dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Милева Марич как подруга и жена Эйнштейна. Часть 2.

Тител — село, где в 1875 году родилась Милева Марич-Эйнштейн

Цюрих — город, где в 1948 году умерла Милева Эйнштейн-Марич

Сегодняшние виды на Тител, где родилась Милева Марич,
и Цюрих, где она училась и провела большую часть жизни.

Все это время ее родители проживали в Руме; в середине мая 1894 года семья переезжает в Аграм (Загреб).

«Как высокоодаренная и успешная ученица, — пишет Маргарет Маурер, — она добилась того, чтобы ее допустили в Королевскую высшую гимназию города Аграма [позднее, Zagreber Knabengymnasium] на правах частной ученицы; она — единственная девушка, которая могла брать уроки по физике (этот предмет изучали только мальчики)» [7]. Понятно, что такое юридическое исключение мог получить для нее отец, который работал в Верховном суде города. Но его возможности были не безграничны. Чтобы продолжить свое образование, Милева вынуждена была выехать за пределы Габсбургской монархии в свободный город Цюрих — первый немецкоязычный город, в котором с 1867 года разрешено было учиться в университете девушкам.

В Цюрих Милева приехала самостоятельно в ноябре 1894 года. Этот город, пропитанный духом либерализма, стал для нее родным (здесь в 1948 году она умрет). По желанию учиться и жажде знаний девушке из Сербии не было равных, в этом отношении она явно выделялась из среды своих сверстниц. С самого раннего детства она показала себя умной, волевой и самостоятельной личностью, решившей посвятить себя интеллектуальной работе. Отец не мог нарадоваться успехам дочери. Он понимал, что его любимица далеко пойдет, никогда не наделает никаких глупостей, поэтому предоставил ей полную свободу действий в реализации своих интеллектуальных способностей.

Старый Цюрих

Современный Цюрих

Старый и новый Цюрих

В Цюрихе Марич начала самостоятельно изучать медицину, планируя стать врачом-психиатром — наиболее модной на тот период профессии. В Цюрихском университете на отделении, где впоследствии будет учиться Карл Юнг, она проучилась один летний семестр. Потом Милева поняла, что профессия врача — не для нее. В конце октября, когда формировалась очередная группа в Цюрихский Политехникум, решительная 21-летняя девушка, прекрасно разбирающаяся в вопросах физики и математики, успешно сдает экзамены и попадает в группу мальчиков-первокурсников, куда со второго раза поступил учиться 17-летний Альберт Эйнштейн. Первую попытку он сделал ровно год назад, в октябре 1895 года, но не прошел испытательные экзамены. После провала он поступил в кантональную школу, дипломом которой давал право поступать в Политехникум без экзаменов. После годичного подготовительного курса его гарантировано зачислили на первый курс.

Эйнштейн с группой учащихся в Аарау, октябрь 1896

Группа учащихся из подготовительной школы в Аарау, среди которых находится и молодой Эйнштейн (сидит крайний слева в первом ряду). Получение в этом учебном учреждении диплома давало право поступления в Политехникум без экзаменов. 29 октября 1896 года Альберт приехал в Цюрих и стал учиться в одной группе с Милевой.

Первый курс Милева Марич закончила вполне успешно, хотя могла бы учиться значительно лучше. Этому есть объяснение: она была «разочарована стандартом обучения по физике» (строка из письма), принятым в Политехникуме. Ей было скучно изучать предметы, связанные с будущей технической специальностью, предназначенной для парней. Милева ожидала большего, мечтала узнать о самой передовой науке, чего, к сожалению, в Цюрихском Политехникуме она не нашла. Жаждущая знаний девушка начала самостоятельно много читать научной литературы, не входящей в программу обучения. Этим своим энтузиазмом она заразила друга, Альберта, который привязался к ней. Чтобы не отстать от нее и как-то завоевать ее внимание, он тоже пытается приобщиться к чтению статей, рассказывающих о последних достижениях физики. Альберт делал это по необходимости, чтобы понравиться своей подруге. До этого проблемы передовой науки и последние открытия в физике его не особенно интересовали. Милева же делала это по зову сердца, из искреннего любопытства. Она добывала знания ради самих знаний, а не ради того, чтобы выглядеть в глазах друга достойно.

Эйнштейн 17 лет и Милева 21 год, коллож из фото 1896 года

Коллаж из двух фотографий 1896 года, когда
Альберту Эйнштейну 17 и Милеве Марич 21 год.
Не нужно быть психологом, чтобы понять, кто из
этих двоих является ведущим, а кто — ведомым.

В качестве доказательства приведем строки из августовского письма 1899 года; в нем Альберт писал Милеве: «Наряду с этим я изучил также прекрасные места из Гельмгольца по поводу атмосферных движений — от страха перед Вами и, между прочим, к собственному удовольствию. Сразу же добавлю, что я хотел бы вместе с Вами просматривать всю историю [физики]... Когда я читал первый раз Гельмгольца, то ничего не мог понять, я не мог поверить, как не могу до сих пор, что Вы не сидите со мной рядом. Совместно работать с Вами я нахожу прекрасным и полезным, работа идет намного спокойнее и кажется мне менее скучной» [2, doc. 50].

Через год Альберт пишет ей: «К исследованию эффекта Томсона, я убежден, нужно подходить иначе... Если бы мы только могли начать сразу же завтра!» [2, doc. 74]. И чуть раньше: «Как мог я только жить раньше, ты моё маленькое всё. Без тебя мне не хватает уверенности в себе, страсти к работе, и жизнь не в радость — короче, без тебя мне и жизнь не жизнь» [2, doc. 72]. Эйнштейн только с ней начал знакомиться с классическими произведениями Гельмгольца, Томсона, Больцмана, Друде, Герца, Кирхгофа, Маха, Оствальда, Планка (эти имена фигурируют в письмах) и обсуждать физические проблемы со своей возлюбленной. Она была его единственной опорой, когда он после окончания Политехникума в течение почти двух лет оставался безработным. Ее родители были богаты и могли обеспечить материальное положение зараждающейся семьи. Впрочем, об этом говорить пока рано.

Гейдельбергский университет

Гейдельбергский университет.

Целеустремленная студентка для получения знаний с передового фронта науки 5 октября 1897 года забирает документы из Цюрихского Политехникума и решает ехать в Германию, в старейший (основан в 1386 году) Гейдельбергский университет, где она слышала об удивительных экспериментах с каналовыми лучами и фотоэлектрическим эффектом, которые проводил будущий лауреат Нобелевской премии (1905) и ярый противник теории относительности, Филипп Ленард. Не отсюда ли проистекает интерес Эйнштейна к явлению фотоэлектричества, за исследование которого в ноябре 1922 году он получит Нобелевскую премию за истекший 1921 год? Однозначный ответ на этот вопрос дается в разделе Милева Марич — мать квантовой механики.

Филипп Ленард

Филипп Ленард

20 октября 1897 года Милева поделилась впечатлениями о содержании прослушанной накануне лекции «хорошего профессора Ленарда», посвященной вопросу теплого движения молекул. Она была поражена большой скорости движения молекул (400 м/с) и малости пути свободного пробега (1/100 от толщины волоса), о чём с удивлением и поделилась со своим другом Альбертом [2, doc. 36].

Тема теплого движения молекул, тесно связанная с так называемым броуновским движением, была актуальна для Эйнштейна, поскольку послужила темой одной из его статей 1905 года, а также темой его диссертационной работы. Кроме того, нужно не забыть упомянуть, что Милева в Гейдельберге прослушала курс электродинамики — главная тема другой работы Эйнштейна 1905 года, «К электродинамике движущихся тел» (см. Как создавалась специальная теория относительности). Осенью 1897 года она посещает математические лекции профессора Лео Кёнигсбергера по эллиптическим функциям и профессора Карла Кёлера по теории чисел, а также изучает аналитическую механику, избранные главы интегрально-дифференциального исчисления [7].

Филипп Ленард на лекции

Филипп Ленард на лекции (крупно)

Демонстрационная лекция в
Гейдельбергском университете
(справа у стены стоит Ленард).

Надо пояснить, что в ту далекую эпоху студенты более свободно переходили из одного учебного заведения в другое, чем сейчас. Профессора не сопротивлялись этому перемещению, когда видели, что студент хорошо учиться и действительно хочет узнать что-то новое, чего нет в данном институте или университете. Это правило распространялось на парней; для девушек всё было намного сложней. Свои молодые силы Марич потратила не только на освоение физических и математических предметов, но и на преодоление жесточайшего сопротивления, связанного с тогдашними предрассудками: считалось, что из женщины не может получиться первоклассный ученый. Это тогда, а что сейчас? Нынешние женоненавистники снова кричат, что Марич приложила не достаточно сил, чтобы стать физиком. Возле мужа, твердят они, первая жена «гениального физика» всегда была только домохозяйкой.

Это, разумеется, не так. Популяризаторы «эйнштейновских достижений» не любят вспоминать самую первую статью Альберта, написанную в 1901 году без помощи Милевы. Это — самая слабая из всех работ, вошедших в его «Собрании научных трудов». Наиболее важные статьи первых лет их совместного проживания были написаны при самом активном участии Милевы. Четыре работы 1905 года, прославившие имя Эйнштейна в веках, были написаны, практически, одной Милевой, во всяком случае, их математическая часть. Альберт же в это время работал в бюро патентов и ему некогда было обдумывать содержание сложных научных концепций, связанных с термодинамикой, молекулярно-кинетической теорией и статистической физикой. Однако всё это происходило после замужества, а сейчас давайте снова вернемся в студенческие годы.

*
*   *

Итак, зимний семестр (тогда год делился на летний и зимний семестры, а не на весенний и осенний, как сейчас) второго года обучения Милева Марич начала в Германии, о чём сообщает Эйнштейну в октябрьском письме 1897 года [2, doc. 36]. Она жадно слушает лекции немецких профессоров, которые по содержанию, ей показались намного интереснее лекций, читаемых в Политехникуме. По письмам видно, что ее захватил открывшийся перед ней мир науки. Старательная студентка так поглощена учебой и исследованиями, что даже забывает отвечать на письма Альберта. Между тем в своем письме от 16 февраля 1898 года он явно показывает, что заскучал, называет ее «маленькой беглянкой» и просит «поскорее вернуться» [2, doc. 39].

Проучившись в Гейдельберге зимний семестр, Милева в апреле 1898 года возвращается назад в Цюрих, но не потому, что ее позвал обольстительный сокурсник, а потому, что в прославленном университете Германии с 1891 года женщины имели право посещать лекции любых профессоров на правах вольнослушательниц, но им не выдали диплом. Милева посещала все положенные лекции и практические занятия, однако невозможность получения аттестата заставило ее вернуться назад в Швейцарию. Ее возврат в Цюрих по времени почему-то совпал с началом, когда Эйнштейн по собственным заявлениям [8] начал заниматься специальной теорией относительности.

Политехникум в Цюрихе (старое фото)

Политехникум в Цюрихе (современное фото)

Виды на Политехникум в Цюрихе (ETH), в котором учились
Альберт Эйнштейн и Милева Марич с 1896 по 1900 год.

Вояж Милевы в цитадель передовой науки, почитатели Эйнштейна не любят комментировать и часто, вообще, забывают о нём сообщить. Зато они охотно рассказывают, как "студентка-дурнушка" разглядела в симпатичном парне будущего гения и мертвой хваткой вцепилась в него. Лакейские биографы всячески подчеркивают хромату и внешнюю непривлекательность Милевы и отсюда делают вывод, будто не он, а она влачилась за ним. Этот вздор проистекает от непонимания психологии молодых людей. Умная, гордая и вполне привлекательная девушка могла бы найти себе партию получше. Но почему не ответить на ухаживания симпатичного молодого человека, который был явно неравнодушен к ней. Отношения между ними развивались медленно. Милева присматривалась к Альберту, долго взвешивала, но после поездки в Германию пошла на сближение. Разумеется, в Гейдельбергском учебном заведении она ощущала себя одиноко и неуютно по сравнению с Цюрихским, но это не было причиной ее возврата.

Старое здание Политехникума

Одна из больших лабораторий Политехникума

Старое здание Политехникума и
одна из его больших лабораторий.

«Предположение о том, что Милева боялась не устоять против чар Эйнштейна, — пишут Картер и Хайфилд, — кажется поспешным. Первое из ее сохранившихся писем к нему написано вскоре после отъезда; очевидно, что Эйнштейн вызывает у нее определенный романтический интерес, но в письме нет и следа той страсти, которой отмечены ее более поздние письма. Письмо Милевы было ответом на четырехстраничное письмо Эйнштейна, ныне утраченное. В ее словах чувствуется кокетливая самоуверенность, но никак не любовное смятение. Альберт велел ей не писать, пока ей не станет скучно, и Милева отвечала: "Я всё ждала и ждала скуки, но так и не дождалась, и не знаю, что с этим делать". Тон ее письма насмешливый. Рассказывая о своем однокурснике, который бросил учебу, по-видимому, из-за неразделенной любви, она замечает, что "так ему и надо", какой смысл влюбляться в наше-то время?» [1, с. 57-58].

Жена Эйнштейна

Милева Марич (Mileva Maric, 1875 – 1948)

Весной 1899 года, их отношения перерастают в настоящую любовь. В письмах он называет ее Долли (Doxerl — маленькая куколка), она его — Джонни. «В августе следующего года, — пишут Картер и Хайфилд, — она стала его "милой малышкой" или "милой возлюбленной малюткой". Но воображение Эйнштейна этим не ограничилось. В разные периоды он называл Милеву своей маленькой колдуньей, своим лягушонком, своим котенком, своим уличным мальчишкой, своим ангелом, своей правой рукой, своим бессменным ребенком, своей маленькой чернушкой и придумал множество вариаций упомянутых имен. Она же была более постоянной, именуя его "Джонни". Это прозвище впервые появляется в том же письме, где в первый раз фигурирует обращение на "ты". Вот оно самое короткое и нежное из всех ее писем.

"Мой милый Джонни,
Потому что ты мне так дорог и ты так далек от меня, что я не могу тебя поцеловать, я пишу тебе, чтобы спросить, нравлюсь ли я тебе так же, как ты нравишься мне? Ответь мне немедленно.
Целую тебя тысячу раз. Твоя Долли".
Ответ на это письмо, если он и существовал, не сохранился» [1, с. 62].

Mileva Maric

«Книжный червь» — злое прозвище, которое
дала мать Эйнштейна первой жене ее сына.

Судя по словам «целую тебя туда, куда ты мне позволишь», любовные отношения между ними были далеки от пуританских и вполне отвечали наступившему фрейдистскому веку. Альберт много написал прочувствованных слов вроде: «приятные воспоминания о том, как счастлива ты была в наш последний день, проведенный вместе, не покидают меня, так что позволь мне поцеловать твой маленький ротик, чтобы не дать уйти этому счастью». Можно подумать, что, находясь вдали от Милевы, Альберт только и думал о ней. Но в это верится с трудом, поскольку он постоянно забывал поздравить ее с днем рождения. Это очень эйнштейновская черта характера: написать любвеобильное письмо и тут же выбросить из головы образ своей возлюбленной.

Mileva and Albert and Hans Albert, 1904

Новорожденный Ганс-Альберт с родителями, 1904.

Родители Милевы смотрят на их любовь вполне благосклонно, так как понимают, что их дочке пришла пора, выходить замуж. Родители Альберта, напротив, взирают на открывающуюся перспективу с ужасом. Невеста безобразна, хромоножка, на четыре года старше сына; она — сущий «книжный червь» (так называла ее будущая свекровь), да еще сербка. Ни о какой женитьбе, считают они, не может быть и речи. Очень несладко приходилось Милеве, немало слез пролила она в подушку, к счастью, вместе с предателем-другом у нее появилась преданная ей подружка.

Ганс-Альберт

Ганс-Альберт с родителями, 1905

Марич с сыномВ 1899 году Милева познакомилась с Элен Кауфлер (Helene Kauffler [Kaufler?]), студенткой из Вены, учившейся на историческом факультете Цюрихского университета, в котором три года назад училась и Милева. Элен получила диплом историка в 1900 году, т.е. когда Милева закончила Политехникум, но без диплома. Вскоре после окончания университета Элен вышла замуж за инженера Миливоя Савича (Milivoje Savic). Он, как и Милева, родом из Сербии, она же, как и Эйнштейн, еврейка. Элен стала самой близкой подругой Милевы, так что их переписка является одним из важнейших источников информации о жизни первой жены Эйнштейна.

Элен Савич (Кауфлер)

Элен Савич (Кауфлер)

Элен Савич (Кауффлер)

Milan Popovic grandson of Helene Kauffler

Семейная фотография с Элен Савич (Кауфлер). Подруга Милевы Марич сидит в центре композиции. Рядом с ней стоит ее дочь, которая является матерью ныне живущего Милана Поповича, выступающего в качестве эксперта в фильме «Жена Эйнштейна».

Милева Марич с сыном Гансом-Альбертом

Милева Марич с сыном Гансом-Альбертом,
1906 год – самая счастливая для нее пора.

Подруги доверяли друг другу самое дорогое, что было у них: личные и семейные тайны, воспитание и содержание детей, а также денежные средства, в которых обе нередко нуждались. Не только внутренне, но и внешне они были похожи: обе прихрамывали, обе не отличались большой красотой, обе имели невысокий рост (153 см) и обе родились в 1875 году. Елена умерла в Белграде из-за пневмонии, в разгар войны (в 1943 г.) после смерти своего мужа, который скончался у себя на родине на три года раньше ее. В Белграде у них осталась дочь.

Милева Марич с Альбертом Эйнштейном и сыном Гансом-Альбертом, 1907

Эйнштейн и Марич с сыном в Новом Саду (1907год)

Уже в начале нового века отношения между Милевой и Альбертом перезрели, но чем крепче становилась между ними любовь, тем большее сопротивление они испытывали со стороны семейки Эйнштейнов. В мае 1901 года она пишет Альберту: «Мой Бог, как прекрасен будет мир, когда ты увидишь меня своей маленькой женой». Она мечтает о создании семьи, рождении детей; образование и наука, естественно, отодвинулись на второй план. Все ее мысли заняты решением проблемы преодоления заслона, возведенного родителями Альберта. «Может быть, появление ребенка заставит предрассудочную мамашу сдаться и согласиться на женитьбу сына, — думала она. — Ждать волевых действий от слабохарактерного Альберта не приходится: поперек желания матери он никогда не пойдет». И решительная сербка, в конце концов, рискнула.

Милева Марич с Альбертом Эйнштейном, 1910

М. Марич и А. Эйнштейн, 1910 год

Зачатие Лизерль (Lieserl) произошло в начале мая 1901 года на озере Комо, что на севере Италии, где они провели три-четыре чудесных дня на отдыхе после долгой разлуки. Назад в Швейцарию они двигались сначала на лодке по озеру, потом на допотопной лошадиной повозке, откуда им открывался живописный горный ландшафт. Весна, на душе праздник, кажется, всё будет хорошо, они вместе будут жить весело и счастливо до скончания века. Милева писала Элен: «Какое счастье иметь снова своего возлюбленного пусть на короткое время; я видела, что он был тоже счастлив!»

Теперь вся надежда на Альберта, он должен собрать волю в кулак и уговорить мать жениться на ней. В конце мая Эйнштейн написал Милеве: «Как же восхитительно всё было в последний раз, когда мне позволили прижаться к твоему дорогому маленькому человечку, который движется по пути, сотворенному природой». В следующем письме звучат вопросы: «Как там мальчик? Как поживают наш маленький сынишка и твоя докторская диссертация?» [11, с. 67].

Mileva Maric с сыновьями, 1914

Милева Марич с сыновьями: Эдуард (слева), Ганс-Альберт (справа).
Фото 1914 года, когда Эйнштейн бросил свою первую жену и начал
приударять за своей кузиной, Эльзой Лёвенталь, его второй женой.

Альберт ждал мальчика, а она надеялась на защиту докторской диссертации. Увы, ожидания не оправдались: «возлюбленный», по сути дела, предал Милеву. Как только забрезжила перспектива стать отцом, он начал избегать ее, выдумывая всяческие отговорки. Его сладкоречивые письма — это сплошной обман. Очень точно подметили Картер и Хайфилд, когда написали: «Читая любовные письма Эйнштейна, начинаешь сомневаться, можно ли их действительно так называть. Скорее это письма человека, который изо всех сил старался быть влюбленным, но давалось ему это с большим трудом» [1, с. 97]. То же самое можно сказать в отношении эпистолярного наследия Фрейда. В любовных письмах к Марте не было ничего настоящего. Он их верстал по письмам-прототипам, написанным когда-то Берте, своей предыдущей возлюбленной.

Эдуард и Ганс-Альберт

Дети Эйнштейна и Марич — Эдуард и Ганс-Альберт.

Из-за полугодичного отсутствия в Цюрихе, когда Милева по собственной инициативе ездила набираться передовых научных знаний в Гейдельбергский университет, у нее в Политехникуме образовалась огромная экзаменационная задолженность. Учебные программы не совпадали, поэтому Милеве пришлось самостоятельно изучать большинство предметов и сдавать их с другой группой. Летом 1900 года она уехала на ферму к отцу в Каче и целыми днями штудировала учебники. Когда лакейские биографы сравнивают экзаменационные оценки Милевы и Альберта, они забывают упомянуть, что все предметы она изучала самостоятельно по учебникам.

Эйнштейн с сыновьями

Эйнштейн с сыновьями: Эдуард (справа), Ганс-Альберт (слева).

Например, геометрию «она прорабатывала по учебнику Фидлера, которому Эйнштейн дал уничижительное прозвище "скрипач" (игра слов, основанная на значении фамилии профессора), и этот предмет особенно повергал ее в отчаянье. Она жаждала узнать, какие вопросы чаще всего задают на экзамене, и очень просит прислать ей конспект лекций. Она определенно боится экзамена. Пишет, что мысль о возвращении в Цюрих вызывает у нее смятение чувств, и спрашивает Альберта: "Неужели тебе меня не жаль?"» [1, с. 68].

Мать Альберта Эйнштейна

Мать Альберта Паулина Эйнштейн

Эйнштейн не имел собственных конспектов и ничем помочь не мог. Вся его поддержка сводилась к шутливым фразам, мол, «хватит глотать книжную пыль», «забивать себе голову этой нудной теорией», не переживай, студенты, с которыми ты будешь сдавать экзамены, намного слабея тебя, а Долли «знает, чего она хочет, и уже много раз доказывала это», демонстрируя «сверхъестественное самообладание» и «здравомыслие».

Он понимал, что ей придется намного тяжелее, чем ему и другим парням, так как преподаватели не простят девушке-студентке, возомнившей о себе бог знает что, долгое отсутствие. Так оно и случилась: только по физике Милева получила ту же оценку, что и Альберт — 5,5 (высшая — 6). По геометрии, которую она изучала по плохому учебнику Фидлера, она получила 4,75. В общем, ее отметки оказались ниже, чем у других студентов группы, однако, повторяем, они не отражали реальные интеллектуальные способности Милевы.

Милева Марич на балконе

Милева Марич на балконе своего дома.
Позади нее кактусы, которые она любила.

Милева и Эдуард

Милева и ее больной сын Эдуард,
которого она и близкие звали Тет.

Милева Марич, Эдуард, Ганс-Альберт и его супруга Фрида Кнехт

Милева Марич (сидит), Эдуард (справа), Ганс-Альберт
(слева) и его супруга Фрида Кнехт (стоит).

Милева с Тетом и Ганс-Альберт с супругой Фридой Кнехт

На переднем плане Ганс-Альберт, в люльке
мотоцикла сидит его жена Фрида Кнехт,
на втором плане Милева с Тетом.

Из-за низких оценок диплом ей не выдали, поэтому она решила сдавать экзамены на следующий год. Однако в 1901 году ситуация на период сдачи выпускных экзаменов оказалась еще сложнее. Мало того, что Милева выпала из общего учебного процесса и по итогам 1900 года в глазах преподавателей зарекомендовала себя неблагополучной студенткой, теперь она была еще и беременна. Альберт, между тем, ни в чем ей не помог. Картер и Хайфилд об этом тяжелом для нее периоде пишут так:

«Милева попыталась пересдать выпускные университетские экзамены в конце июля 1901 года. По-видимому, в ее ситуации на успех рассчитывать не приходилось. Беременность стала для нее серьезным психологическим испытанием и, кроме того, судя по ее письму к Эйнштейну, написанному в самый разгар подготовки, Милеву все время отвлекали мысли о нем, она скучала и не могла сосредоточиться. Она писала ему, что много работает, что ей нужно изучать труды и лекции Вебера, но тут же прибавляла, что "ни одной минуты не проходит" без того, чтобы она не думала о встрече с ним, о том, что "увидит его не в мечтах, а воочию, и осыплет поцелуями, которых так жаждет ее сердце"» [1, с. 106].

Несомненно, Альберт хотел жениться на ней, но его мать сделала всё, чтобы свадьба не состоялась. По этой причине Милева сильно переживала и нервничала. В итоге она получила такие же низкие экзаменационные оценки, как и в предыдущем, 1900 году. Набранные баллы не позволяли ей получить сертификат преподавателя. Основной конфликт у нее был с деканом факультета, профессором Фридрихом Вебером, который, кстати, еще в 1895 году направлял Альберта учиться в кантональную школу Аарау. Он прекрасно знал об их горячей взаимной любви, но считал, что влюбленной парочке хватит одного диплома учителя. С его помощью мужчина вполне в состоянии прокормить себя и свою подругу.

Pauline Einstein (Koch)

Паулина Эйнштейн (Кох)
Pauline Einstein (Koch)
1858 – 1920.

Не станем сейчас рассказывать о конфликте между Милевой и матерью Альберта — это длинная история (см. раздел Смерть и вечная жизнь Милевы Марич). Нет смысла в данный момент касаться также и другого большого вопроса. Дело в том, что еще во время сдачи Милевой экзаменов Альберт писал ей об электродинамике движущихся тел — тема знаменитой статьи 1905 года (см. раздел Как создавалась специальная теория относительности и начало раздела Почему Марич оказалась в тени Эйнштейна). Ясно, что его подруге тогда было не до обсуждения посторонних проблем. Между тем, в споре о соавторстве или авторстве теории относительности молчание Милевы по этому вопросу фигурирует главным аргументом в пользу единоличного авторства Эйнштейна. Пока наметим пунктиром путь, на который позже еще вернемся.

*
*   *

Итак, Милева в отчаянье; беременность всё более и более заметна; она собирает вещи и уезжает рожать в Новый Сад. 27 Января 1902 года у нее рождается девочка. Отец Милевы, написал Альберту письмо, в котором сообщил, что роды прошли тяжело. 4 Февраля тот отправил ответное письмо Милеве как всегда игривого содержания: «Кричит ли она уже надлежащим образом? На кого она больше похожа?» и т.д. Мать Альберта по-прежнему против брака и не желает видеть свою внучку.

Вскоре малютка заболела скарлатиной. Болезнь протекала тяжело и дала осложнения на внутренние органы: сердце, печень и почки. Мичелл Закхейм (Michelle Zackheim) вместе с Марией Докманович (Marija Dokmanovic) провела трехлетние исследования по линии Лизерль и ее матери. Результаты своего поиска она изложила в книге «Дочь Эйнштейна» (издана в 1998 году). Автор считает, что Лизерль прожила 21 месяц и скончалась где-то в середине сентября 1903 года. Это — наиболее вероятная дата, установленная главным образом по письму Альберта, в котором была загадочная фраза: «Я очень сожалею, что случилось с Лизерль. Скарлатина часто оставляет после себя длинный след». Закхейм установила также, что существует немалая вероятность того, что дочь Милевы имела синдром Дауна.

Hermann Einstein

Герман Эйнштейн
Hermann Einstein
1847 – 1902.

Таким образом, все радужные мечты о счастливом браке с любимым человеком, о многодетной семье и, главное, о карьере ученого-преподавателя, кажется, окончательно рухнули. Но вот 10 октября 1902 года в Милане на 55-том году жизни умирает отец Альберта, который на смертном одре, видимо, дал благословение сыну на брак с Милевой. Кроме того, перед Альбертом открылась перспектива получения постоянного места работы в Бернском патентном бюро, которое выхлопотал ему отец Марселя Гроссмана, влиятельный и богатый промышленник, директор завода по выпуску сельхозмашин. Бракосочетание Милевы и Альберта проходило в Бернском муниципалитете 6 января 1903 года, т.е. накануне Нового года по грегорианскому календарю, по которому отмечает этот праздник все православные, в том числе, и Милева. 29 Октября 1903 года молодая чета въезжает в квартиру, находящуюся на Kramgasse-49, где сейчас располагается Музей Эйнштейна (Einstein-Haus).

Einstein and Maric, 1903

Свадебная, 1903 год.

«Теперь я добропорядочный женатый человек, — пишет Эйнштейн своему другу Мишелю Бессо вскоре после свадьбы, — веду с женой очень приятную и уютную жизнь. Она умеет позаботиться обо всем, прекрасно готовит и все время в хорошем настроении» [1, с. 132]. Милева тоже довольна, любит всем сердцем своего супруга и делится с подругой Элен Савич-Кауфлер своими радостными переживаниями: «Сейчас я к нему, к моему сокровищу привязана еще больше (если это вообще возможно), чем когда мы жили в Цюрихе. Он мой единственный друг и товарищ, мне не нужно другого общества, и часы, когда он со мной рядом, это счастливейшее время в моей жизни» [1, с. 133].

Местоположение Дома Эйнштейна на Kramgasse 49

План Берна с указанием местоположения Дома Эйнштейна на Kramgasse-49.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments