dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Приятная неожиданность.


Это автор. Ни одной нормальной фотографии в Сети нет. Автор явно подражает Пелевину. И очки и композиция, все очень напоминает Виктора Олеговича. Почему автор скрывает свое личико, не знаю.
Биография его, хоть и краткая, но достаточно информативная, вот она:
http://transatlanticagency.com/clients/authors/craig-mclay/

Я читаю сейчас одну книжку, которая меня порадовала. Еще не дочитал, но пока я в восторге.
Во-первых, она хорошо написана. Прекрасный язык, но без всякого постмодернизма, читается легко.
Но это не самое главное. Главное то, что книжка написана моим, можно сказать идеологическим врагом, левым либералом, но большинство отдельных мыслей, которые эта вражина высказывает, мне близки и понятны. Более того, я их разделяю. В главном он, разумеется, не сдает позиций. Он - враг капитализма, больших корпораций, милитаризма и других пугалок.
Он против военных, за мультукультуризм, любит геев и детей разных народов, не без этого. Хоть сам он - белый мужчина не политкорректной, а реакционной сексуальной ориентации и даже не еврей. Т.е. тот, кто уже по этим двум фактам, враг Всего Прогрессивного Человечества. Он свою вину создает и старется соответствовать в главном, разделяя все прогрессивные взгляды. Но вот частности...
В частностях он беспощаден к своим идеологическим друзьям, когда просто описывает их.
Честный писатель почти на каждой странице в нём побеждает борца за светлое социалистическое будущее. И поэтому я понимаю, что он - не идиот, хоть и левый.
Это и есть приятный сюрприз. Иногда я думаю, что они все, или прожженные вруны, вроде Хиллари и всяких Вассерман-Шульц (Нашу двойную еврейку, судя по фамилии, схватили за руку, занималась она просто уголовщиной, если бы такое случилось в Республиканском Национальном Комитете, там бы была уже FBI, а на виновника уже найдели бы наручники, а этой - плюнь в глаза, божья роса) или идиоты типа Бенчика Сандерса и его поклонников, коих "тьмы и тьмы и тьмы".
Но вот попадется на глаза такая книжка и начинаешь верить, что и там есть достаточно умные люди.
Автор, его зовут Крейг Маклей, наш сосед, он - из Канады. Действие тоже происходит в Канаде. Но все реалии, как политические, так и жизненные, абсолютно идентичны, никакой разницы, кроме географических названий описываемых мест, нет. Половина героев, так или иначе связана с южным соседом. Кто работал в США, кто туда собирается переселиться ближе к теплу, скажем, во Флориду. Автор постоянно напоминает, что Канада - северная страна и жалуется на снег и холода.
Канада действительно с нашей страной уже давно составляет почти одно целое, не считая канадской медицины, которая бесплатная и плохая, а так же канадских лекарств, которые, хоть и аналоги и вовсе даже не канадские, а по производству - индийские, но неплохие. Поэтому, учитывая стоимость американских лекарств, миллионы американцев покупают канадские.
У них правда народ живет в основном беднее, но ненамного. И социализма у них действительно чуть больше, но опять же, ненамного.
Короче, все, что я читаю, по-моему, полностью соответствует действительности нашей страны, так же как и описываемой Канады.
Кстати, описывает он современную канадскую жизнь смешно, иногда, очень смешно. Дополнительный плюс книги.
Очень рекомендую, прекрасная книга.
Ну и несколько цитат, мне понравившихся, хоть их в сотни раз больше, понравившихся мне мыслей и описаний в этой книге.
(Я указываю страницы, потому что я читаю именно книжку, а не её электронную версию)

Почти все действие книги происходит в книжном магазине, её герои - работники магазина. Данте - хозяин и директор. Герой, от лица которого идет повествование, его заместитель, альтер эго самого Крейга Маклея. Он, как и Крейг, шотландец по происхождению. И тоже пишет книгу. "Книжная лавка", первый роман Маклея, изданный в 2012-м году.
Перед вами портрет недоучки, который мнит себя великим философом. Могу напомнить, что во Франции, которая ближе к Канаде, чем к США, благодаря франкоканадцам, философские факультеты есть в каждом сельском ПТУ, не говоря уже о Сорбонне и на них занимаются почему-то сотни тысяч бездельников. Армия философов, которая выпущена этими многочисленными сорбонами, давно превысила численность всей французской армии, во много раз превысила. Половина из них никогда не работала, а живет так или иначе на социальные программы. Все эти милионны философов в связи с со своим философским образованием, считают зазорным для себя паковать пакеты на кассе в супермаркете или работать на автозаправке.
В результате, они у кого-то сидят на шее, то ли у налогоплательщиков, то ли у дуры, которая их кормит, если философ еще сравнительно молод и привлекателен.
Этот философ всё-таки работает сам, в отличие от большинства его французских коллег по образованию.


Стр. 12

Направляясь в крошечный кабинет Данте, чтобы в очередной раз затронуть больную тему, чуть не спотыкаюсь об Эбенезера Чиппинга. Тот стоит на коленях перед серией «Коулс нотс», краткими изложениями произведений классической литературы. Эбенезер — школьный учитель на пенсии, вдовец, работает неполный день в вечернюю смену. Ужасно ворчлив, но лучше его в продаваемом товаре никто не разбирается. Остальные мистера Чиппинга побаиваются, уважительно называют «сэр». Я формально являюсь его начальником, поэтому обращаюсь к нему просто «мистер Ч.».

Единственный человек, относящийся к Эбенезеру Чиппингу безо всякого почтения, — Фермина Маркес, испанская эмигрантка, владелица находящегося через дорогу кафе «Оле». Она зовет мистера Чиппинга Эбби. Кажется, он в нее влюблен, но сам ни за что не признается, а спрашивать не собираюсь — опасно для жизни.

Зато свою легендарную ненависть к кратким изложениям Эбенезер не скрывает. Несколько раз ловил его на месте преступления — пытался вернуть все книги на склад или оставить для них как можно меньше места на полке.

— Добрый вечер, мистер Ч. Опять краткие изложения переставляете?

Эбенезер только хмыкнул:

— Самый страшный удар по литературе после телевидения. Проклятый Лоджи Бейрд.

Сзади кто-то робко пискнул:

— Но, сэр, как же Зворыкин?

Оборачиваюсь и вижу дреды Олдоса Швингхаммера. Олдосу лет двадцать с чем-то, исключен с философского факультета, тоже работает неполный день — по вечерам, иногда днем. Кожа у него белая, как у Дракулы, происходит он из славного рода известных швейцарских промышленников, но почему-то старается выдать себя за ямайского серфера — дреды, пестрые рубашки, сандалии с открытыми носами. Думает, что людей эксцентричных чаще считают гениями. А Олдос очень хочет, чтобы его считали гением. Намерен стать автором первого великого философского трактата XXI века.

— Чума на оба их дома, — перефразировав цитату из «Ромео и Джульетты», бормочет Эбенезер. — Иди-иди, нечего большевистскую идеологию разводить.

Но от Олдоса так просто не избавишься. Хватается за любую тему, в которой разбирается, — а ему кажется, что это все темы на свете. Вдобавок каждый разговор умудряется перевести на себя.

— Телевидение — главный предмет моей диссертации, — объявляет Олдос. Хотя самого при невыясненных обстоятельствах «попросили» из университета в середине первого года и до диссертации дело так и не дошло. — Считаю, что человек стремится к великим свершениям, когда осознает, что целых семь миллиардов людей даже не подозревают о его существовании. А телевидение и Интернет мою гипотезу только подтверждают. Я называю это аксиомой Швингхаммера.

Сократив отведенное под краткие содержания место практически вдвое, Эбенезер поднимается.

— Швингхаммер, ты балда. Аксиома — принцип, не требующий доказательств. А еще надеешься потрясти то немногое, что осталось от интеллектуальной элиты, своими бреднями, когда сам аксиомы с афоризмами путаешь.

Олдос улыбается — как ему самому кажется, снисходительно. Подобный фокус он проделывает часто. Этим Олдос хочет сказать: «Вы просто не в состоянии уяснить мою мысль». Но со стороны выражение лица выглядит бессмысленным. Не удивлюсь, если его когда-нибудь насмерть забьют дубинками во время крестьянского восстания в какой-нибудь слаборазвитой банановой республике.

— Уж вы-то, сэр, должны меня понять! — произносит Олдос. Потерпев очередную неудачу в стремлении шокировать всех своими интеллектуальными способностями, решил создать братство непонятых. — Вам ли не знать, как трудно донести до непросвещенной толпы свои идеи! Поэтому я здесь. Хочу понять обывателя, чтобы потом он понял меня.

Эбенезер тоже улыбается, но гораздо более уничижительно.

— Мальчик мой, ты здесь только потому, что в университете вместо трудов Канта поглощал психотропные субстанции. Не трудись, я сэкономлю тебе время. Обыватель — невежественный, ленивый, мелочный, зашоренный и легко убеждаемый. Не сомневаюсь: когда ты все-таки опубликуешь этот свой грандиозный опус, нынешнее поколение фигляров будет превозносить тебя как величайшего мыслителя после того психолога из телевизора, доктора Фила. Но боюсь, теория твоя, сколь глубоко она ни проникала бы в суть человеческой природы, будет вытеснена на последние страницы глянцевыми фотографиями Пэрис Хилтон без трусов и сияющего всеми зубами Брэда Питта.

Олдос пожимает плечами и спрашивает меня, какие будут распоряжения. Велю, чтобы убрал то, что плохо продается, — нужно освободить место для надвигающегося неумолимо, как цунами, праздничного завоза. Иначе через пару недель в буквальном смысле слова утонем в книгах. Олдос кивает и уходит. Отдавать распоряжения Эбенезеру не решаюсь. Он здесь работает дольше, чем я. Пусть проводит очередной вечер в бесплодных попытках уговорить работающих матерей среднего класса купить Хемингуэя или Менкена вместо Дэна Брауна, Дженет Эванович или истории отважной африканки, выжившей после женского обрезания, — в общем, чего-нибудь такого, что советовала почитать Опра в своем шоу. Труд Эбенезера тяжел и неблагодарен, но он несет этот крест с гордостью.


В русском переводе фамилия Эванович, в отличие от этого текста, на обложке выглядит как Иванович, если кто заинтересуется, кто она такая. Кстати, пишет даже лучше Дарьи Донцовой.


Про "Аватар" в точку. Я его досмотреть не смог. Не мог переварить синих хвостатых борцов с проклятыми белыми колонизаторами.

Стр. 26
Задумываясь над историей человечества, поражаешься, что почти все общепринятые представления оказываются заблуждением.

Например, раньше верили, что Земля плоская, что кровопусканием можно вылечить инфекцию, что «Аватар» — великий фильм и никакого плагиата на «Покахонтас» в нем нет, а мировая экономика тверда как скала. Видимо, человечество как вид вообще склонно ошибаться.



Автор описывает свои предпочтения. Мне они во-многом симпатичны:

Стр. 43

Привычка к одиночеству — вещь не врожденная, а приобретенная. Многие мои знакомые испытывают перед ним патологический страх. Себастьян, например, одновременно зарегистрирован на пяти сайтах знакомств и даже составил электронную таблицу, куда заносит информацию обо всех своих дамах — чтобы ничего не перепутать. Записывает, где они живут, где работают, какие анекдоты он им уже рассказывал и про что соврал, оценивает уровень внешней привлекательности, отмечает, видел их обнаженными или нет и устраивал ли совместный просмотр «Человека, который хотел быть королем» (любимый фильм Себастьяна). В общем, миллион подробностей. Пожалуй, в Excel он проводит больше времени, чем в обществе самих женщин.

Себастьян уговаривает меня последовать его примеру, но я в некоторой степени технофоб. Компьютер у меня есть, но старый. Купил шесть лет назад, по меркам высоких технологий это эпоха палеолита. Пользуюсь им для того, чтобы отправлять и получать письма. Но такое чувство, будто сейчас электронной почтой никто не пользуется — все общение происходит через социальные сети. Что касается мобильной связи, тут я держался стойко и приобрел телефон всего полгода назад, и то потому, что с городским были проблемы — линия барахлила. Телефонная компания объявила, что проблема не в них, а в нашем здании, предложила разобраться за пятьсот долларов. В ответ объяснил, куда они могут засунуть свое любезное предложение. Мой мобильный телефон — это просто телефон, и все. Не подсоединен к Интернету, не оснащен фотокамерой, зато с его помощью нельзя узнать, какие кафе я предпочитаю (кто только придумал чекиниться?..) и сколько государственных тайн выложил на сайт WikiLeeks.

Только не подумайте, будто я враг прогресса. Просто современные технологии развиваются так быстро, что за ними не угнаться. Моя стратегия — дождаться, чтобы предмет действительно показал себя как вещь нужная и полезная, а не как очередной дорогой остромодный аксессуар. Почти вся моя музыка до сих пор на дисках. Фильмы на компьютере не смотрю — впрочем, не из принципа, а из-за маленькой скорости. Когда кино загрузится, все равно уже пора будет переезжать в дом престарелых. Книги читаю только на бумаге.

Одно время поговаривали, что ридеры вытеснят с рынка маленькие магазины вроде нашей «Книжной лавки», но пока никаких признаков этого не чувствуется. Наоборот, в этом году по сравнению с прошлым продажи у нас выросли. И это прекрасно — печально было бы осознавать, что через какие-то десять лет места, подобные «Книжной лавке», исчезнут. Хотя к тому времени, вероятно, закончится нефть и растают ледники, а те части планеты, которые не уйдут под воду, будут населены племенами варваров, разъезжающих на вездеходах на солнечных батарейках и воюющих за газовые месторождения.



Это описание бездельника, который ищет себя на деньги, которые заработали близкие родственники. В жизни, это даже не мамино-папины деньги, а в основном, деньги бабушки. Таких в нашей стране около пяти миллионов, внучков, которые, если им не нужна ежедневная доза, могут всю жизнь не работать, по-скромному им миллионов десяти, что оставила бабушка, хватит.
Зато все эти внуки верят в социализм. Они правда этот этап сами уже прошли и живут благодаря бабушкиным деньгам при коммунизме.

Стр. 57.

— Вот именно, — кивает Данте. — Здание принадлежит Синтии и Марти Акерман, это они основали «Книжную лавку» более тридцати лет назад.

— Неужели владельцы хотят продать магазин? — пугается Леа. Да, неприятно узнать, что вот-вот потеряешь работу, которую только нашла.

— Проблема даже не в этом, — возражает Данте. — Несколько лет назад у Марти случился инсульт, и с тех пор он считает, что каждый день — седьмое июня 1976 года. Он сейчас в лечебном центре, но сам думает, что в клубе — там даже в покер играют. Синтия ни за что не продаст задание, сколько бы ни предложили, но и у нее здоровье уже не то. В прошлом году сломала бедро и с тех пор поговаривает о переезде в Орландо: мол, зимой там льда меньше.

— Если это случится, — подхватываю я, — магазин перейдет под контроль к их детям, а те к магазину никаких родственных чувств не испытывают, за новый айфон и ящик пива в секунду продадут.

Детей у Акерманов двое — Уолтер и Мод. Уолтера исключили из двух университетов. Из первого — за то, что появлялся на занятиях пьяным, из второго — за то, что вообще на них не появлялся. В прошлом году уехал в Индию «искать себя», но, видимо, не нашел и вернулся обратно без вещей и денег. С тех пор живет в подвале у матери, основное занятие Уолтера — с нетерпением дожидаться, когда родители наконец прикажут долго жить.


Есть и технические ошибки у Крейга. В частности, он описывает девушку, которая судя по описанию - русская, хоть и приехала из Эстонии. Свою дочку она назвала Наташей.
Увы сама она по Крейгу - Миша. Он почему-то считает, что "Миша", это русское женское имя.
Когда в каком-нибудь голливудском бреду на псевдорусскую тему появляется княгиня Гришка и княгиня Мишка (сам смотрел как-то одним глазом эту фильму) то им простительно.
Но Крейг, явно талантлив и эрудирован, откуда голливудская Миша? Нехорошо-С!

Вот здесь про Мишу, стр. 8

К счастью, я за этот отдел не отвечаю, но последние несколько месяцев неофициально занимаюсь еще и «детьми», потому что менеджер, Миша, ушла в декретный отпуск и выйдет ли на работу — неизвестно.

Миша недавно родила девочку весом меньше трех кило, которую назвала Наташей. Надо заметить, Наташа ни капли не похожа на мужа Миши, немца Гельмута, зато поразительно напоминает торгового представителя «Хакамото букс», низкорослого нигерийца по имени Саймон. Он что-то слишком часто заходил к нам узнать показатели по продажам — особенно учитывая, что японская эротика в нашем магазине представлена всего парой экземпляров. Все знают, что Миша ушла от Гельмута, увезла дочку на свою историческую родину, в Эстонию, и возвращаться пока не планирует.

Я пока прерываю цитирование. Если Вам будет интересно, покажу по мере продвижения вперед еще что-то интересное, но лучше всего почитайте "Книжную лавку" сами.
Она есть в электронном варианте:

http://flibusta.is/b/407094/read
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments