dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Курт Воннегут: "У вас есть талант, который вы готовы отдать этой безумной стране"

При всем уважении к Дмитрию Львовичу, я решительно не согласен с его мнением о том, что Довлатов как писатель никуда не годится.
Учитывая тиражи книг Довлатова и количество языков, на которые они переведены, с ним не согласны и читатели с издателями. Но кроме всех этих несогласных, включая меня, я бы выделил еще Курта Воннегута.
В конце текста его письмо Довлатову.
Этот текст и эти фотографии появились в Сети оказывается еще три года назад. Но тогда в списке моих френдов не было samsebeskazal поэтому во френд-ленте я не видел его, наткнулся на него только вчера и с удовольствием показываю вам:


Дом, где жил Довлатов, находится на углу 108-й улицы и 63-й драйв.  Это третья по счету нью-йоркская квартира Довлатовых.

Сначала они поселились на Флашинге (там теперь Чайна-таун), затем переехали на 65-ю, а потом сюда. Здесь прошла большая часть нью-йоркской жизни писателя. Это ничем не примечательное здание из кирпича, построенное в 1950 году, добротное снаружи и несколько обветшалое внутри. Сказывается возраст и система управления. Изъяны дома изящно закрыты панелями, на которых висят дешевые репродукции картин мировых классиков. От этого он немного напоминает потемкинскую деревню в миниатюре. В центре деревни стоит фонтан а-ля Венеция. Ржавый кран выдает его истинное происхождение. И неважно, что кладку размыло, а на кирпиче плесень. Зато в ожидании лифта можно полюбоваться работами Моне. Не хватает только классической музыки из хрипящих колонок. Внешне дом почти безупречен, и если не знать всех подробностей, то можно поверить сладким речам агента по недвижимости и купить там квартиру. Такая история не редкость для местных домов.

В лифт входишь, как космонавт на Байконуре. Обратный отсчет, кнопка на старт и скоро тебя ждет самое удивительно знакомство в твоей жизни. Когда-то давно, в карниз над дверью местные подростки клали спрятанные от родителей сигареты. Им приходилось помогать друг другу, чтобы дотянуться. Высокий Довлатов сигареты регулярно доставал и выкуривал. Подростки были в недоумении.

Дверь, как и принято в американских квартирах, ведет прямо в просторную гостиную. Там много книг и рабочий стол, стоящий в небольшом закутке. Слева от него диван и телевизор, справа - стенной шкаф. Довлатов работал практически на самом проходном месте в квартире. Вокруг всегда бурлила жизнь. Бабушка смотрела телевизор, а кто-то обязательно проходил мимо. Я как человек, сидящий за компьютером в углу небольшой гостиной, решительно не понимаю, как можно было работать в таких условиях. Если у меня ребенок смотрит мультики, то работа уже встала. Я начинаю ворчать и вынужден надевать наушники. А тут - мать, жена, двое детей и собака.
.
samsebeskazal.livejournal.com-5958.jpg

Довлатов любил украшать свое рабочее место всякими дорогими ему мелочами. Прямом над столом висит огромный портрет супруги Лены, которую он сам снял и увеличил потом снимок. Фотография молодой Норы, еще одна ее фотография с любимой собакой Глашей, шутливая картинка с названием "Рой медведев", иллюстрация к русскому Плейбою, шарж на Гришу Поляка, карикатура на Ленина. За два года до смерти на стене появился запечатанный желтый конверт с завещанием.


samsebeskazal.livejournal.com-5988.jpg

Основа всех моих занятии — любовь к порядку. Страсть к порядку. Иными словами — ненависть к хаосу. Кто-то говорил: «Точность — лучший заменитель гения». Это сказано обо мне.


samsebeskazal.livejournal.com-00088.jpg

И сейчас на рабочем столе Довлатова идеальный порядок. Стопки книг оттого, что я застал Елену за разбором шкафа. Она предложила их убрать, но мне показалось, что с книгами стол выглядит как живой организм. Хозяина уже нет, но посаженное им дерево продолжает приносить плоды. Они растут и высятся на письменом столе и стройными рядами заполняют почти все пространство в шкафах.

Одна из книг - это еще не вышедшая повесть "Заповедник" (в американском варианте "Pushkin Hills"), переведенная дочерью Катей на английский язык. Книга выйдет из печати через месяц, в марте этого года. Ее можно будет купить на Амазоне в бумажном и электронном вариантах. Катя очень переживает о том, чтобы книга нашла своего американского читателя. Для нее это личное, и она боится, что если не будут выходить новые книги, то Довлатова на английском перестанут читать. Ей очень хочется, чтобы в ее стране знали ее отца. Мне кажется, что это важно не только для нее, но и для всей русской культуры, частью которой Довлатов, вне всякого сомнения, является. Если у вас есть американские друзья, то вы можете порекомендовать или подарить им новую книгу Довлатова. Жители Нью-Йорка могут придти на презентацию книги, которая пройдет 19 марта в книжном магазине POWERHOUSE ARENA, это в бруклинском районе Дамбо. Вход свободный.

samsebeskazal.livejournal.com-5987.jpg

Настольный календарь 1990-го. На 24 августа нет ни одной заметки.

samsebeskazal.livejournal.com-6028.jpg

На столе рукописи книг, письма и рабочие материалы.

samsebeskazal.livejournal.com-6013.jpg

На стене висят пожелтевшие уже от времени правила парковки в Нью-Йорке на праздничные дни 1990 года.

samsebeskazal.livejournal.com-5994.jpg

Ручки, которыми пользовался Довлатов. Он все писал сначала от руки, а потом перепечатывал на машинке. Рукописные листы выбрасывал. В Нью-Йорке Довлатову очень нравилось, что можно сделать копию на каждом углу и нет необходимости пользоваться копиркой.


samsebeskazal.livejournal.com-5996.jpg

У Довлатова было две книги, в названиях которых фигурируют печатные машинки: ленинградская "Соло на ундервуде" и нью-йоркская - "Соло на IBM". Это художественный прием. Работал он совершенно на других машинках. Первой у него была старая машинка с огромной кареткой, которую прозвали "Мерлин Монро". Ее марку уже никто не помнит. К сожалению, Мерлин упала со стола и разбилась. На следующий день отец Довлатова - Донат отдал ему свою машинку. Это была Олимпия, которой Довлатов пользовался вплоть до своего отъезда из Ленинграда. Ундервуд у него тоже был, но печатала на нем жена Елена. Олимпия не пережила переезда и погибла в Вене в руках Юза Алешковского. Следующей машинкой стала Адлер, которую Довлатов купил в Нью-Йорке у сына сослуживицы жены, через полгода после приезда. Она была почти новой. Именно она на фото. Именно на ней написаны все его американские произведения.


samsebeskazal.livejournal.com-6021.jpg

Еще один кусочек застывшей истории - портфель Довлатова. Внутри до сих пор лежат вещи, которые он туда положил в далеком 1990 году.


samsebeskazal.livejournal.com-6006.jpg

Лучшая биография Довлатова написана им самим: "Я родился в не очень-то дружной семье. Посредственно учился в школе. Был отчислен из университета. Служил три года в лагерной охране. Писал рассказы, которые не мог опубликовать. Был вынужден покинуть родину. В Америке я так и не стал богатым или преуспевающим человеком. Мои дети неохотно говорят по-русски. Я неохотно говорю по-английски. В моем родном Ленинграде построили дамбу. В моем любимом Таллине происходит непонятно что. Жизнь коротка. Человек одинок. Надеюсь, все это достаточно грустно, чтобы я мог продолжать заниматься литературой…“


samsebeskazal.livejournal.com-6027.jpg

Дружеский шарж, на котором Бродский изобразил Довлатова. Тот был очень тронут этим рисунком, но рисовал лучше Бродского и поэтому чуть подправил его для большего сходства.


samsebeskazal.livejournal.com-5992.jpg

Рой Медведев (вики). Рис. С. Довлатов.


samsebeskazal.livejournal.com-6031.jpg

Карикатура на Ленина, нарисованная Довлатовым в 1980 году.


samsebeskazal.livejournal.com-6032.jpg

Рисунок Довлатова с двумя матрешками это все, что осталось от проекта, окрещенного "Русским плейбоем". Матрешки с гениталиями должны были украсить обложку первого номера. Был сделан макет, написаны статьи и подобраны иллюстрации - скарбезные картинки просто вырезали ножницами из американских журналов. Вайль составил англо-русский словарь постельного жаргона. Генис написал пространную статью об эротическом искусстве. Довлатов сочинил лирический рассказ об оральном сексе. Были найдены инвесторы в Филадельфии и даже получен первый чек. На этом судьба Русского плейбоя благополучно закончилась.

.
samsebeskazal.livejournal.com-00084.jpg

Слева над столом, в рамке, висит один из важнейших для Довлатова как для писателя артефактов - ответ Курта Воннегута на его письмо.

Дорогой Сергей Довлатов --

Я тоже люблю вас, но вы разбили мое сердце. Я родился в этой стране, бесстрашно служил ей во время войны, но так и не сумел продать ни одного своего рассказа в журнал "Ньюйоркер". А теперь приезжаете вы и - бах! - ваш рассказ сразу же печатают. Что-то странное творится, доложу я вам...

Если же говорить серьезно, то я поздравляю вас с отличным рассказом, а также поздравляю "Ньюйоркер", опубликовавший наконец-то истинно глубокий и универсальный рассказ. Как вы, наверное, убедились, рассказы в "Ньюйоркере" отражают радости и горести верхушки мидлкласса. До Вашего появления немного печаталось в "Ньюйоркере" рассказов о людях, которые не являются постоянными читателями того же "Ньюйоркера".

Я много жду от вас и вашей работы. У вас есть талант, который вы готовы отдать этой безумной стране. Мы счастливы, что вы здесь.

Ваш коллега --
Курт Воннегут.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments