dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

И о книгах

(А так же о картинах одного малоизвестного художника, впрочем, помимо живописи, он был достаточно известен)



На этих акварелях - Вена. По-моему, неплохие работы.
Установлено, что большинство покупателей его картин были евреями. Так, важный клиент Моргенштерна, адвокат по имени Йозеф Фейнгольд, еврей по национальности, купил целую серию картин Гитлера, изображающую виды старой Вены.

Те, кто внимательно следит за моим ЖЖ, знают, что я с удовольствием читаю новых американцев, которые пишут на русском языке.
В основном, потому что они рассказывают о жизни в Америке, стране, в которой я сам живу 26 лет, стране, давно ставшей моей, а их герои, такие же, как и я, т.е. люди, приехавшие из России.
Понятно, что такая литература ближе всего к моей жизни. А если еще эти писатели оказываются талантливыми, то что еще надо?
К сожалению, хоть пишущих на русском американцев довольно много, талантливых среди них крайне мало. Один из немногих, Бочков.


В двух его романах, "К Югу от Вирджинии" и "Медовый рай" действие происходит только в Америке. Но в последних своих романах, герои Бочкова появляются снова в России, правда, с американским паспортом.
В часности, я писал о "Хароне" вот здесь:
https://dandorfman.livejournal.com/1316040.html
Но "Харон" обрывается внезапно, в тот момент, когда герой спасается от неминуемой смерти.
В той записи, если Вы помните или взглянете на неё, сам Бочков говорит в интервью о продолжении "Харона". Продолжение называется "Коронация зверя".
Понятно, что я разыскал этот роман, тем более, что "Ленина", Льва Данилкина я уже дочитал, что и вам рекомендую сделать.
"Коронацию зверя" я еще не дочитал, но я там нашел то, что наверное впервые написано на русском языке. Там есть страницы о юношеских и детских годах Адольфа Гитлера.
Страницы эти написаны сдержанно, без частых напоминаний о том, что Гитлер - величайший злодей. Й они мне показались очень интересными. Разумеется, Бочков никак не оправдывает Гитлера, он просто показывает драму болезненного ребенка, рано потерявшего отца, а потом, полуголодного юноши. Пытаясь истоки последующих поступков Гитлера найти в его детстве и юности.

Предлагаю вашему вниманию один из отрывков Бочкова, где речь идет о Гитлере-художнике:


Кстати, в юности Адольф был весьма робок с дамами. В Линце, еще подростком, он был влюблен в некую Стефанию Рабаш – миловидную, чуть сонную девицу, с пшеничной косой. Стефании повезло – она так никогда и не узнала об этой любви, а то неизвестно, как сложилась бы ее жизнь: дело в том, что из семи возлюбленных Гитлера шесть пытались покончить с собой.

Адольф наблюдал за Стефанией издалека. Он сидел на лавке и смотрел, как она со своей напудренной до сахарной белизны мамашей прогуливается по Ландштрассе. Как заходит в кондитерскую, а после жеманно, оттопырив мизинец, кушает булку с марципаном, как выбирает ленты с лотка, обычно васильковые – под цвет глаз.

Он не попытался познакомиться. Ни разу. Даже просто заговорить. Бледный, худой до хрупкости, болезненный (по отцовской линии передались легочные хвори), часто тихий и застенчивый, он взрывался моментально, стоило кому-то ему возразить. Эти вспышки ярости, напоминавшие приступы сумасшествия, чередовались с мрачной замкнутостью или вялой меланхолией. Адольф неутомимо писал стихи, посвящал их Стефании, но ни одно из стихотворений не было отправлено. В «Гимне моей возлюбленной» она, подобно Валькирии, несется на белом скакуне над медовыми лугами, в ее волосы вплетены розы, разумеется, алые, за спиной развевается синий, как ночь, плащ. История со Стефанией продолжалась четыре года.

Потом он уезжает в Вену.

Решив стать художником, желательно живописцем, на худой конец архитектором, в октябре он держит первый экзамен в Академии художеств – экзамен по рисунку. Вот выписка из экзаменационного листа: Адольф Гитлер, Браунау-ам-Инн, апрель 20, 1889, немец, католик, четыре класса высшей школы. Гипс – голова Дорифора (четыре часа) материал – бумага, карандаш. Оценка – неудовлетворительно.

Адольф был поражен. Он даже добился приема у ректора, потребовал разъяснений. «Вы безусловно талантливы, но талант ваш – не талант живописца», – ректор показал ему работы других абитуриентов и посоветовал попробовать себя в архитектуре. В архитектурной Академии его не допустили до экзаменов, поскольку у него не было аттестата, ведь он так и не окончил школу.

– Это был самый печальный период в моей жизни, – вспоминал Адольф спустя двадцать лет. – Город, который для многих олицетворял беззаботную карусель нескончаемых развлечений, с вальсами, шампанским, парусными прогулками по Дунаю, стал для меня городом лишений, тяжелого труда и голода. Да, голода! Все пять лет голод был моим постоянным спутником, моим единственным другом. Я ютился в трущобах, перебираясь с места на место, часто ночевал под открытым небом. Грошей, которые мне удавалось выручить за мои картины, едва хватало на хлеб. Я, художник, таскал камни и разгребал снег, разгружал уголь и мел улицы.

До самого конца Адольф считал себя именно художником. В архивах и частных коллекциях сохранились его работы – по большей части акварельные пейзажи малого формата с видами Вены: собор Святого Стефана, оперный театр, античные руины в парке Шёнбрунн. Он продавал свои акварели лоточникам, что торговали туристическим хламом, мебельщикам – по тогдашней декадентской моде – венский модерн – в высокие спинки диванов и кресел вделывали рамы, куда вставляли подобные произведения искусства. Иногда ему удавалось заработать немного денег, расписывая магазинные вывески
.


Подробнее о живописи будущего фюрера можете прочесть здесь:
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%BD%D1%8B_%D0%90%D0%B4%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%84%D0%B0_%D0%93%D0%B8%D1%82%D0%BB%D0%B5%D1%80%D0%B0
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments