dandorfman (dandorfman) wrote,

Послушай и вспомни

(Песенник)

Тем, чья молодость пришлась на шестидесятые


Кадр из фильма “Старики на уборке хмеля.”

Часть четвертая: Наши девочки.

Песня первая: "Когда девчонке восемнадцать." Таня и Лена.

Значок Джоан Байез.

Эта короткая часть (состоящая всего лишь из трех глав) будет, в основном, не о Роке в нашей жизни, а просто о нашей жизни во второй половине шестидесятых. Вспомню и песни и даже два культовых кинофильма тех лет, так что без видеоклипов читатель не останется. Тем не менее, здесь будет больше о девочках, чем о Роке, отсюда и название части.Написана она может быть только сейчас, когда прошло довольно много лет. Ведь речь пойдет о тех, кто так и не стал нашими женами. Но, за давностью лет, наши жены, разумеется, никаких претензий к нам иметь не будут, тем более, что происходили описываемые события до их появления в нашей молодости.

Кроме тех, кто был нашими подругами, речь пойдет и о моем общем восприятии девочек нашей юности. Т.е., название части в расширительном смысле могло бы звучать, как "Девочки Одессы шестидесятых.", но "Наши девочки", по-моему, звучит лучше.

Как и в одном из предыдущих глав нашего проекта, главным героем двух глав этой части, помимо девочек Одессы, будет Элвиз.Ставить каждую из глав части я собираюсь с перерывом в один день. Потому что написана часть уже полностью.

Итак...

Разумеется, не музыкой единой жили мы в те годы. "В жизни раз бывает 18 лет". И 16, кстати, тоже. Как вы помните из предыдущих глав, Элвиз довольно рано стал одним из Королей Бульвара. И точно так же рано возле короля появилось несколько девочек, которые претендовали на роль королевы при нем.
Каждая из претенденток была красивой. Правда, по-своему. Каждая из них была достаточно яркой личностью. Впрочем, в Одессе тех лет трудно было найти унылых и серых девчонок, юноши с такими свойствами попадались чаще. Надеюсь, что и сегодня молодые женщины Одессы, по Высоцкому:

Все скромны, все - поэтессы,

 

Все умны, а в крайнем случае - красивы.

Во всяком случае, Владимир Семенович был прав, когда пел так о временах моей юности. Красивыми были почти все.
Таких ярких лиц, как на улицах Одессы, я не встречал ни в одном городе мира, где побывал.
Взять хотя бы признанный центр мировой женской красоты, Париж.
Когда я там ходил по улицам, то понял, что Евгений Евтушенко меня надул. Я приехал в Париж, повторяя про себя стихи Евтушенко из журнала "Юность", 1961-го года. Стихи, которые я помнил всю жизнь:

Что за девочки в Париже, черт возьми.

Да черт он с удовольствием их взял бы.

Они так ослепительны, как залпы,

Средь фейерверка уличной войны.


Войны за то, чтоб царственно курсируя.

Всем телом ощущать, что ты - царишь.

Войны за то, чтоб самой быть красивою.

За то чтоб стать "Мадмуазель Париж".


Вон та, та, с голубыми волосами.

В ковбойских брючках, там, на мостовой.

В окно автобуса по пояс вылезаю,

Да так, что гид качает головой....

Скорее всего, автобус с Евтушенко ехал слишком быстро, если ему все эти красавицы привиделись из окна автобуса. Поэт, что с него взять? Автобусные впечатления дополненные поэтическим воображением. Я не ездил, а не спеша ходил по улицам Парижа. У меня было время разглядеть. И я не увидел ни одной, чьи черты лица или завораживающие формы тела заставили бы меня ломать себе шейные позвонки в восхищенном повороте головы, когда сотни парижанок проходили мимо.
Вот именно, МИМО. Они все проходили мимо меня и моего мужского естества. Смотреть было не на кого.
Ну, разве что, иногда действительно попадались экземпляры, могущие заинтересовать тех, кто в обычной, а не профессиональной жизни женщинами, как правило, вообще не интересуется. Я имею в виду модельеров. Таких девушек я называю "ходячими вешалками", на них удобно повесить одеяния любого фасона, самого нелепого. Все что угодно будет с "ходячих вешалок" ниспадать, а не обтягивать. Потому как обтягивать в этих девушках совершенно нечего. Рост у них - гренадерский, зато формы не требуют ни одной вытачки. Все выпуклости, к радости модельеров у них отсутствуют.
Таких - видел. Но оглядываться на них? Ну, разве что, с жалостью.
Про ослепительность, упомянутую Евгением Александровичем, тоже не может быть и речи. Никакая косметика лицам проходящих мимо меня парижанок не помогала. Всех их только в разведшколу. Никто не запомнит и не вычислит в толпе. Впрочем, тут я ошибаюсь, в отличие от шпионов, шпионки должны, как раз, ослеплять, это их основное оружие в их нелегкой работе. Ослепить лоха и получить требуемые сведения. Так что в разведшколу парижанки тоже не годятся.

Зато одесские девочки моей юности поражали меня буйством красок и буйством форм. Мы все были немного избалованы обилием окружающих нас красавиц. И ценили в них, поэтому, не только внешность, но и другие достоинства, со внешностью у них было все в порядке. Однако, попробую перейти на личности, хоть и рискованно, но через столько лет...

Некоторое время на роль королевы при Элвизе претендовали две блондинки, Таня Ященко и Лена Пашина. Несмотря на сходный цвет волос, во всем остальном они были почти прямо противоположны друг другу. Таня - длинноногая, с прямыми волосами, красиво ниспадающими на плечи, лицо Северной Богини из древнегерманских мифов. Но излишней мощи присущей красавицам из опер Вагнера у нее не было. Все было при ней, как говорят в Одессе, но и стройность - тоже. Отличалась она еще несколько загадочным взглядом, устремленным вдаль, и улыбалась она не так часто, как обычная одесситка, как правило, обладающая веселым нравом. Несмотря на блондинистость, в ней было что-то от женщины - вамп, хоть таким женщинам полагается быть брюнетками.

Другая блондинка, Лена Пашина, была девушкой миниатюрной, с очень красивым кукольным личиком, огромными ресницами, яркими голубыми глазами и тончайшей талией. Но, несмотря на миниатюрность и тонкую талию, выпуклости у ней были именно там, где им следует быть. Волосы у нее были не прямые, а завивались мелкими кудряшками. Ну и, наконец, характер у нее был по-настоящему одесский. Там, где Таня улыбалась одними губами, Лена -хохотала. Использую в качестве сравнения затертый штамп: "Ее звонкий смех разносился по Бульвару серебристыми колокольчиками". Тем не менее, он достаточно точно выражает наше впечатление от ее смеха. Каков умственный потенциал женщины-загадки, женщины-вамп, никто толком не знает, поэтому я не могу точно сказать, что Таня была умна. Зато Лена была умницей, вне всякого сомнения. Ей были под силу и неожиданные реплики, от которых мы покатывались от хохота, и едкая ирония, растворяющая не угодившего ей собеседника в "царской водкe" ее слов, и почти мгновенное понимание сложной ситуации с правильной реакцией на нее. В общем, на роль королевы она, по-моему, больше подходила.
Узнав по подготовке книги, Элвиз прислал мне фотографию уже из нынешнего времени.
Он побывал несколько лет назад в Одессе и сфотографировался как раз с одной из героинь моего рассказа, Еленой Кудрявцевой (Пашиной).
Вот так персонажи главы выглядят в двухтысячных:


Блондинка слева, у которой в руках что-то с футбольной символикой - Лена.
Блондинка справа, жена Элвиза, Света.


Но вот Элвиз...
Он был слишком добрым парнем. Нет, не бабником, коллекционирующим победы, а просто добрым к своим девочкам.
И произошло то, что могло в такой ситуации произойти. От него довольно быстро отвернулись обе, так как он не хотел обидеть ни одну из них. В результате они и решили, что он не нужен ни одной.

 

Во второй половине этой главы я хочу снова вернуться к рок-музыке, но, на этот раз, музыке из фильма. Вспомнить культовый фильм середины шестидесятых, который сегодня забыт. Именно из этого фильма - песня, давшая название главе. Фильм - о роке, о нашем поколении, героям его столько же лет, сколько было тогда нам, о любви нашего поколения и нашем отношение к миру взрослых, тех взрослых, которые мешали любви. Нашем, потому что герои фильма жили в одинаковом с нами идеологическом пространстве, хоть фильм был снят не в СССР.

Я вынужден напомнить молодым людям, заглядывающим в мой ЖЖ, что тогда мы жили в так называемом "Социалистическом Лагере". Название "Лагерь" хорошо подходило странам, которые в него входили, правда, на Западе этого Лагеря после смерти Сталина и Венгерского Восстания вертухаи чуть присмирели и вышки не так бросались в глаза.
Тем не менее, внутри всего "Лагеря" проблемы были сходными, хоть к Западу от советской границы власть уже не так давила поколение рок-н-ролла, во всяком случае, до прихода советских танков в Прагу.
И именно там, в Чехословакии 1964-го года, появились два культовых фильма, которые рассказывали о нас, восемнадцатилетних. И мы узнавали в молодых чехах себя. Кроме того, один из этих фильмов был первым в социалистическом лагере фильмом, в котором, о ужас, четверо парней, один из которых - с длинными волосами, играли Биг-Бит.
В советском прокате фильм назывался - "Старики на уборке хмеля".
Его оригинальное название просто "Старики на хмелю", оно короче и точнее, потому что соответствует, скажем, советскому выражению "На картошке". Именно так называлась посылка студентов в осеннюю деревню для уборки урожая картофеля. И не только студентов. Посылали горожан на уборку с заводов, НИИ, в общем, отовсюду. (Ну, разве что, за исключением КГБ и Милиции)
Хоть часть урожая все же сгнивала на полях, если урожай был большой. Разумеется, посылали не только "на картошку". Под Одессой часто не успевали убрать помидоры. И нас неоднократно посылали "на помидоры". А вот в тогдашней Чехословакии без помощи горожан не успевали убрать хмель.

 

Я не совсем понимаю, почему его купили, этот фильм, но мы увидели его в 1965 году, когда мне было 18, так же, как героям фильма.Представляете, первый полнометражный фильм с Битлс,
A Hard Day's Night появился в 1964-м году, и уже в том же 1964-ом, на экране гремели гитары социалистического рока. Чехословакия защитила честь Восточной Европы в один год с англичанами выпустив художественный фильм, в котором звучал Биг-Бит. Впрочем, мы знаем, что чехи доигрались до танков в 68-м, но они об этом тогда не догадывались. Поставил "Стариков" Ладислав Рахман.Вот кадры из фильма и его заглавная песня:

На экране во время ее исполнения шли титры русского перевода.
Самыми запоминающимися из этой песни были слова:

Когда девчонке - 18,
А парню 20 - 2,
Они не любят признаваться,
Чем им забита голова.

В
о всяком случае, я их помню до сих пор. Еще одну песню из "Стариков" я тоже хорошо помню:

Ты можешь жить легко,
Но будь хитрей соседей.
Приняв закон такой,
Не пропадешь на свете.

Впадают в детство тут,
Все те, кто стар годами.
А юные зовут
друг друга - стариками.

Такие песни в СССР запело только поколение рокеров 80-х.
Чешские Викторы Цои обогнали российских почти на двадцать лет.
Я тогда тоже под влиянием "Стариков" сочинял что-то подобное.
Мне даже Гара в этом году напомнил мой текст, о котором сам я забыл: Вот мой текст 1966-го года, который вспомнил Гара: 

Одевайся, как все одеваются,
Подстригайся, как все подстригаются,
Песни пой - те, что каждый поет.
И люби то, что любит народ.

Делай деньги, Без них пропадешь,
Деньги сами тебя не найдут.
Так живи, как другие живут.
И без бед твои годы пройдут.

Если летом, в ночную жару,
Духота тебя будет душить.
И надумаешь ближе к утру,
Что пора эту жизнь изменить.

Повернись-ка на правый бок,
Постарайся спокойно уснуть.
И поменьше думай, дружок.
Будет легким твой жизненный путь. 

Из этих неуклюжих слов видно, что мои взгляды были тогда вполне левыми. "Делать деньги", в  моих глазах было занятием, достойным, осуждения. Что вы хотите, мы же тогда равнялись на наших кумиров из Англии и Америки, а они все как один были левее официальных коммунистов. Я тоже был левее официального советского коммунизма, более того, его советскую версию я уже тогда не любил и презирал. Кроме того, нам полагалось вместе с американскими и английскими рокерами протестовать против войны во Вьетнаме. Они ведь были мирниками, мы - тоже.
И о чудо, к нам в Одессу приехала в самом конце шестидесятых одна из главных американских мирниц и протестанток, Джоан Байез. Взгляните, какой она тогда была красавицей:



А вот одна из песен, которую она пела тогда:


В этой песне, которую вы посмотрели, Джоан Байез поет и такие слова.

 

I've learned to hate Russians
All through my whole life
If another war starts
It's them we must fight
To hate them and fear them
To run and to hide
And accept it all bravely
With God on my side.

 

Понятно что советскому начальству очень они нравились. Так что ее признали своей, как же не признать, и позвали на гастроли.

И вот я в Зеленом театре на ее концерте.

 

Их  на сцене было трое, Джоан пела вместе с двумя мужиками. Только микрофоны и акустические гитары. Ударных не было. Пела действительно здорово. Я обалдел от счастья, а после концерта прорвался через заслон гебистов к ней и начал что-то лопотать на своем диком английском. Тем не менее, наши товарищи уловили, что я говорю вполне правильные вещи и перестали меня оттаскивать от нее, а наоборот, предложили говорить спокойно и на русском,  а они будут ей переводить. Ну я и выдал ей, что мы на ее стороне в борьбе против консерваторов, сторонников продолжения войны, мы восхищаемся американской молодежью, которая активно протестует, мы - за сенатора Макговерна, который был кумиром левых, кандидатом от Демпартии, против проклятого правого республиканца Никсона, и желаем победы всем прогрессивным силам Америки.
(Кстати, потом сенатор Макговерн, который шел на выборы с лозунгом немедленного прекращения войны во Вьетнаме, с треском проиграл Никсону, он набрал смехотворных 38 процентов, так что вопли мирников остальная Америка слышала довольно слабо)
Джоан сильно обрадовалась, услышав такие речи, расцеловала меня, а потом
подарила мне значок в виде большой пуговицы, (тогда они только входили в моду и были предметом мечтаний продвинутой молодежи) на котором были две надписи. Одна появлялась, если смотреть на него с одной стороны, а другая, если с другой.
С одной стороны там было написано
I want Democrats! (Я хочу Демократов.)
А с другой:
Dont blame me! (Не осуждайте меня.)
Почти все, кто видел его на мне, воспринимали его не как предвыборный значок Демократической Партии, а как требование демократии вообще. Поэтому, несмотря на мою просьбу не осуждать меня за мои желания, выраженную в другой надписи, многим из видевших надпись хотелось со мной разобраться. Да и просьбы "не осуждать" по причине незнания языков они не понимали, а вот страшное слово похожее на "демократию", понимали.
Этот значок мне сослужил плохую службу, во многом, благодаря ему, я попал на Бебеля 12, (Там было УКГБ) где меня допрашивал Валерий Пшеничный, который уже в двухтысячных дослужился
до И.О. Председателя Верховного Суда Украины. 

(Растут люди, неплохую карьеру сделал молодой лейтенант Госбезопасности, который бил меня по почкам в конце шестидесятых)
Впрочем, это уже совсем другая история, не буду в нее углубляться.

Вернемся к чешским фильмам 1964-го.
Второй фильм о восемнадцатилетних снял тогда, в Чехословакии, Милош Форман. Этот фильм его прославил. Назывался фильм "Черный Петер." "В Черном Петере" еще не гремят гитары, но зато как там танцуют твист!
Впрочем, посмотрите сами:

Знаете, мы тоже так танцевали и наши девочки смотрелись не хуже.

 

Любопытный казус произошел с сознанием тех, кто тогда жил, но уже многое путает за давностью лет.. Когда я готовил эту главу, то обнаружил, что многие известные люди считают "Старики на уборке хмеля" работой Милоша Формана. В частности, об этом говорит Галина Волчек, которая в рассказе о том, как она чуть не раздавила Милоша на какой-то пьянке, именно его называет режиссером этого фильма. Вот что она говорит:
http://www.peoples.ru/art/theatre/producer/volchek/interview4.html

По-моему, к тому моменту Форман успел снять лишь мюзикл "Старики на уборке хмеля", до "Кукушки" было еще далеко...
==================
Но что Волчек, театральные вообще мало что помнят, кроме пьес, которые они играют или ставят, это они обязаны помнить, одним суфлером не обойдешься.
Такой авторитетный источник, как Википедия тоже называет Формана режиссером "Стариков". Впрочем, перлы из этой статьи о Формане вообще отличаются редким идиотизмом. Посмотрите, что там написано:
===========

В чешский период снимал сатирические комедии («Старики на уборке хмеля»), исследуя жизнь простых людей в повседневном существовании, иронически изображая их странности и причуды. Эти качества отчасти свойственны и первым фильмам его американского периода — «Отрыв» (1971; Золотая пальмовая ветвь Каннского кинофестиваля) и «Волосы» (1979).

===========

Это бред. Не только потому что Форман не был режиссером "Стариков". Ни "Старики" ни "Волосы" не были комедиями.
"Волосы" можно считать трагедией, потому что в фильме погибает во Вьетнаме Бергер, друг главного героя Клода.. Что здесь комедийного, убей меня, не пойму?
"Старики..." это драма. Там никто не погибает, но главным героям, Филиппу и Ганке, приходится туго.

Кроме того "Волосы" рассказывают о жизни хиппи. Почему же автор статьи в Википедии несет что-то о "жизни простых людей в их повседневном существовании"? Существование хиппи было явно не простым и мало похожим на жизнь простых людей. Неужели те, кто занимается отбором материалов в Викпедию ничего не знают о таких элементарных вещах, если пропустили этот бред?

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 26 comments