dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Кто вы - Джонатан Франзен?

(Возвращаясь к "Свободе")

Вот здесь:
http://dandorfman.livejournal.com/1281674.html
я уже говорил с френдом nebotticelli_xl о Джонатане Франзене.
По моим представлениям - он все-таки левый, а мой оппонент в этом не уверен.

Я думал, что только я запутался в политических взглядах Франзена, а оказалось, что критики тоже не очень понимают на чьей он стороне.
Послужной список включает в себя постоянное сотрудничество с суперлиберальным "Нью-Йоркером". Ну и сам по себе статус серьезного писателя сегодня подразумевает прогрессивные взгляды.
Таковы сегодня правила игры.
И вот, неожиданная статья в начале которой я читаю:
https://acculturated.com/jonathan-franzen/
Is Jonathan Franzen Our New George Orwell?
By Kyle Smith
Jonathan Franzen’s political views, as shown in his nonfiction work, tend toward the orthodox bourgeois-Bolshevik variety, and yet in his inability to delude himself about the true nature of leftists, Franzen has a streak of clarity as bright as George Orwell’s. Franzen may be a firmly committed man of the Left, but he is ruthlessly funny about his compadres.

Политические взгляды Джонатана Франзена, как показано в его публицистике, имеют тенденцию к ортодоксальной буржуазно-большевистской разновидности и все же в его неспособности обманывать себя истинной природой левых, Франзен имеет ясность, столь же яркую, как и Джордж Оруэлл.
Франзен может быть твердым приверженцем левых но он безжалостно смеется над своими единомышлeнниками.


Т.е. в этой статье как раз написано то, что ранее написал я.
Он левый - над левыми издевается.
Автор этой статьи сравнивает его с Оруэллом, автором знаменитого "1984-го", полностью разоблачающего демагогию и ложь левых.
Главные персонажи книги, это семья Берглунд, Патти, её муж - Уолтер и их сын Джоуи.
У них еще есть дочка, Джессика, но она появляется на страницах романа эпизодически. Кроме этого есть дополнительный пересонаж, которого тоже можно считать главным, друг Уолтера по колледжу, а потом и друг семьи - Ричард Кац. Ричард Кац - рок-музыкант, который становится со временем довольно известным.
Патти мужа не любит, она любит Ричарда.
В ВИКИ почему-то написано, что...
Герои “Свободы” Патти и Уолтер демократичны, образованны, заботятся об окружающей среде и лишены предрассудков; у них идеальная семья.
Но эту фразу можно воспринимать только иронически, потому что в идеальной семье жена не любит мужа, поругалась с сыном и в довершении всего она спивается.
Мало того, что она становится алкоголичкой, она еще, выпивая, слушает музыку, которую полагается слушать только реднекам, Кантри.
Вот как об этом пишет Франзен:

Достоинство одинокой жизни заключается в том, что можно слушать любую музыку, какую хочется, и Патти слушала кантри, при звуках которого Джоуи бился в конвульсиях отвращения и который Уолтер, воспитанный на радио в колледже, переносил лишь частично, в виде винтажного плейлиста из Патси Клайн, Хэнка Уильямса, Роя Орбисона и Джонни Кэша. Патти любила этих певцов, но Гарта Брукса и Dixie Chicks она любила не меньше


В начале книги Франзен высмеивает активистку Демократической партии, которая сделала каръеру большого партийного деятеля, она в конце концов, если руководствоваться советским табелем о рангах, стала чем-то вроде секретаря обкома Демократической Партии.

Мать Патти была профессиональной демократкой. Даже сейчас, в момент написания этих строк, она не кто-нибудь, а член Законодательного собрания штата, достопочтенная Джойс Эмерсон, известная своей поддержкой идеи открытого пространства, бедных детей и искусств. Рай в представлении Джойс — это открытое пространство, где бедные дети могут заниматься искусствами за счет штата. Джойс родилась в Бруклине в 1934 году под фамилией Маркович, но, похоже, недолюбливала свое еврейство уже с первых проблесков сознания. (Автор задается вопросом: не потому ли голос Джойс всегда дрожит, что она всю жизнь отчаянно пытается отделаться от бруклинского выговора?) Джойс получила стипендию для изучения гуманитарных наук в лесах штата Мэн, где встретила отца Патти, ярко выраженного гоя. Они поженились в унитарианской универсалистской церкви Всех Душ в Верхнем Ист-Сайде на Манхэттене. По мнению автора этого повествования, Джойс родила первого ребенка прежде, чем оказалась эмоционально готова к материнству, хотя приходится признать, что и автор в этом отношении ничем не лучше. Выдвижение Джона Кеннеди в 1960 году от Демократической партии дало Джойс превосходный предлог вырваться из дома, который она, похоже, просто не могла не заселять все новыми детьми. Затем пришла очередь гражданских прав, Вьетнама, Бобби Кеннеди — новых достойных поводов держаться подальше от дома, недостаточно большого для четырех малых детей и няни с Барбадоса, обретавшейся в подвале. В 1968 году Джойс впервые отправилась на партийный съезд в качестве делегатки и активистки штаба Бобби. Она была партийным казначеем, а затем и председателем в своем графстве, а в 1972 и 1980 годах руководила поддержкой Тедди.

Одно из мест, где Франзен безжалостно высмеивает левые идеи, это деятельность сугубо прогрессивного Уолтера, в качестве защитника окружающей среды. Когда Уолтер был главным по защите окружающей среды в соответствующем департаменте штата, все это воспринималось как вполне нормальная каръера левого борца с капитализмом, который норовит извести птичек, зверюшек и рыбок, чтобы везде дырявить землю скважинами или перeкапывать каръерами для добычи угля, после которых вместо зеленых холмов и лесистых долин с полноводными реками остается лунный пейзаж, где нет ничего живого.

Но потом Уолтер уходит с государственной службы, потому что его увлек и морально и материально, (ему стали платить намного больше денег) план эксентричного миллиардера, который как раз занимался добычей угля в открытым способом, спасти какую-то птичку.
Автор ее называет голубым певуном. И Уолтер начинает воплощать в жизнь планы миллиардера по спасению птички.
Но планы эти крайне странные, если не сказать больше. Оказывается, чтобы спасти птичку, надо прогнать из мест, где она живет, людей, а потом начать там добывать уголь или бурить газовые скважины. И только потом, когда и уголь и газ закончатся, там вырастет уже новый лес, старый вместе с людьми - удалят, а в новом лесу поселится эта самая птичка.
И борец за охрану окружающей среды начинает бурную деятельность по воплощению в жизнь этих проектов.
В процессе их осуществления, он решает, что главное препятствие для охраны окружающей среды - сам человек и было бы неплохо, чтобы людей на земле жило намного меньше.
Кстати, миллиардер, после того, как он, при помощи Уолтера, выселяет тех людей, которые жили в местах будущего обитания голубого певуна, неплохо зарабатывает на этом, там где нет угля он продает опустевшие участки компаниям, которые добывают газ фрекингом.
Т.е., способом, который наносит максимальный ущерб окружающей среде.
Но при этом прогрессивный Уолтер полностью в деле, он всячески помогает миллиардеру все это проворачивать.

Я всегда хочу понять какого из героев автор наделяет своими чертами и своими взглядами на жизнь.
Здесь похоже ближе всего к автору Ричард Кац.
Кац зло издевается именно над республиканцами, которые, по его мнению находятся на службе у капиталистов.
Он отвечая на вопросы юнца его поклонника, говорит следующее:

в общем плане, сразу понятно, что покупка своего айпода сама по себе делает мир лучше. Это мне в республиканской партии и нравится: они дают самому решить, что сделает мир лучше. Это партия свободы, так ведь? Поэтому я и не понимаю, с чего вдруг эти нетерпимые моралисты-христиане так влияют на нее. Им возможность выбора как раз не по душе. Некоторые из них даже протестуют против поклонения деньгам и товарам. Я считаю, что айпод — это истинное лицо республиканской политики, и в интересах музыкальной индустрии — выйти вперед, проявить политическую активность и гордо заявить: мы, производители жвачки, не про социальную справедливость, точную или объективную информацию, осмысленный труд, внятную национальную идею, мудрые решения. Нет, мы не про это. Мы за то, чтобы свободно выбирать, что нам слушать, и плевали мы на все остальное. Мы высмеиваем тех, кто настолько плохо воспитан, что не хочет быть крутым, как мы. Мы каждые пять минут бездумно выдаем себе конфетку. Мы за постоянный контроль и эксплуатацию прав на интеллектуальную собственность. Мы за то, чтобы убеждать десятилеток потратить двадцать пять долларов на крутой силиконовый чехольчик для айпода, производство которого обошлось дочерней фирме Apple в тридцать девять центов.

Я не могу цитировать бесконечно роман, он по объёму огромный и в нем все намешано.
Ясно одно, Франзен не любит и капиталистов и профессиональных левых - борцов с капиталистами.
У него вызывают уважение стихийные, искренние левые, такие, как Ричард Кац.
Т.е. я все-таки склоняюсь к мысли что Франзен - левый. Кстати, Оруэлл тоже остался левым до своей достаточно ранней смерти.
Его безжалостная критика сталинского социализма и поклонников Сталина в Англии, не сделала его правым.
Он верил, по-моему, совершенно напрасно, в честный социализм, социализм для людей, а не для вождей пасущих народы.
Ну а что касается профессиональных политиканов как той, так и другой партии, Франзен только повторяет всем содержанием своей книги шекспировское:
"Чума на оба ваши дома."
Я такую его точку зрения тоже разделяю.

Но не разделяю я в его взглядах вот что:
Он считает, как и многие левые, что за республиканцев голосуют или богачи или реднеки.
В частности, в романе такой персонаж, настоящий реднек - есть. Это Блейк, бой-френд соседки Патти, Кэрол.

Сын Патти Джоуи, уходит из дома именно к соседке, потому что он влюбился в Конни, ее дочку.
Но кроме этого, он частично воспринимает и взгляды Блейка, тем самым он приводит в ужас своих прогрессивных родителей, они Блейка, как и полагается настоящим прогрессистам считали расистом и мракобесом. И вообще всю семью соседки воспринимают как семью реднеков.

Вот как об этом написано в романе:

К Новому году Джоуи вернулся к Кэрол и Блейку. Подразумевалось, что большая часть обаяния этого дома для него кроется в постели, которую он делит с Конни. Его приятели знали, что он идейный противник онанизма и одно упоминание этого занятия неизменно вызывает у него снисходительную улыбку. Он утверждал, что задался целью прожить жизнь, не прибегая к подобным средствам. Самые прозорливые соседи, в том числе Полсены, подозревали, что Джоуи наслаждается ролью самого умного в доме. Он стал властелином «залы», допуская в этот чертог всех, кого удостаивал своей дружбой (а семейный пивной бочонок стал яблоком раздора во всех домах округи). Его поведение с Кэрол граничило с флиртом, а Блейка он очаровал любовью ко всему, что любил сам Блейк, в особенности к инструментам и грузовику, который он научился водить. Из того, как снисходительно он улыбался, видя энтузиазм своих однокашников по поводу Альберта Гора и сенатора Уэллстоуна — как будто либерализм был слабостью, сравнимой с мастурбацией, — можно было сделать вывод, что он усвоил некоторые политические взгляды Блейка. Следующим летом вместо Монтаны он работал на стройке.

Так вот, я считаю, что за Республиканскую партию голосуют те, у кого не окончательно промыты мозги и те, кто понимает, какую глубокую яму готовят стране прогрессисты. К сожалению сами республиканцы очень мало делают, чтобы остановить скатывание в пропасть. Они боятся резко что-то менять.
Но за демократов в их сегодняшнем обличье голосуют или идиоты которым полностью промыли мозги или цинники, которым это надо для каких-то своих личных целей.
Умные люди все поняли. И настоящие интеллектуалы - враги прогрессистов.
Франзен же считает, что умные - на левом фланге.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments