dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Милева Марич как подруга и жена Эйнштейна. Часть 3.


Брат Милевы, Милош Марич, нянчится с Гансом-Альбертом.
Снимок сделала Милева зимой 1904/5 г., он взят из книги
Джорджа Крстича «Милева и Альберт Эйнштейн».

После окончания Политехникума он просит оставить его ассистентом, но ему отказали — единственному из выпускников, все так или иначе благополучно устроились. За него просила сама Милева. По этому поводу она даже повздорила со своим руководителем дипломной работы (Diplomarbeit) и докторской диссертации (Doktorarbeit) профессором Вебером, к которому хотел пойти ассистентом Альберт.

Об этом весной 1901 года Милева написала своей подруге Элен [2, doc. 109]. Просился он ассистентом и к профессору Гурвицу. В эти же весенние месяцы Альберт пытается получить работу у Оствальда в Лейпциге и у Камерлинг-Оннеса в Лейдене; тоже безрезультатно.</p>

Einstein - Hous

Дом на улице Kramgasse-49, куда 29 октября 1903 года поселилась молодая чета Эйнштейнов.

Лишь с 19 мая по 15 июля 1901 года он отыскал временную работу в технической школе Винтертура в качестве преподавателя математики. Другая временная работа ему перепала Шахфаузене, где он учительствовал с сентября 1901 года по январь 1902 год. В декабре 1901 года он отсылает заявление с просьбой принять его в штат Бернского патентного бюро. 21 Февраля 1902 года он приезжает в Берн, но приступает к работе в Патентном бюро только 23 июля. Альберта взяли с испытательным сроком на самую низкооплачиваемую должность эксперта третьего класса. Его испытательный срок длился дольше, чем у других — до 16 сентября 1904 года. После этого унижения он, наконец, заключил с руководством патентной конторы долгожданный контракт.

Einstein - Hous

Einstein - Hous

Внутренние помещения Дома Эйнштейна

Автор сайта [12] особо подчеркивает тот удивительный факт, что, несмотря на безуспешное окончание Политехникума, Милева всё-таки стала кандидатом в доктора философии, а Альберт — нет. В докторантуру при Цюрихском университете ее устроил профессор Фридрих Вебер — тот самый, который на выпускном экзамене поставил ей невысокую оценку по своему предмету. Тем не менее, он взял Милеву для дальнейшей научной работы, а Альберта отверг как бесперспективного в научном плане молодого человека. В знак протеста против такого решения своего научного руководителя Милева отказалась работать с ним. Потом у нее родилась дочь и началась черная полоса в отношениях с Альбертом.

О трудностях в их любовных взаимоотношениях мы еще поговорим, а пока для понимания их творческих взаимоотношений приведем важные слова, взятые из [12]: «Как ни странно, в то время как Милева была принята в Цюрихский университет в качестве кандидата Ph. D [в доктора философии], Альберт не был принят. В Цюрихе, в течение семестра 1901 года она помогала в лабораторной работе профессору Фридриху Веберу. Альберт тоже хотел стать помощником [точнее, ассистентом] Вебера, но Милева не смогла убедить его [Вебера] принять молодого Эйнштейна. Говорилось, будто этому препятствует то, что жена и муж не смогут серьезно работать вместе в одной физической лаборатории. Милева обиделась и решила прекратить сотрудничать [с Вебером] на самом начальном этапе».

F. Veber, 1943 – 1912

Фридрих Вебер (F. Veber, 1943 – 1912)

Далее события развивались более благоприятно для Милевы. 14 Мая 1904 года у нее родился сын, Ганс-Альберт. С конца июля по начало августа счастливый отец взял отпуск, чтобы все время проводить с сыном и любимой женой-матерью. В сентябре закончился испытательный срок и его, наконец, зачислили в штат Бернского патентного бюро с окладом 3900 швейцарских франков, что на 400 франков больше первоначального оклада, определенного при поступлении его на работу 16 июня 1902 года. Где-то осенью 1904 года Берн посетил отец Милевы, Милош Марич старший, чтобы посмотреть на внука и передать зятю приданое невесты в размере 100 тысяч австро-венгерских крон, что соответствовало примерно 25 тыс. тогдашних долларов.

Крстич со слов Софьи Голубович, в девичестве Галич, сообщает, что Альберт никак не ожидал получить столь огромную сумму от своего тестя и сказал ему, что взял Милеву в жены не ради денег, что он ее страстно любит и она — его ангел-хранитель и вдохновитель [14, с. 112]. В общем, тесть и зять остались друг другом довольны, в семейном кругу тесть часто называл Альберта «наш зять». Прежние обиды, связанные с кознями Полины и Германа Эйнштейн, по-видимому, забылись.

После посещения отца, зимой 1904/5 года в Берн приехал брат Милевы, тогда еще студент, Милош Марич младший. Альберт пропадал на службе в Патентном бюро, а Милева с сыном и братом, когда у того не было лекций, выходила на улицу, чтобы подышать свежим воздухом в местном парке. На прогулку Милева брала с собой фотоаппарат (подарок отца) и снимала им своего сына и брата (один из таких снимков помещен ниже). Милош сдружился с Альбертом еще и потому, что неплохо играл на фортепиано и немного на скрипке; вместе с Альбертом и Милевой они втроем устраивали веселые концерты.

Живя в семье Марич-Эйнштейна в Берне, Милош имел возможность видеть, насколько близки супруги и как дружно они работали. Он говорил, что Милева и Альберт имели привычку работать почти каждый вечер вместе за одним столом, совместно вычисляя, читая и обсуждая научные проблемы. Восприятия, переданные Милошем, совпадают с заявлениями сына Милевы и Альберта, Ганса Альберта, которые были сделаны в интервью Питеру Мичелмору [Michеlmore, 1962], и лично Крстичу, когда тот посетил институт «Йозефа Стефана» в Любляне в июле 1971 года. Эти свидетельства, по мнению биографа, имеет неоценимое значение для истории науки.

Джордж Крстич и Ганс-Альберт Эйнштейн
Джордж Крстич (слева) и Ганс-Альберт Эйнштейн (справа)
Институт «Йозефа Стефана» в Любляне, июль 1971 год.

Крстич, как и многие другие историки, не изучал статьи за подписью Эйнштейна периода 1901 – 1910 года и не мог судить о решающем вкладе Милевы в их написание. Самая первая статья 1901 года была сочинена одним Эйнштейном; она-то и доказывает его полную некомпетентность и неспособность к серьезным физико-математическим исследованиям. Людям, которые лепили из Эйнштейна божественный культ, прятали в архивы или уничтожали письма указанного периода, нужно было не публиковать эту его «ученическую работу». Теперь же у честных исследователей имеется на руках неопровержимое доказательство того, кто именно писал первые статьи, включая ту, за которую он получил Нобелевскую премию. Это была его любящая жена, Милева Марич.



Эван Харрис Уолкер

Уолкер доказывал (он умер в 2006 году), что «специальная теория относительности берет начало в качестве тезиса [докторской диссертации] Милевы, написанного и представленного на рассмотрение профессору Веберу, ее руководителю в швейцарском Политехникуме. Вебер отверг статью!» [13]. С этим трудно согласиться. Милева, как продолжательница статистической теории Максвелла – Больцмана, была матерью квантовой механики, носившей в ее статье 1905 года характер вполне классической науки, но не матерью теории относительности, как формально-спекулятивной догмы (см. начало раздела Почему Марич оказалась в тени Эйнштейна и раздел Милева Марич — мать квантовой механики).

Вебер умер в 1912 году и, видимо, не смог слышать тот шумный успех, который выпал на статьи, написанные Марич и Эйнштейном еще при его жезни. Как бы там ни было, сейчас мы можем уверенно сказать, что работы 1905 года были своеобразным ударом возмездия по его консервативной позиции. Таким образом, молодые авторы революционных работ и любящие друг друга супруги отомстили своему мучителю за все свои унижения.

Лживые историки прошлого века почти никогда не говорили о посещении Эйнштейном Сербии. Между тем, летний отпуск самого успешного, 1905 года Альберт вместе с сыном Гансом-Альбертом и женой провели в Новом Саду. Они остановились в старом доме отца на улице Кисачка 20. Новый дом был построен в 1907 году и по площади намного превосходил старый. Но первый отпуск в Новом Саду из-за тесноты городского дома молодая чета провела в основном на вилле Кула, которая находилась недалеко от села Кач. Здесь же они провели большую часть отпуска 1907 и 1913 года, когда во второй и третий раз навещали родных и близких Милевы, несмотря на то, что перестроенный дом Кисачка 20 был огромен.

Дом на улице Кисачка 20
Дом на улице Кисачка 20, в котором три раза останавливались
Милева, Альберт и дети, когда приезжали в Сербию.

Отец, Милош старший, приезжал на виллу посмотреть на молодоженов в богатой карете, запряженной парой дорогих лошадей. Он подъезжал к главным воротам, расположенным примерно в пятидесяти метрах от пыльной дороги. Основная цель его визита был внук, Ганс-Альберт, которого он обожал и подолгу играл с ним в шумные игры. Другой заботой отца было его большое хозяйство.

Вилла в Куле

Вилла в Куле, расположенная вблизи села Кач.

Помимо жилого дома в Куле находились три больших амбара для кукурузы, кузница, две конюшни, овчарня, сараи для коров, овец и свиней. На ферме разводили также коз и домашнюю птицу. Здесь же находились помещения для семьи управляющего и наемных рабочих, а также многочисленные постройки для инструментов, плугов и прочих сельхозорудий.

Маричи владели обширными землями, были состоятельными и уважаемыми людьми в городе. Крстич довольно подробно перечисляет родственников и многочисленных персоналий так или иначе причастных к Маричам. Например, приятельницей Милевы была Десана (Дезанора) Бала, в девичестве Тапавица, супруга новосадского градоначелника доктора Бале. Она также хорошо знала Сергея Тапавича, казначея города Новый Сад и т.д. [14, с. 124, 127 – 128]. Многие из них свидетельствовали, что «Альберт был в восторге от сельской жизни на ферме; всё для него было интересным; он полностью расслаблялся и отдыхал» [14, с. 127].

Особенно забавно Крстич рассказывает об отношении Эйнштейна к домашним животным, в частности, к овцам и ослу, на котором он любил ездить. Вместе с веселой и жизнерадостной супругой, бодрым и здоровым сыном Альберт часто сидел под большим тутовым деревом и разглагольствовал о науке. Когда все постройки Кулы были разграблены, разрушены и сожжены, это дерево долгое время возвышалось над полями, напоминая о месте, где располагалось имение Маричей. Только совсем недавно, где-то в середине 2000-х годов, его кто-то спилил.

Бюст Милевы Марич

Бюст Милевы Марич-Эйнштейн в Новом Саду (На территории университета). У нее на глаза и уши надета повязка в знак протеста против несправедливого отношения к ней: «Лучше тебе не видеть и не слышать, дорогая Милева, сколько ушатов грязи вылили на тебя эти историки науки».

Можно спорить до бесконечности о степени влияния жены на мужа. Несомненно одно: физические идеи Милевы выглядели более зрелыми и математически завершенными, чем у Альберта.
Это прекрасно чувствуется по первым работам, отсылаемым в Annalen der Physik. К сожалению, заслуги скромной спутницы Эйнштейна до недавнего времени не были оценены по достоинству. Задача нынешнего поколения историков науки устранить несправедливость и наверстать упущенное.


Милева Марич — гений



Фильм большой - длится почти час. Кроме того, он на сербском языке. Так что он на любителя.
Но если вы передвините бар на тринадцатую минуту, там Акимов говорит на русском и поэтому кусок этот понятен.
Лично я его не досмотрел, но сам текст, который Вы прочли про Милену и приведенные в тексте фотографии заменяет по-моему большую часть фильма.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment