dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

К семидесятилетию принятия Резолюции ООН №181 (UPDATE)

(Окончание. Начало в предыдущей записи)


Микки Коэн, гангстер-сионист.

Но вернемся в 1947 год.

Вооруженное сопротивление подпольной израильской “армии”, особенно её ревизионистской части (Иргун и “банда Штерна”, более известная вне США под названием — Лехи) британскому мандатному режиму к весне 47 года измотало моральный дух оккупационной (так ее видели все большее число стран) британской 100 тысячной военной группировки.

По существу, в чисто полицейском смысле контроля территории, “война” с евреями была проиграна. Финансовые и материальные возможности Британии после Второй мировой войны в усилении или даже в простой поддержке своих военных в Палестине были исчерпаны. Политическое давление единственного реального союзника и кредитора — США — только усиливалось. Общественное мнение в западных странах после нескольких заявлений Трумэна и — особенно — после фиаско “Эксодуса” было все более антибританским. СССР в своей послевоенной политике, желая поссорить Англию и США и ошибочно полагая, что Еврейское государств на Ближнем Востоке станет советским сателлитом, уже весной 47 года решил выступить заодно с США.

Евреям Палестины чрезвычайно повезло, что все эти факторы совпали в очень удачное время. Уже через год, после начала дикой антисемитской кампании в СССР, позиция Сталина претерпела существенное изменение. Уже к концу 48 года совершенно новая динамика Холодной войны заставила бы Трумэна более внимательно прислушаться к антисионистским доводам Госдепартамента и министерства обороны[2]. Именно это невероятное по одновременному совпадению таких различных факторов стратегическое преимущество, хотя и полностью заработанное непрерывной тяжелой дипломатической, военной и террористической борьбой против Британии, стало фоном, на котором происходила тактическая борьба между странами, Ишувом, еврейскими организациями Запада.

Эта борьба более подробно описана мной в недавней статье в “Еврейской старине № 3“, октябрь 2017

Добавлю несколько деталей.

Свою первую тактическую схватку Ишув и представляющее его Еврейское Агентство, а также американские сионистские организации проиграли вчистую. Речь идет о составе UNSCOP. Еврейское Агентство предложило, чтобы в состав Комиссии вошли “реально” заинтересованные страны, а не второстепенные, независимые, никак не вовлеченные в исторический конфликт в Палестине. Сионисты ожидали, что решение такой не авторитетной Комиссии будет чисто академическим, приведет только к затяжке времени, а практическое решение все равно придется принимать американцам, англичанам и другим “серьезным” странам. Столкнувшись с решительным несогласием США, которые были убеждены, что только решение независимой Комиссии будет иметь авторитет в ООН и получит поддержку мирового общественного мнения, Еврейское Агентство совершило вторую серьезную ошибку.

Не ожидая решения в пользу “партишен”, Агентство предложило для обсуждения на Генеральной Ассамблее резолюцию, обязывающую Британию полностью выполнять положения Мандата. Это были старые требования убрать ограничения иммиграции и продажи земли в Палестине. Опять США категорически не согласились. Дин Ачесон, зам Госсекретаря США, терпеливо объяснял Моше Шертку (Моше Шарету) и другим представителям Ишува, что США бесконечно долго пытались добиться от Британии того же, но Британия никогда не соглашалась и никогда не согласится с этими требованиями. Положительное решения для сионистов, по мнению Ачесона, возможно только если полностью вывести Британию “за скобки” любой резолюции.

Сами англичане очень скоро подтвердили мнение Ачесона. После утверждения состава Комиссии, в которую вошли 11 человек из нейтральных стран на территориальной (географической) основе, представитель Британии в ООН Кадоган (Cadogan) выступил с заявлением: Британия не будет проводить в жизнь любое решение Комиссии, которое она (Британия) не согласует, которое не будет соответствовать ее национальному сознанию (conscience). Кроме того, Британия не будет участвовать в любом “силовом” решении, которое не устроит евреев или арабов.

К счастью, предложение Агентства потеряло всякий смысл после выступления Кадогана, но ещё в большей мере после совместного заявления арабских стран, в котором арабы потребовали в качестве решения Комиссии немедленное прекращение условий Мандата и принятия ООН Декларации Независимости Палестины, то есть, создания арабского Палестинского государства. США в очень резкой форме заявили протест, после чего арабы отказались от какого бы то ни было сотрудничества с Комиссией. В такой нервной обстановке 1 мая 1947 года UNSCOP начала работу, предписанную ей ООН.

Члены Комиссии во время посещения Вены

Члены Комиссии во время посещения Вены

Интересно на полях дипломатической истории вспомнить о сложных отношениях между еврейскими организациями Америки из-за различного отношения к вооруженной борьбе против Англии в Палестине и все более ухудшающихся в то время отношениях между американскими евреями и Англией.

В Палестине 1947 год был пиком активности Иргуна и “банды Штерна” (Лехи), двух ревизионистских групп, которые боролись с англичанами… террором, если называть вещи своими именами. Несмотря на призыв Бен-Гуриона и других руководителей Ишува, Менахем Бегин, руководитель Иргуна, решил не прекращать активность организации во время работы UNSCOP. Его друг и почитатель — Бен Гехт (Ben Gecht), один из самых известных голливудских сценаристов 30-40-х годов, журналист, писатель, яростный сторонник американской радикальной сионистской группы Питера Бергсона (которого по рождению звали — Хилель Кук, он был племянник известного рава Кука)[3], купил целую страницу для рекламы во влиятельной нью-йоркской газете New York Post. 14 мая 1947 года (случайное совпадение — в этот же день А. Громыко выступил с речью в ООН в поддержку суверенного еврейского государства) газета вышла с рекламной страницей “Письмо к террористам в Палестине”. Частичное содержание “письма” было таким:

“Мои бравые друзья, евреи Америки с вами… Каждый раз, когда вы взрываете британский арсенал, или взламываете стены британских тюрем, или посылаете к небесам очередной британский состав, или грабите британский банк, или просто уничтожаете британских предателей и захватчиков вашей земли — каждый раз это праздник сердца для американских евреев…”. (Обычно на этом заканчивают цитирование “письма”, но дальше, после “праздник сердца для американских евреев” шло следующее: “Не для всех евреев, конечно. Многие совершенно безразличны к происходящему. Среди них, к сожалению, практически все богатые евреи Америки, все важные и влиятельные, почти все руководители еврейских организаций, которых американские газеты называют “еврейскими лидерами”. Они — против…. Братья, не вешайте нос, наши деньги уже идут к вам”). Полностью “Письмо” .

Англичане были вне себя. Английский посол протестовал в заявлении Госдепартаменту, утверждая, что это “письмо” прямо призывает к убийству английских солдат.

Страница в Нью-Йорк Пост с “Письмом к террористам Палестины”

Страница в Нью-Йорк Пост с “Письмом к террористам Палестины”

Бен Гехт

Бен Гехт

Бен Гехт, писатель, журналист, самый известный сценарист 30-40- годов, автор сценария культового фильма “Унесенные ветром” и десятка других знаменитых фильмов и пьес, активнейший сионист и спонсор Иргуна, друг Бегина. Один из кораблей, нелегально перевозивший евреев в Палестину, был назван “ Бен Гехт”. Гехт умер в апреле 1964 года, на его похороны из Израиля прилетел Менахем Бегин и выступил с большой прощальной речью.

Не меньше шума в Америке и Англии произвел один случай добровольно-принудительного сбора денег в пользу Иргуна. Это было знаменитое событие в популярном ночном клубе Slapsy Maxie’s на голливудском бульваре Wilshire, где собралась странная компания еврейского бомонда, людей “андерграунда”, игроков, жуликов, политиков, голливудских звезд и других “важных” людей Лос Анджелеса. Инициативу на этот раз — в помощь Гехту — взял известнейший лос анджелесский гангстер Микки Коген (Mickey Cohen), рожденный в религиозной еврейской семье выходцев из Киева, убийца, рэкетир и прочее
[4].

Дело происходило так: после яркой 45-ти минутной речи Гехта в поддержку Еврейского государства, Иргуна и вооруженной борьбы с “оккупационными силами” в Палестине начался сбор денег. Приятные голливудские девушки обнесли всех собравшихся корзиной, куда сбрасывали наличные деньги или записки с обещанием заплатить. Когда процедура была закончена, из-за кулис вышли люди Когена и “предложили” каждому из сидящих в зале, а их было больше тысячи человек, удвоить сумму. За один вечер было собрано 230 тысяч долларов. Англичан особенно разозлило то, что все собранные деньги на “еврейский терроризм в Палестине” по американским законам освобождались от налогов[5].

Мики Коген

Мики Коген

Мики Коген, нью-йоркский, кливлендский, чикагский, лос анджелесский боксёр, гангстер, убийца, рэкетир, игрок, спонсор Иргуна, узник тюрьмы “Алькатрас”, бизнесмен, общественный деятель, приятель многих кинозвезд, телевизионная “персона” — всё в одном флаконе.


(Про Микки Коэна здесь подробно:
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D1%8D%D0%BD,_%D0%9C%D0%B8%D0%BA%D0%BA%D0%B8 )

Похоже, что Гехт и Коген были очень важными спонсорами Бегина и его вооруженной группы Иргун. С триумфом прошедшая по театрам Америки просионистская пьеса “A Flag is Born” (1946 год), написанная Гехтом и поставленная Билли Роузом, собрала среди зрителей больше 400 тысяч долларов в помощь Менахему Бегину и его делу. Пьесу спонсировала Лига за свободную Палестину, “дочерняя” группа Бергсона. В программе спектакля совершенно открыто было сказано: “…Спектакль написан для сбора денег — для сбора денег, чтобы снарядить корабли и доставить евреев в Палестину… и создать общественное мнение в Америке в поддержку борьбы за свободу и независимость, которым сегодня препятствуют в Палестине”. Общественное мнение, несомненно было на стороне евреев. Спонсорами спектакля стали многие знаменитые люди — Леонард Бернштейн, Лион Фейхтвангер, Элеанор Рузвельт, мэр Нью-Йорка О’Двиер. На один из спектаклей — в Балтимор — специальным поездом из Вашингтона приехал в почти полном составе американский Конгресс!

Одну из трёх главных ролей — Дэвида — играл 22-х летний Марлон Брандо, активный сторонник группы Бергсона. По ходу пьесы, когда не добравшись до Палестины умирают двое других главных героев — пожилых евреев, переживших Холокост (их играли суперзвезды нью-йоркской сцены Селиа Адлер и Пол Муни), и когда у Дэвида, в прошлом узника нацистского концлагеря, возникают сомнения в том, что и он когда-либо доберется до Палестины, к нему приходят три ангела, олицетворяющих Хагану, Иргун и Лехи. Они обращаются к Дэвиду со словами:

“Разве ты не слышишь как стреляют наши ружья? Мы сражаемся с англичанами, коварными и могущественными англичанами. Мы разговариваем с ними на новом еврейском языке, языке нашего оружия. Мы больше не вымаливаем свое и не проливаем слёз перед миром. Мы бросаем ему в лицо пули.. Мы обещаем вырвать нашу родину из британских когтей”.

Официальная афиша спектакля; на заднем плане красным цветом выделены фигуры борцов за независимость Соединенных Штатов, связь с событиями 1776 года проходила красной нитью через весь спектакль

Официальная афиша спектакля; на заднем плане красным цветом выделены фигуры борцов за независимость Соединенных Штатов, связь с событиями 1776 года проходила красной нитью через весь спектакль

400 тысяч долларов были большие деньги и очень многие в Ишуве были весьма недовольны тем, что они идут в поддержку воинственному Иргуну, несмотря на решение Бен-Гуриона прекратить вооруженную борьбу против англичан во время работы UNSCOP. Бен-Гурион совершенно справедливо предполагал, что Администрация Трумэна и сам Президент крайне недовольны террористическими методами борьбы против англичан. По его указанию Моше Шерток (Шарет), глава дипломатического отдела Еврейского Агентства, обратился к еврейскому истеблишменту США с просьбой начать контр пропаганду внутри еврейских организаций и даже среди “простых” евреев. “Простые” евреи, в свою очередь, были целиком и полностью за продолжение вооруженной борьбы. Лидером “антитеррористической” пропаганды и главным действующим лицом в сборе денег для “легальных” организаций Ишува был Рудольф Соннеборн (Rudolf G. Sonneborn), американский бизнесмен. Через несколько возглавляемых им организаций было собрано для Хаганы, то есть в основном для помощи в нелегальной иммиграции в Палестину, около полумиллиона долларов. Летом 47 года Соннеборн выступил с опубликованным в газетах резким осуждением Иргуна и “банды Штерна” — “подпольными группами в Палестине, которые своими идиотскими акциями подрывают усилия и жертвы трёх поколений”.

Борьба лидеров Ишува против “ревизионистов”, как мы видим, была зеркально отражена и в борьбе различных течений поддержки Ишува в Соединенных Штатах.

Конечно, приведенные выше истории, как и поддержка вооруженной борьбы с англичанами, не занимала центральное место в отношении американских сионистских еврейских организаций к ситуации, сложившейся в Палестине. Основная работа была направлена на лоббирование Конгресса, прессы и напрямую — Трумэна и его кабинета министров. Целью лоббирования было добиться активного и ясного просионистского участия США в работе ООН и склонить UNSCOP к принятию решения о “партишен”. Надо признать, что успех был только частичным, Госдепартамент и Госсекретарь Маршалл отчаянно сопротивлялись такой роли, в основном придерживаясь одновременно антибританской (антиколониальной) и проарабской позиции. Реакция самого американского Президента тоже была неоднозначной, еврейские террористические акции он искренне отвергал, но не меньше его раздражала чрезмерная настойчивость и отсутствие субординации со стороны американских евреев. В своем дневнике где-то в 20-х числах июля, в самом начале событий, связанных с кораблем “Эксодус”, он записал:

“Евреи, как я вижу, очень, очень эгоистичны. Им все равно, какое количество эстонцев, латышей, финнов, поляков, югославов или греков убито или страдает в лагерях перемещенных лиц, им важно только получить преимущества для себя. Когда же они получают власть, материальную помощь и доступ к деньгам, ни Гитлер, ни Сталин не сравнятся с ними в жестокости и плохом обращении с теми, кто оказывается внизу. Стоит только “нижним” подняться наверх и всё равно как их назвать — русскими, евреями, неграми, бизнесом, рабочим движением, мормонами, баптистами — все становятся наглыми. Я знаю совсем немногих евреев, которые разбогатев помнят, с чего они начинали”.

Раздражение Трумэна, отраженное в дневнике, вышло наружу через несколько недель, когда ситуация с “Эксодусом” стала известна всем и вызвала большое недовольство в Госдепартаменте. Трумэн ответил на чрезвычайно резкое и ставшее широко известным опубликованное в газетах антибританское письмо Элеанор Рузвельт. Трумэн в своем письме Э. Рузвельт, слегка смягчив свое раздражение, писал:

“Ситуация, с какой точки ни посмотри, чрезвычайно затруднительна. Проблема в том, что корабль был загружен беженцами и отправлен в Палестину с американской помощью и на американские деньги — и они прекрасно знали, что нарушают закон… Действия некоторых американских сионистов в конце концов приведет к прямо противоположной реакции той, которой они пытаются добиться. Я боюсь, серьезно боюсь, что евреи, как все долго бывшие внизу, когда оказываются наверху становятся нетерпимыми и грубыми, как люди были по отношению к ним, когда они были внизу. Я сожалею о случившемся, потому что моя симпатия всегда была на их стороне (выделено Трумэном)”.

В итоге, ситуация в “верхах” американской политической системы летом 47 года сложилась крайне неопределенная. Конгресс, еврейские организации, и, говоря штампом, — международное сообщество, не понимали, чего же собственно хочет Президент от Комиссии и предстоящего решения ООН.

Еще одно соображение волновало многих. Если США в очередной раз не покажут миру своей заинтересованности в практических результатах работы ООН, если США не возглавят работу ООН или хотя бы не сфокусируют её работу с бесконечного и бесплодного “процесса” на “результат”, то, вполне очевидно, ООН ждёт печальная судьба Лиги Наций. Сенатор-республиканец Оуэн Брюстер (Owen Brewster), выступая на конвенции сионистских организаций Америки напомнил, что Соединенные Штаты только что в Греции и Турции уже показали пример принятия важных внешнеполитических решений без всяких консультаций с ООН. И это не могло остаться незамеченным в ООН и в отношении к ООН.

30 сенаторов-республиканцев написали резкое письмо Госсекретарю Маршаллу, требуя ясности в отношении Госдепартамента к работе UNSCOP и в еще большей мере — ясности в отношении к созданию независимого еврейского государства в Палестине. В противном случае “Соединенные Штаты оставят ООН в полном неведении, будут ли ее предложения по Палестине одобрены Соединенными Штатами”. Письмо не дало никакого результата; Маршалл привел множество аргументов в свою пользу и не предпринял какого-либо действия. В основе его объяснений был весьма противоречивый тезис о том, что “США не хотят влиять на независимое решение Комиссии”. В конце концов рекомендации UNSCOP, как и опасались сионисты, были доложены Генеральной Ассамблее без “понимания последней, чего же хотят Соединенные Штаты”.

***

Генеральный Секретарь ООН в самом начале работы UNSCOP предложил арабам и евреям назначить по два представителя в качестве “офицеров связи” между UNSCOP и заинтересованными сторонами. Арабы, как обычно, категорически отказались, а Еврейского Агентство выбрало из своих рядов одного ветерана — ведущего экономиста Агентства Дэвида Горовца и сравнительного новичка, восходящую звезду, 32-х летнего британца Обри Эбана, в дальнейшем известного как Абба Эбан. Им были даны инструкции “работать в интересах создания Еврейского государства на подходящем месте в Палестине”.

31 августа 1947 Горовиц, Эбан и Дональд МакГилливрей, офицер связи со стороны Британии, получили указание к 9 вечера явиться в штаб-квартиру ООН (в то время она находилась на Лонг-Айлэнд города Нью-Йорка) для получения на руки копий подписанных членами UNSCOP официальных рекомендаций Генеральной Ассамблее. И евреи и англичане знали предварительное содержание рекомендаций, но редакция текста непрерывно продолжалась до последней минуты и только окончательный, подписанный документ мог расставить все точки над “i”. Потянулось томительное ожидание, все трое нервно сновали по коридору, но никто не спешил выйти к ним навстречу. Где-то после 11 вечера в дверях появился один из членов Комиссии, воскликнул: “О, я вижу отцов ожидаемого ребёнка”, и исчез. Наконец, точно в полночь из комнаты вышли все 11 членов Комиссии и передали офицерам связи официальный документ. У нескольких членов Комиссии на глазах были слезы. Профессор Энрике Фабрегат, представитель Уругвая, обнял Горовца со словами: “Это самый важный момент моей жизни”.

С 1 сентября все дальнейшие решения по Палестине перешли к Генеральной Ассамблее, где в течение следующих трех месяцев и происходила борьба “не на смерть, а за жизнь” Еврейского государства, за жизнь 650 тысяч евреев Палестины и многих миллионов евреев других стран мира, которые выберут для себя и своих детей жизнь в первом со времен античности суверенном Еврейском государстве.

[1] Разделение “по Пилю” предполагало две отдельные, не связанные друг с другом части для еврейского государства. Негев по плану уходил к арабскому государству.

[2] Повторилась редкая временная ситуация совпадения многих благоприятных для сионистов факторов во время написания Декларации Бальфура

[3] Группа Бегсона была главным спонсором и пропагандистом Иргуна в США. Менахем Бегин возглавил Иргун в декабре 1943 года и через несколько месяцев объявил войну британской администрации в Палестине.  Лехи  была крайне радикальной группой, которая считала Иргун недостаточно эффективной военной организацией и в Палестине боролась террористическими методами с Британией, а не британской администрацией, как Иргун.  Только 1 октября 1945 года Бен-Гурион решил объединить Хагану и Иргун в Еврейское Сопротивление для совместной борьбы с английскими военными в Палестине.  Но даже в 1947 году Иргун и Хагана понимали эту борьбу по-разному.  Также по-разному относились к ним  и различные еврейские организации в США.

[4] Летом 1947 Коген получил приглашение на обед в доме Гехта, до этого они не были знакомы. На обеде кроме Гехта и телохранителя гангстера был еще один человек — представитель Иргуна. “Этот парень рассказал о борьбе (в Палестине) и сильно повлиял на меня, после чего я решил заняться сбором денег для Иргуна”, писал Коген в автобиографии.

[5] Как ни странно, точная дата этого собрания неизвестна. Скорее всего, оно произошло в июне 1947 года. Но есть не менее авторитетное мнение, что в мае 1948-го.



UPDATE:

31 августа 1947 Горовиц, Эбан и Дональд МакГилливрей, офицер связи со стороны Британии, получили указание к 9 вечера явиться в штаб-квартиру ООН (в то время она находилась на Лонг-Айлэнд города Нью-Йорка) для получения на руки копий подписанных членами UNSCOP официальных рекомендаций Генеральной Ассамблее.

Эта загадочная фраза Игоря про географическое расположение штаб-квартиры ООН никак не объясняла, где именно находилась эта штаб-квартира. Остров Лонг-Айленд - большой, на нем находится довольно много небольших городов. Т.е. название "Лонг" - длинный вполне соответствует его величине. Написать "в то время она находилась на Лонг-Айлэнд города Нью-Йорка", это почти нулевая информация и даже в чем-то неверная, потому что тот, город, где находилась штаб-квартира ООН, не в входит в город Нью-Йорк, это всего лишь штат Нью-Йорк. В город Нью-Йорк входит только западная часть Лонг-Айленда. Таким образом, эта фраза всего лишь указывает, что штаб-квартира находилась где-то на Лонг-Айленде.

Вот почему мне пришлось самому разобраться. Город на Лонг-Айленде, где находилась штаб-квартира ООН, называется North Hempstead. Этот город располагается северо-восточнее всем известного Квинса, одного из боро Нью-Йорка.
Район города Северный Хемстэд, где она конкретно располагалась, называется Lake Success Village
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments