dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

О русско-еврейской культуре Одессы


Дівчина, яка заснувала місто разом з її хлопцями.

Я еще не дошел до география и истории Одессы по Портникову.
Прежде чем приступить к этим темам, хочу закончить с русско-еврейской культурой Одессы и с одесской литературой.
Здесь я уже спорю не только со злобным невежественным Портниковым, но и с вполне вежественной и умной elenia_gor, моим давним френдом.
Она правда москвичка, а не одесситка, так что ей простительно заблуждаться.
Так вот, Одесса была и есть пока город не украинской, не еврейской и не русско-еврейской, а все-таки русской культуры.
Пример Бабеля, который создал свой особый "одесский" язык, это не пример имеющий отношение к идишу и к евреям. Хоть для москвичей и киевлян, да еще не очень разбирающихся в литературе, это непонятно.
Бабель - генильный писатель и он создал свой собственный язык. Точно так же, как создал его другой гениальный писатель, Андрей Платонов.
Они оба дали своим героям язык, непохожий на тот язык, который они слышали в реальной жизни.
В реальной Одессе никогда не говорили на бабелевском языке, хоть южно-русское наречие разумеется отличалось от московского или питерского языка.
Но это просто разность локальных диалектов. Разумеется, идиш и украинский и некоторые другие языки, скажем, греческий, участвовали в образовании одесского наречия.
Например, все одесситы, понимали что такое "тянуть мазу". "Маза" - это греческое слово. Ну и вы сами знаете много одесских блатных слов, основа которых иврит или идиш.
Например, шмон.
Но вот парадокс, именно потому, что язык Бабеля был достаточно далек от реального одесского диалекта, герои "Одесских рассказов" на реальном одесском диалекте не разговаривают.
Они не "тянут мазу", они не собираются на хавире, у них не делают шмон и т.д. и т.п. И какова одна из причин? Бабель просто многие из этих слов не знал.
Он был далек от мира одесских уголовников, хоть Паустовский утверждал, что он некоторое время жил на Молдаванке, сердце криминальной Одессы.
Он там научится реальному одесскому языку не то, чтобы не успел, а просто не хотел. Он был гением и решал свои литературные задачи создав свой "одесский" язык. Так же как создал свой язык Андрей Платонов.
Он прекрасно владел русским литературным языком, кроме того, он еще прекрасно владел французским языком. Его в тридцатых посылали на антифашисткие конгрессы, потому что там рабочим языком был именно французский, на котором свободно говорил Бабель. Он, кстати, преклонялся прежде всего перед великими французскими писателями и в какой-то степени подражал им в своих ранних дореволюционных рассказах, потом он перерос подражание.
Но оставим в покое главного одесского гения и посмотрим на ряд ярчайших талантов, тех, кто составили славу и одесской и всей советской литературы.
Валентин Катаев, Евгений Петров, Юрий Олеша.
Первые два - родные братья. Русские. Юрий Олеша - поляк. Разумеется, еврей Ильф и еврей Багрицкий, тоже гении. Но разве Катаев, Петров и Олеша и евреи Ильф, Багрицкий и автор "Пятерых" Жаботинский - представители русско-еврейской литературы.
Нет и еще раз нет, они - представители русской литературы.
У них нет в текстах никаких идишизмов и фразу у них строится по канонам литературного русского языка, без всяких отступлений, которые себе действительно позволял Бабель.

Кстати, Портников не первый раз пишет эту чушь и я не первый раз отвечаю Портникову.
Цитирую полностью мой ответ ему из мая 2014-го года.

Originally posted by dandorfman at Снова об Одессе.
(ответ Виталию Портникову)


UPDATE:
Оказывается, я не одинок, на "Эхе Москвы" тоже заметили статью Виталия Портникова:

О.КАШИН – Я сейчас больше читаю украинские сайты, и как раз ненависти к русским нет, безусловно, но тексты, причем человек, работавшего и в Москве тоже, мы все его хорошо помним и знаем по 90-м, Виталия Портникова, который теперь самый радикальный украинский националист. Сегодня читал его прекрасный текст о том, что Одесса никогда не была русским городом, это абсолютно украинский город…

К.ЛАРИНА – Ну, давай ему расскажем про Новороссию, давай! Поспорим.

О.КАШИН – В итоге получается разговор двух представителей двух верований буквально. Я верю в Аллаха, а ты веришь в Будду, и вот мы спорим и не можем найти общего языка.

К.ЛАРИНА – Ну, можно назвать Виталия Портникова националистом, а можно назвать настоящим патриотом. Я прекрасно понимаю, я думаю, что он отдает себе в этом отчет, что та черта, которая проведена – он принял решение…

О.КАШИН – Он на войне.

В.ДЫМАРСКИЙ – Информационной, слава богу.

К.ЛАРИНА – Не только.


Написал я ответ в связи с этим текстом:

http://haqqin.az/news/23238

Цитирую кусок из него:

Одесса всегда была окружена украинским морем. Мать великого русского писателя Корнея Чуковского, простая украинская женщина, именно в Одессе встретила будущего отца своего сына, еврейского купца. Ну а когда началось естественное переселение сельского населения в города, украинцев в Одессе – и не только в Одессе, но и во всех остальных городах юга и востока Украины становилось все больше и больше. А кого должно было становиться больше? Русских? Но русских в украинских селах нет!


А не в украинских?


Ситуация была и даже есть сегодня примерно обратная тому, что пишет Портников. Одесса была основана российской Императрицей и оставалась, как он правильно отмечает, имперским городом. Но имперский город все-таки означает "русский город" в несравнимо большей степени, чем город украинский.
Одессу русским городом называет отнюдь не только Михалков, а скажем, одессит, поэт и переводчик Семен Липкин в книге "Квадрига", он вообще-то этнический еврей.

А сколько фамилий украинских, еврейских, греческих, польских, турецких, армянских! И все же город был русским, он настаивает, чисто русским, потому что Россия - это не только окающая или акающая речь, березка над прудом, сени и сеновалы, "авось" да "анадысь", она не застывшая мордовская вышивка, Россия - это Россия с ее чрезвычайно пестрой, энергичной историей, с ее первым сатириком-молдаванином, с эфиопскими губами ее величайшего поэта, с мореплавателем Берингом и потомком выкреста адмиралом Нахимовым, с банком "Лионский кредит", с бельгийским трамвайным обществом, с декабристом Пестелем, с теософами и декадентами, гайдамаками и большевиками, с ним, Михаилом Федоровичем Лоренцем, да, да, Лоренцем, и даже со знаменитым окулистом, гордостью городских властей Севостьяновым, членом "Союза русского народа" при старом режиме, ректором университета при румынах и нынешним сталинским лауреатом.


Придумывать, что Одесса - украинский город, можно, но от этого Одесса, которая никогда украинским городом не была, украинским городом не станет.
Сейчас Одесса тоже остается русским городом, хоть она уже 23 года в составе Украины. Теперь по поводу украинцев. Украинцы, как написал Портников, действительно активно переселялись в Одессу. Переселяются и сейчас. Но происходит обратное, не Одесса от этого становится украинским городом, а переселенцы уже во втором поколении становятся русскими и по языку и по менталитету. Впрочем, последнее не совсем точно у одесситов самых разных национальностей свой менталитет отличный и от общерусского и общеукраинского. Теперь о море украинцев, которое в виде сел окружало имперскую Одессу. Это уже просто вранье. Еще до войны, Одессу со стороны села окружало скажем море немцев-колонистов. В степях Причерноморья до войны жило до ста тысяч немцев. Ближайшее село к Одессе называлось "Люсдорф". Типично украинское слово, не так ли?

Но и это еще не все. Рядом с Одессой существовали многочисленные болгарские, молдавские и гагаузские поселения. Я скажем уезжал в колхоз, как обычно посылали студентов, убирать урожай. И уезжал я не в украинское, а болгарское село. Там меня научили танцевать "Коло" и петь песню под танец:

Де има вино червено, радуле.

Т.е. Там где есть красное вино, там - радость

Вот эта песня:



Село под Одессой где производили и производят отличное вино называется "Шабо".
Как Вы думаете, Шабо, это украинское слово?

Шабо основали... швейцарцы. Из ВИКИ:

Место, куда прибыли швейцарские переселенцы издревле называлось — «Аша-абаг» (тур. Acha-abag), что по-турецки значит «Нижние сады» («садами» в то время называли виноградники, а «нижними» их именовали потому, что они располагались ниже Аккермана). Франкоязычные швейцарцы поначалу пытались сохранить историческое турецкое название, но из-за трудности произношения постепенно переделали его в «Шаба́» (Schabag, «g» в конце слова во французском не произносится), а затем окончательно переименовали в «Шабо́» на французский манер.

Белгород-Днестровский, город рядом с Одессой назывался Аккерман, это не украинское, а турецкое название.
Одесские райoнные центры, сейчас называются как бы русско-украинскими именами. Но поскреби Березовку и обнаружится, что раньше она называлась Гросс-Либенталь.
И не только Березовка. Так что Виталий Портников в данном случае демонстрирует направленное невежество, рассказывая о сельском украинском море, которое окружало Одессу. В северное Причерноморье украинцы пришли вместе с победоносными войсками Потемкина и Суворова. Пришли одновременно с русскими, евреями, арнаутами, греками, швейцарцами и другими народами. Они такие же переселенцы в этих краях, как и все остальные. И села украинские вокруг Одессы, да они есть, скажем Нерубайское, появились позже самой Одессы. Но в Северное Причерноморье переселялиcь не только украинские крестьяне, но и крестьяне русские. И они основывали вполне русские села.
Более того, они поглошали находящиеся рядом украинские села, делая их население.... русскоязычным.
Вот история одного такого села из ВИКИ:

В 1822 г. тайный советник Н.Демидов купил деревню Павловку, населенную украинцами, в которой было 24 двора с 63 душами мужского пола. Демидов переименовал Павловку в Демидово и занялся перестройкой села и заселением из своих вотчин, расположенных в Касимовском уезде Рязанской губернии. Демидово было разбито на три улицы — Малороссийскую, Московскую и Рязанскую. На Рязанской улице были построены каменные дома, в которых расселяли семьи, прибывшие с Рязанской губернии (всего, по архивным данным, были поселены 422 души мужского пола). У себя на родине рязанцы работали преимущественно плотниками, а после переселения их заставили заниматься хлебопашеством. Первоначально, пока переселенцы не обзавелись своим собственным хозяйством, им выдавалось по паре волов, корова, плуг и необходимое пропитание. На Малороссийской улице были поселены местные украинцы — жители села Павловка. Позднее, особенно после отмены крепостного права, население села пополнилось за счет переселенцев из Курской, Саратовской, Калужской губерний, небольшое число жителей приехало из Тамбовской губернии. В 1916 г. в селе насчитывалось 339 дворов и 1621 чел.

Рядом с Демидовым было расположено украинское село Яковлевка, заселявшееся переселенцами из села Нечаевки Херсонской губернии. С ростом дворовой застройки Демидово и Яковлевка сомкнулись, их разделяла лишь искусственная межа, на которой обычно устраивались базары.

Оказавшись в меньшинстве среди русских, украинцы села Демидово во втором и третьем поколении смешались с русскими, потомки их уже давно называют себя русскими. Так, потомки 24 семей украинцев, которые были поселены среди русских крепостных, выселенных из рязанских вотчин Демидова, с типично украинскими фамилиями — Колисниченко, Бондаренко, Осипенко, Григоренко, Ярошенко, Руденко, Журавицкий, Бабенко, Колосюк и др., — в настоящее время называют себя русскими.


Вот это правда, а не сказка про сельскую Украину, которая окружает имперскую, а на самом деле, русскую Одессу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments