dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Алекс Тарн о подводниках. (UPDATE)

Конечно, многое в деле, известном под именем «Папка-3000» (оно же – «дело подлодок»), еще далеко от ясности. Но вонь уже чувствуется даже в нынешнем начальном варианте. В частности, не подлежит сомнению наличие посредников, вливших в свои домашние (и, судя по участию налоговиков – заграничные) сейфы лавины бюджетных денег – миллионы, если не десятки миллионов евро. Не отрицаются и другие «странные» факты – к примеру, смена местного представителя германской фирмы по настоятельному заказу командующего ВМС.

В этом свете рефлекторная реакция многих консервативных блоггеров и публицистов, автоматически, как будто по нажатию кнопки, бросающихся на защиту Нетаниягу, выглядит довольно нелепо. Во-первых, тут речь идет уже не бутылках Сары и сигарах Биби, а о чем-то действительно очень серьезном. Во-вторых, совершенно неочевидно, что скандал связан непосредственно с главой правительства (пока что его ответственность в «деле подлодок» не выходит за рамки «министериальной»).

Но любой здравомыслящий человек, время от времени задающий себе резонные вопросы об истоках стремительного обогащения высшего израильского офицерства, едва лишь оно, офицерство, снимает погоны со своих не слишком натруженных плеч, не может не понимать, что дело тут явно нечисто. Зарплаты израильских начальников – как гражданских, так и военных – не слишком велики (в относительных мерках). Министр или командующий округом зарабатывают… пардон, правильней тут сказать «получают» – вдвое-втрое меньше, чем лоцман в Ашдодском порту, диспетчер Хеврат Хашмаль или пилот Эль-Аля. Зато представительских расходов у них вдвое-втрое больше. Как при таком раскладе солдат №1 Эхуд-пройдоха-Барак ухитрился, едва демобилизовавшись, попасть в мультимиллионеры?

Детального ответа на этот конкретный вопрос у меня нет – подобными делами должна заниматься соответствующая ветвь журналистики, а затем и полиция. Но, чисто теоретически, известно как: представляя интересы крупных международных монополий в объемных проектах, финансируемых нашим с вами госбюджетом. По системе: я вам – свои надежные связи в Министерстве обороны, вы мне – ваши нехилые денежки. Там, где сумма покупки исчисляется миллиардами, даже скромные полпроцента выражаются семизначными числами. В масштабах домового комитета или поселкового совета подобный процесс справедливо именуют «коррупцией», и мэр садится на скамью подсудимых. Зато в масштабах Минобороны речь идет о «лоббировании», и посредник садится на скамью Кнессета, а то и в министерское кресло.

Другие варианты включают заведомо прибыльную торговлю оружием. Когда вождь племени Съешьсвойхвост, затеяв войну с племенем Ужесъел, обращается к знающим людям с просьбой о закупке стреляющих швейных машинок, те могут удовлетворить его гуманитарный интерес по нескольким схемам: легальным (белым), полулегальным (серым) и нелегальным (то есть черным, как душа африканского людоеда). Допустим для простоты, что все идет законным белым путем. Но и в этом случае соответствующая израильская фирма не может продать даже одну гайку без лицензии Министерства обороны. А теперь догадайтесь с одного раза, кто получает эти лицензии, кто посредничает при их получении, и в чьих карманах оседают шуршащие зеленоватые пепелинос за каждую такую сделку.

Я далек от мысли обвинять в подобных, а также куда менее законных экзерсисах весь состав израильского Генштаба и наследующий ему штат Министерства обороны. Но интуиция говорит мне, что и при не очень детальном расследовании полиция могла бы накопать там столько интересного, что почернело бы в глазах даже у самого черного участника самой черной оружейной сделки. Возможно, это всего лишь мое писательское воображение. Возможно, нет. Но выяснить было бы неплохо – особенно, учитывая, что ЦАХАЛ у нас – последняя башня слоновой кости, задевать которую считается немыслимым кощунством. Подробности расходования оборонного бюджета непроницаемы даже для контролеров Министерства финансов. А как показывает практика, именно такие заповедники чаще всего представляют собой роскошную чашку Петри для самой махровой плесени. Да что там чашку – океан.

И в этом смысле можно только благословлять начавшееся расследование. Я редко когда выражаю сочувствие полиции, но тут именно тут случай. Пускай хорошенько проверят, насколько в данном случае этимология слова «подлодка» связана с этимологией слова «подло». Пускай вытащат из темного кошатника Кирии на свет Б-жий как можно больше жирных котов, лоснящихся от сожранной общественной сметаны. Это только пойдет на пользу Стране, а значит, и всем нам.
А судьба ТогоКомуНетАльтернативы волнует меня при этом в самую последнюю очередь.



UPDATE:

Другое мнение:

"Диверсия с подводными лодками развивается по своей логике. Немцам надоела эта гадость, и они заморозили сделку. Дело сделано.
Старые подводные лодки нашему флоту будет нечем заменить, их придётся эксплуатировать сверх разумного срока и с повышенной интенсивностью. Наш военный флот не сможет решить многие боевые задачи, стоящие перед ним.
Во сколько человеческих жизней это обойдётся Израилю – даже предполагать неохота. Кажется, авторы этого расследования обеспечили себе место рядом с авторами соглашения в Осло и теми, кто проспал арабское нападение в 1973 году.
С чем они сейчас друг друга и поздравляют, развивая успех."
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments