак Абрабанель. Кстати, два письма, отправленных Колумбом в Испанию во время экспедиции, были адресованы вовсе не королеве Изабелле, а Сантангелю и Санчесу. В своих посланиях путешественник горячо благодарит «спонсоров» за поддержку.
)


Менее гипотетические сведения о других людях, которые принимали участие в подготовке экспедиции, а так же в ней самой.
Она стало возможной за счет кредита, который выделил Луис де Сантангель, министр финансов королевской семьи, правнук нового христианина Ноя Чинилло, приближенного (хоть не без помощи своих денег) к его королевским хозяевам.
Он был по сути первым человеком, готовым воспринимать мечты Колумба серьезно, и весьма сомнительно, что королева стала бы слушать Колумба, если бы не его покровительство.
Габриэль Санчес, Казначей Арагона, еще один ревностный покровитель Коломба, был этническим еврем полностью, будучи сыном родителей, перешедших в христианство и племянником Аллазара Юссуфа из Сарагосы.

Именно де Сантагелю и Санчесу Колумб написал знаменитое письмо, в котором вперые сообщил о своих открытиях.

Среди других покровителей Колумба был Альфонсо де ла Каббалерия, из знаменитого рода марранов, вице-канцлер Арагона. Только один из высокопоставленных чиновников тесно связанных с организацией экспедиции, принадлежал к семье "старых" христиан. Это был королевский секретарь Хуан де Колома, чья жена, однако происходила из того же клана этнических евреев де ла Каббалерия.

Состав экспедиции был тоже во многом из новых христиан. Например, Алонсо де ла Калле, само имя которого показывает, что он родился в еврейском квартале. Родриго Санчес, родственник казначея, участвовал в экспедиции в качестве суперинтенданта по личной просьбе королевы. Судовой хирург Марко, Еще один врач Местре Берналь, который только в 1490-м году смог оправдаться от обвинений в том, что он - жидовствующий, Луис де Торрес, сопровождающий экспедицию в качестве переводчика, был крещен непосредственно перед отплытием.
Последний был по сути первым европейцем, ступившим на новую землю (которую впервые увидел матрос-марран, Родриго де Триана), он же первый описал употребление индейцами табака.
Торрес был несомненно еврейского происхождения.

Те, кто принимал участие в организации экспедиции, естественно получили какие-то выгоды от этого. Королевское исключительное право на экспорт зерна и лошадей в Америку было дано одному из её спонсоров Луису де Сантангелю, который может таким образом считаться основателем двух крупных американских отраслей промышленности.

Марраны (возможно частично с тем чтобы избежать внимания Инквизиции) очень быстро поняли возможности, предоставляемые Новым Светом, если они станут колонистами. Луис де Торрес, переводчик экспедиции, получил много земли на Кубе, где он и умер.
Многие другие его соплеменники последовали за ним. Делались неоднкратные попытки в последующие годы помешать новым христанам, а так же их потомкам эмигрировать в Новый Свет. Это было нелегко сделать, исходя из финансовых соображений. Таким образом в 1509-м году было достигнуто соглашение между новыми христанами и Короной, где специально оговаривалось, что в ответ на выплату 20 тысяч дукатов, они получат свободу отправляться в Новый Свет для торговли, но на период не более двух лет.
А в 1518-м году Карл Пятый, который был ревностным католиком, приказал королевским чиновникам в Севилье, не допускать отправку новых христиан в Новый Свет. И только после продолжительной борьбы за право выезжать свободно, они наконец добились этого.
Среди конкистадоров, которые сопровождали Кортеса во время завоевания Мексики был как минимум один марран, кузнец по имени Фернандо Алонсо, по записи о нем мы можем составить представление об этом человеке. Он изготовлял крепёж бригантин, которые использовались при захвате Мексики и принимал личное участие в захвате. А потом получал свою долю добычи и впоследствии хвастался поясом сделанным из золота, которое он захватил у дикарей. Кошмаром Инквизиции было бегство марранов в новые земли, открытие которых было следствием их энергии и предприимчивости.
Уже в 1515-м году марран по имени Педро де Лион был возвращен обратно вместе с семьей из Эспаньолы (сейчас - Гаити) чтобы предстать судом в Севильи. Четыре года спустя апостолькие инквизиторы для американских колоний Испании были назначены Верховным Трибуналом Инквизиции.
Среди самых ранних жертв тот самый конкистадор Фернандо Алонсо, (а не надо было ему золотым поясом хвастаться) который был сожжен на костре с другим жидовствующим в 1528-м году на первом Ауто де Фе, состоявшемся в Новом Свете. И еще один обвиняемый в тот же период сумел с ними договориться. (Видимо все отдал).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments